Шухмина Вера Алексеевна

Актриса
Шухмина (Унтилова) Вера Алексеевна (1882 - 12.05.1925) - российская актриса. Будучи ученицей драматических курсов Московского театрального училища по классу А. П. Ленского, в сезон 1901/1902 гг. играла роль Пэка («Сон в летнюю ночь» У. Шекспира) на сцене Нового театра в постановке своего учителя. На выпускном спектакле с большим успехом выступила в роли Сюзанны («В царстве скуки» Э. Пальерона). По окончании школы с 1903 г. в провинции. Работала в Товариществе новой драмы В. Э. Мейерхольда, где сыграла Пэка, Регину («Привидения» Г. Ибсена), Марикку («Огни Ивановой ночи» Г. Зудермана) и др. Играла в Ташкенте, Одессе. В 1910 г. дебютировала в Малом театре в роли Клеопатры («Цезарь и Клеопатра» Б. Шоу). Другие значительные роли: Нора («Кукольный дом» Ибсена), Лариса, Глафира, Верочка («Бесприданница», «Волки и овцы», «Шутники» А. Н. Островского), Диана («Собака на сене» Лопе де Веги), Лиза («Горе от ума») и др. С сезона 1922/1923 гг. преподавала актерское мастерство в Студии им. Ермоловой. Погибла в железнодорожной катастрофе.

Из книги Е.Н.Гоголевой «На сцене и в жизни»: Нет книг и статей, посвященных творчеству Веры Алексеевны Шухминой. О ней можно встретить только отдельные отзывы при разборе очередной премьеры. Имя ее не было овеяно громкой славой и не пользовалось особой популярностью. Конечно, оно не стоит рядом с именами корифеев Малого театра. Но мне хочется вспомнить о Вере Алексеевне, рассказать о нашей краткой совместной работе. Имя ее не должно быть забыто в истории театрального искусства.

Шухмина была старше меня. Думаю, она была ровесницей Гзовской и Пашенной. Как и Лешковская, она тоже стояла особняком, не сходясь ни с кем особенно в труппе. Помню, я искренне удивилась, когда однажды М. М. Климов назвал ее Верой. Просто Верой, без отчества, а это было как-то не принято в те годы. Знаю, что Остужев тоже необыкновенно ласково называл ее так, когда они вместе репетировали «Собаку садовника».
Шухмина была женщина серьезная, внимательная, в меру приветливая, я бы сказала, хорошо воспитанная. Внешне — небольшого роста, стройная, некрасивая, с умным лицом и немного грустными глазами. Всегда сдержанная и какая-то немного таинственная. Я не помню ее смеющейся, громко, по-актерски разговаривающей.
Она была очень начитанна, владела в совершенстве несколькими языками. Актеры относились к ней дружески и почтительно. Но особых симпатий своих сверстниц-актрис она не вызывала. Да, мне кажется, и не стремилась к этому: и по культуре и по воспитанию она была намного выше их.

Когда она решила ехать в Париж, как мне сказали — лечиться, я искренне огорчилась. Эта поездка оказалась для нее роковой. В поезде она занимала верхнее место. Какой-то гражданин любезно уступил ей свое нижнее. Совсем недалеко от Москвы, под Новым Иерусалимом, случилась страшная катастрофа. Шухмина погибла, а уступивший ей место человек остался невредим.
Да, такова бывает судьба. Помню, в театре ее жалели, но и говорили, что это лучший для нее исход. Дело в том, что Шухмина была актриса «без перехода», как тогда выражались. И вновь назначенный в Малый театр директор В. К. Владимиров, мне кажется, довольно жестоко заявил ей, что не сможет ее использовать в труппе Малого театра и ей лучше уйти.
Шухмина была слишком горда, чтобы спорить. Она и не стала просить или конфликтовать, а просто ушла из театра и отправилась в свой роковой последний путь.
Я видела ее в роли Верочки в «Шутниках» Островского. Она была полна обаяния, радости и чего-то очень мягкого, девичьего.

Хорошо помню ее Лизу в «Горе от ума». Другая исполнительница, В. Н. Пашенная, играла Лизу необычайно яркой и живой. Лиза Шухминой была написана пастельными красками. Она, конечно, проигрывала рядом с Пашенной, но в ней таилось что-то задушевное — сердечная преданность Софье, природный ум, который влек Лизу к Чацкому, подлинная грусть, что он уехал. «Лечился, говорят, на кислых он водах, не от болезни, чай, от скуки». Да, это была совсем другая Лиза. Но мне с ней легче игралось, я всегда чувствовала ее хорошее отношение лично ко мне, ее доброжелательность партнерши.
А как эта некрасивая, как будто незаметная, маленькая женщина играла обольстительную красавицу Диану в «Собаке садовника». А. А. Санин был буквально влюблен в Веру Алексеевну. Ее манера работать, ее ум, огромное женское обаяние, вкус, культура—все это украшало блестящий спектакль, созданный режиссерской фантазией Санина. Мало было актрис, которые равнялись бы ей в «Собаке садовника». Я ни на минуту не раскаивалась, что отдала ей роль Дианы, так как понимала, что сыграть Диану с таким же мастерством и блеском я тогда конечно бы не смогла.
Очень интересно и обаятельно играла Шухмина Глафиру в «Волках и овцах». Не обладая внешними данными (в то время на это обращалось особое внимание), Шухмина была думающей актрисой, актрисой большого таланта.
Не всем в труппе был по душе триумф Шухминой. Я не верю, чтобы эта актриса не нашла себе места в Малом театре. Было в закулисной жизни что-то такое, чего я по молодости еще не понимала. И мне захотелось теперь, спустя столько лет после ее трагического конца, напомнить о ней историкам театра».