Львова-Cинецкая Мария Дмитриевна

Актриса
ЛЬВОВА-СИНЕЦКАЯ МАРИЯ ДМИТРИЕВНА (1795–1875), русская драматическая актриса. Актерский путь начала в провинции (Рязань, Кострома). В 1812 ее увидел на рязанской сцене будущий директор императорских театров Ф.Кокошкин. Позднее он помог ей перебраться в Москву и подготовить роль для дебюта (Прелестина в «Мизантропе» Мольера в переделке Кокошкина на сцене Пашковского театра в бенефис П.Мочалова, 1815). Занятия Львовой-Синецкой с Кокошкиным продолжались: с ним она уехала в Петербург, где участвовала в домашних спектаклях. В 1823 (почти одновременно с М.Щепкиным) была принята в труппу Малого театра на первые роли в драме и комедии; дебют состоялся 23 октября в комедии А.Писарева «Лукавин», переделке шеридановской «Школы злословия» (роль Досажаевой). На исполнительскую манеру Львовой-Синецкой большое влияние оказали ее наставники (Кокошкин, а позднее князь А.Шаховской, воспитывавшие свою подопечную в традициях классицизма) и круг людей, собиравшихся в ее гостиной (И.Крылов, Н.Гнедич, А.Грибоедов, П.Вяземский, С.Аксаков, М.Погодин, И Гончаров и др.).

Актриса безупречно владела словом: на концертах успешно выступала с декламацией в сопровождении оркестра. Летописец русского театра П.Арапов свидетельствовал: «...выражение сильных страстей рельефно оттенялось в голосе, в натуральных движениях, в прекрасной мимике Синецкой». Значительное влияние на актрису оказали романтический стиль игры ее многолетнего партнера П.Мочалова и «толкующий комизм» правдиво-реалистичного исполнения Щепкина. Как и Мочалов, Львова-Синецкая пренебрегала характерностью, а ее исполнение (как и игра знаменитого трагика) строилось на контрастах, на переходах от кажущегося спокойствия к бурному выражению страстей.

Для бенефиса Львовой-Синецкой в 1824 Грибоедов в соавторстве с Вяземским написали водевиль «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом», в котором бенефициантка исполнила обе роли – и сестры, и брата. В молодости актриса охотно играла в легких комедиях и водевилях, но в зрелые годы стремилась к драматическим и трагическим образам. Среди ее ролей Мария Стюарт («Мария Стуарт» П.-А.Лебрена, 1825), Агнесса («Школа женщин» Мольера, 1825), Амалия («Тридцать лет, или Жизнь игрока» В.Дюканжа и М.Дино, 1828), княгиня Радугина («Пустодомы» А.Шаховского, 1828), Антигона («Эдип в Афинах» В.Озерова, 1829), Елизавета Валуа («Дон Карлос, инфант испанский» Ф.Шиллера, 1830), Софья («Горе от ума» Грибоедова, 1831), Берта («Прародительница» Ф.Грильпарцера, 1831), Эйлалия («Ненависть к людям и раскаяние» А.Коцебу, 1832), Марина Мнишек («Рука всевышнего отечество спасла» Н.Кукольника, 1834), Анна Андреевна («Ревизор» Н.Гоголя, 1836, первая исполнительница), Гертруда («Гамлет» Шекспира в переводе Н.Полевого, 1837), миссис Пэдж («Виндзорские кумушки» Шекспира, 1838) и др. С начала 1840-х годов переходит на роли благородных матерей и старух: синьора Капулетти («Ромео и Юлия» Шекспира, 1841), графиня Томская, признанная современниками одним из самых блестящих сценических творений актрисы («Хризомания, или Страсть к деньгам» А.Шаховского по «Пиковой даме» А.Пушкина, 1846), графиня Радомирская (Старая аристократка Ю.Коженевского, 1853), княгиня Тугоуховская («Горе от ума» Грибоедова, 1858) и др. В пьесах А.Островского была первой исполнительницей ролей Пелагеи Егоровны («Бедность не порок», 1854), Степаниды («Не так живи, как хочется», 1854) и Бальзаминовой («Праздничный сон – до обеда», 1857). По словам Арапова, «из всех исчисленных драматических ролей заслуженной артистки ни одна не была исполнена на авось...». В 1860 Львова-Синецкая покинула сцену.

Умерла Львова-Синецкая в Москве 3 (15) декабря 1875.

Лит.:
Аксаков С.Т., Литературные и театральные-воспоминания, Избр. соч., М.- Л., 1949, с. 443-44;
Арапов П.Н., М.Д. Львова-Синецкая, Драматический альбом с портретами русских артистов и снимками с рукописей, М., 1850;
«ЕИТ». Сезон 1895-1896, приложение, кн. 1, ШБ , 1896, с. 133-34.