Ермолова Мария Николаевна

Актриса

ЕРМОЛОВА Мария Николаевна (3(15).VII.1853, Москва,- 12.III.1928, там же) — русская актриса. Народная артистка Республики (1920). Герой Труда (1924). Родилась в семье суфлера Малого театра Н.А. Ермолова. В 1862 поступила в Московское театральное училище в балетный класс, но способностей к балету не обнаружила. Почти ежедневно участвуя в массовых сценах в балетах, операх, драмах, Ермолова была свидетельницей творчества крупнейших мастеров театра. В свободные вечера ученицы училища разыгрывали спектакли, в которых раскрылось большое драматическое дарование Ермоловой. В 1866 отец Ермоловой, знавший о страстном стремлении дочери к драматической сцене, поручил ей в свой бенефис роль разбитной девчонки-кокетки Фаншетты в переделанном с французского водевиле «Жених нарасхват» Д.Т. Ленского. Но эта роль не принесла ей успеха. В 1870 Н. М. Медведева, решившая поставить в свой бенефис «Эмилию Галотти» Лессинга, предложила Ермоловой исполнить в этом спектакле главную роль (вместо заболевшей Г. Н. Федотовой). Спектакль состоялся 30 января 1870 и Ермолова, проявившая в трагической роли Эмилии мощный сценический темперамент, удивительную искренность, имела огромный успех. В 1871 Ермолова окончила театральное училище и была зачислена в труппу Малого театра. Однако в первые годы пребывания в театре трагическое, героическое по направленности дарование Ермоловой не получило раскрытия. Ей поручали роли легкомысленных барышень, «простушек» в пустых комедиях и водевилях, роли в примитивных мелодрамах (немногочисленные роли в классическом репертуаре также не соответствовали данным актрисы: Лидочка — «Свадьба Кречинского», Марианна — «Тартюф» и др.). Но исключительный талант молодой актрисы был замечен прежде всего передовой молодежью. Ермолова через свою подругу В. В. Топольскую и близкого знакомого С. И. Васюкова, привлекавшегося к суду по делу революционеров народовольцев (т. н. «Процесс 193-х»), была знакома с прогрессивно настроенной молодежью. Она посещала кружки радикально настроенной интеллигенции, где пелись революционные песни, читались запрещенные цензурой стихи. Среди ее любимых писателей — А. С. Пушкин, Н. А. Некрасов, В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, Д. И. Писарев. Вслед за Белинским, Гоголем, Островским, великими революционерами-демократами она верила в просветительную, морально-этическую силу искусства.



В 1873 Е. исполнила роль Катерины в «Грозе»; в течение многих лет актриса продолжала работать над этой ролью. Ее Катерина, как бы поднимавшаяся над бытом, жила в своем мире мечтаний и любви. Ермолова создала образ прекрасной русской женщины, исполненной внутренней силы, готовности к героическому самопожертвованию, предпочитающей смерть неволе. Тесная связь актрисы с передовыми устремлениями эпохи особенно сильно проявилась в роли Лауренсии («Овечий источник» Лопе де Вега, 1876; пьеса специально переведена для бенефиса Ермоловой С. А. Юрьевым) — девушки из народа, поднимающей восстание против поработителей. «Бывшим на этом спектакле до сих пор памятно то глубокое, потрясающее впечатление, которое произвели и пьеса и игра М. Н. в роли Лауренсии, — писал Н. И. Стороженко, -... когда Лауренсия, бледная, с распущенными волосами, дрожащая от стыда и негодования прибегает на площадь и сильной речью возбуждает народ к восстанию против губернатора, восторг публики дошел до энтузиазма... В этой роли вылилась вполне страстная любовь к свободе и не менее страстная ненависть к тирании, которая охватила собой юную душу артистки. Словно электрическая цепь соединила на этот раз сердце артистки с сердцами тысячи зрителей, и они слились с ней в одном чувстве» («Вместо предисловия», в сб. «Мария Николаевна Ермолова», М., 1905, с. IV-V). Исполнение Ермоловой этой роли превращало сцену как бы в политическую трибуну. Несмотря на колоссальный успех, спектакль по требованию полиции вскоре был снят с репертуара. Роль Лауренсии утвердила Ермолову как крупнейшую представительницу революционного романтизма, выдающуюся трагическую и героическую актрису. Обладая исключительным сценическим темпераментом и фантазией, Ермолова легко воспламенялась сама и умела увлечь зрителей. В то же время вулканические взрывы чувств сочетались в искусстве актрисы со строгой выдержанностью игры, исполненной лиризма, необыкновенной искренности, теплоты, правдивости. Роли Василисы Мелентьевой (о. п. Островского, 1876), Юлии Тугиной («Последняя жертва», 1877), леди Анны («Ричард III», 1878), Офелии (1878); Юдифи (Уриэль Акоста» Гуцкова, 1879) утвердили замечательное трагическое дарование актрисы. Образ Юдифи, созданный Ермоловой, был проникнут гневным протестом против мракобесия.




Сила героического пафоса Е., мощь ее трагедийного дарования наиболее ярко проявились в роли Иоанны Д’Арк («Орлеанская дева» Шиллера). Мечтая об этой роли с ранней юности, видя в образе Иоанны, отдающей жизнь за свой народ, высокий пример долга и любви к родине, Ермолова сама добилась разрешения постановки пьесы Шиллера. В этой роли глубоко раскрылись основные черты искусства Ермоловой: огромная трагедийная сила, героический пафос, патетика, сочетающиеся с лирической, тихой, задумчивой грустью, поэтически окрашенной скорбью. Впервые исполнив эту роль в 1884, Ермолова играла ее на протяжении 18 лет; с годами образ Иоанны приобретал еще большую глубину. Ввиду огромного количества желающих попасть на этот спектакль, представления «Орлеанской девы» с 1893 были перенесены на сцену Большого театра.



