Померанцев Василий Петрович

Актер
Померанцев Василий Петрович (ок. 1736-26.1.1809), актёр. Муж А. А. Померанцевой. В 1766 поступил в Московский публичный театр (антреприза Н. С. Титова). С 1780 в Петровском театре Медокса. Исполнял роли «благородных отцов» в «мещанских» драмах и комедиях. Его игра отличалась искренностью, богатством интонаций, естественностью сценической речи и поведения, тонкой мимикой. Роли: Барон Гартлей и Бар-толо («Евгения» и «Фигарова женитьба» П. Бомарше), Одоардо («Эмилия Галотти» Г. Лессин-га), Простодум («Хвастун» Я. Б. Княжнина), староста Федот и Абрам («Лиза, или Торжество благодарности» и «Великодушие, или Рекрутский набор» Н. И. Ильина) и др. В 1780 преподавал в Моск. воспитат. доме, в 1791—94 обучал крепостных актёров т-ра графа Шереметева. В 1807 оставил сцену.


Как пишет в своей книге «Московский Малый театр. От Московского университета к «Дому Щепкина» О.В.Бубнова, «1780-е годы - время триумфа на московской сцене актера В.Померанцева. Он принес на сцену новые идеи и приемы, обусловленные сентименталистским мироощущением. Патетика возвышенного и достоверность обыденного были в игре актера одинаково убедительны. О нем в своих мемуарах написали С.П.Жихарев и С.Н.Глинка, а Н.И.Ильин написал биографию Померанцева. Восторженные отзывы о нем оставили Н.М.Карамзин и А.Ф.Малиновский. С.П.Жихарев писал об игре Померанцева: «Какая натура, какое чувство, какая простота!» (Жихарев С.П. Записки современника. М.; Л., 1955. С.67). Не в разработке деталей, не в классицистской технике, а в правдивом и естественном выражении чувств была его сила. «В Померанцеве природа доказала преимущество свое над искусством», - писал историк театра П.И.Сумароков (Отечественные записки. 1823. 35. С.394). Характерно описание игры Померанцева в роли Гарстлея («Евгения» Бомарше), сделанное Н.Ильиным: «В простом разговоре Померанцев забавлял зрителя; произнося проклятие над дочерью, он приводил в трепет; прося государя, он заставлял плакать. И все это выражал он без малейшего принуждения; не видно было ни лишнего движения в руках, ни неумеренного возвышения в голосе - все у него было свободно и вольно. Грудь его наполнена была всеми тонами, а глаза изображали все страсти: ярость, горесть и прочие чувства были его собственностью, он располагал ими, как хотел» (Ильин Н.И. Театральное поприще г-на Померанцева // Амфион. 1815. Ч.2. С. 106-107). 22 января 1786 года был дан юбилейный спектакль в честь двадцатилетия со дня вступления актера Померанцева в труппу Московского театра. В «Московских ведомостях» было об этом напечатано объявление Петровского театра. До этого времени таких объявлений не было в газетах. Успех и слава Померанцева продолжались еще в течение двадцати лет. Шушерин, так же как и Померанцев, был актером сентименталистского направления, но игра его резко отличалась от игры Померанцева. Померанцев не был актером характерным, не умел перевоплощаться, а Шушерин в высшей степени владел мастерством перевоплощения».