Искусство Ермоловой в мрачные годы реакции и деспотии, проникнутое любовью к родине, ненавистью к поработителям народа, воспринималось зрителями как протест против самодержавия. Стремясь к созданию героических образов, продолжая борьбу за утверждение серьезного классического репертуара, Ермолова добилась в 1886 разрешения поставить в свой бенефис на сцене Малого театра трагедию Шиллера «Мария Стюарт» и сыграла в ней главную роль. Образ Марии Стюарт, незабываемый по силе экзальтации, огненности сценического темперамента и трагической значительности, был в то же время полон трогательной грации и величия. Страдания Марии-Ермоловой, незаслуженно подвергающейся оскорблениям, ожидающей несправедливого приговора, пробуждали в зрителях стремление к борьбе за свободу, протест против порабощения угнетенных.




К лучшим ролям Е. принадлежат также Эстрелья («Звезда Севильи» Лопе де Вега, 1886), Федра (о. п. Расина, 1890), Сафо (о. п. Грильпарпера, 1892), Офелия (1878, 1891), Гермиона («Зимняя сказка», 1887), леди Макбет («Макбет», 1896), Волумния («Кориолан» Шекспира, 1902) и др. В 80-90-х гг. Ермолова создала галерею женских образов, главным образом современниц, получивших нарицательное определение «ермоловских женщин». Одним из первых таких образов Ермоловой была учительница Ленина («На пороге к делу» Соловьева) — волевая и нравственно чистая девушка. Раскрывая драматический конфликт между высокими духовными устремлениями сельской учительницы Верочки Лониной и мрачной действительностью старой деревни, Ермолова подчеркивала упорную борьбу своей героини с уродливыми сторонами окружающего ее быта. Главное место в русском репертуаре Ермоловой занимали роли в пьесах Островского. Вслед за Катериной, Василисой Мелентьевой, Юлией Тугиной Ермолова сыграла Ларису (1879); Парашу («Горячее сердце», 1883), Евлалию («Невольницы», 1883) и др.



Лучшая роль Ермоловой в пьесах Островского — Негина («Таланты и поклонники», 1881). «Ее обаятельный, полный прелести облик,- писал Ю. М. Юрьев,- такой простой, скромный, чистый был совершенно свободен от всякой «театральной» специфики, от всякого привкуса кулис» («Записки», 1948, с. 93). Обычную историю русской провинциальной актрисы Ермолова превращала в рассказ о подвиге русской женщины, жертвующей своим личным счастьем ради призвания.



С конца 10-х гг. 20 в. Ермолова все чаще играла роли матерей, страдающих и протестующих против буржуазной морали и ханжества. К этому циклу ролей относятся: Кручинина, фру Альвинг; царица Марфа («Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» Островского) и др. В 1918 Ермолова сыграла роль княжны Плавутиной-Плавунцовой в пьесе Гнедича «Декабрист», ранее запрещенной цензурой; позднее исполнила роль Мамелфы Дмитриевны в «Посаднике» А. К. Толстого.



Одновременно с работой в театре Ермолова часто выступала на концертной эстраде с чтением стихов. В ее репертуаре была гражданская лирика А.С. Пушкина, Ю.М. Лермонтова, Н.А. Некрасова, Н.П. Огарева, И.С. Никитина, Я.П. Полонского и др.



Значение Ермоловой в истории русского и мирового театра исключительно велико. В ее искусстве нашли продолжение традиции Щепкина и Мочалова, обогащенные воздействием идей революционных демократов. Спектакли с участием Ермоловой становились значительным общественным явлением. Заслуги Ермоловой были высоко оценены русским народом. Празднование 50-летия ее сценической деятельности (1920) приобрело характер всенародного события; на юбилейном спектакле Ермоловой присутствовал В.И. Ленин. Ермолова первой получила звание народной артистки Республики. Оставила сцену в 1921.




Была замужем (с 26.01.1877 г.) за кандидатом прав Н.П. Шубинским. Дочь - Маргарита (р. июль 1877 г.), в замужестве Зеленина.



В Москве проживала: в начале 1870-х гг. у Н.М. Медведевой (см.) в Дурновом пер., 21; с начала 1880-х гг. на Б. Молчановке, 22 (дом не сохр.); с середины 1880-х гг. на ул. Сивцев Вражек, 22; с 1889 г. и до конца жизни на Тверском бул., 11.



Похоронена в Москве на старом участке Новодевичьего кладбища. В 1956 г. Большой Каретный пер. в Москве был переименован в улицу Ермоловой (в 1994 г. возвращено прежнее наименование). В 1970 г. в ее московской квартире на Тверском бул. открыт Музей-квартира, с 1986 - Дом-музей (филиал Государственного центрального театрального музея им. А.А. Бахрушина). Ее имя носит один из драматических театров Москвы.




Лит.: Мария Николаевна Ермолова: Письма. Из литературного наследия. Воспоминания современников, М., 1955;

М. Н. Ермолова. Сборник статей А. И. Южина, Н. Эфроса, П. Н. Сакулина и др., Л., 1925; Лучанский М., Ермолова, М., 1938;

Марков П.А., Театральные портреты. Сб. статей, М.-Л., 1939;

Щепкина-Куперник Т. Л., О М. Н. Ермоловой, М.-Л., 1940;

Дурылин С. Н., Мария Николаевна Ермолова. 1853-1928, М., 1953;

М.Н. Ермолова. 1853-1928. Альбом, текст Ю.Дмитриева и М.Рогачевского, М., 1954.

Музалевский М. «Заслуженные артисты императорских театров». М., 2008.