Давыдов Владимир Николаевич

Актер

ДАВЫДОВ Владимир Николаевич (настоящие имя и фамилия — Иван Николаевич Горелов; 7(19).1.1849, Новомиргород, — 23.VI.1925, Москва) — русский актер. Народный артист Республики (1922). Родился в небогатой дворянской семье, отец Давыдова — поручик уланского полка. Учился в тамбовской гимназии, принимал участие в школьных спектаклях, исполняя самые разнообразные (в т. ч. и женские) роли. После окончания гимназии (1866) приехал в Москву. Увлекшись сценой, игрой актеров Малого театра, Давыдов начал брать уроки драматического искусства у известного актера Малого театра И.В.Самарина. В 1867-80 Давыдов играл в провинции (Орел, Саратов, Казань, Воронеж, Астрахань, Тамбов и др.), в основном в антрепризе П. М. Медведева. В этот период Давыдову приходилось выступать в различных жанрах — от трагедии до оперетты, благодаря чему у него уже в молодости выработалась замечательная по гибкости и разнообразию актерская техника. В 1880 Давыдов дебютировал на сцене петербургского Александринского театра и был принят в труппу. Работал в этом театре до 1924 (в 1886 — 1888 играл в театре Корша в Москве), с 1924 был актером Малого театра.



На столичной сцене Давыдов сразу завоевал симпатии зрителей блестящим мастерством, тонким вкусом, художественным тактом. Его творчество отличалось подлинным проникновением во внутреннюю сущность образа, глубиной психологического анализа, ярко выраженной демократической направленностью. Виртуозное владение всеми средствами внешней выразительности, безукоризненная техника перевоплощения в сочетании с органически присущим Давыдову чувством жизненной правды позволяли ему одинаково успешно выступать в комедийных, трагических, водевильных и даже женских ролях. Часто в одной пьесе Давыдов исполнял в разные периоды самые различные роли: в «Ревизоре», например, он играл Бобчинского, Шпекина, Пошлепкину, Хлестакова, Осипа, Городничего, Землянику. Крупнейшие достижения артиста связаны с русской классикой. Давыдов был замечательным исполнителем ролей Фамусова (1879), Городничего; Подколесина и Кочкарева («Женитьба»). Играя роль Фамусова, Давыдов давал обличит. характеристику бюрократа средней руки, чиновника, выросшего на мечтах о «крестишках и местечках». Под маской внешнего благодушия проступала хищническая сущность Городничего. Большое место в творчестве Давыдова занимала драматургия Островского, в произведениях которого Давыдов сыграл свыше 80 ролей. Лучшие из них — Хлынов («Горячее сердце»), Бальзаминов («Праздничный сон — до обеда»), Подхалюзин («Свои люди — сочтемся»), Каркунов («Сердце- не камень»). Островский высоко ценил талант Давыдова и сам поручал ему роли в своих пьесах. Глубокое знание народной жизни и быта сказались в исполнении Давыдовым ролей в пьесах Л.Н. Толстого — Аким, Митрич («Власть тьмы»), 3-й мужик («Плоды просвещения»). Образы крестьян Давыдов рисовал с любовью и теплотой. В Акиме Давыдова бесхитростная простота, порой слабость неожиданно переходили в горькое негодование (заключительная сцена с сыном). После того как Давыдов прочитал Толстому «Власть тьмы», великий писатель спросил актера: «Откуда вы так хорошо знаете тон русского крестьянина?». Давыдов был одним из первых русских актеров, приблизившихся к эстетике Чехова еще до открытия Московского Художественного театра. Художнику целостного, светлого мироощущения, Давыдову были близки чеховские темы гражданской ответственности человека перед обществом и самим собой, обличения пошлости и лицемерия. Мастер простой формы, достигавший в своих сценических образах органической ясности характера, Давыдов в то же время проникновенно раскрывал внутреннюю жизнь персонажа, сложные изменения его психологии. Он сочетал умение крупно, масштабно характеризовать сценического героя с тонкой нюансировкой. Лучшие чеховские роли Давыдова: Иванов (о. п., 1887), Фирс («Вишневый сад», 1905), Чебутыкин («Три сестры», 1910). Не имея возможности выступать на Александринской сцене в пьесах Горького (произведения которого не допускались к постановке в императорских театрах), Давыдов в 1903 году играл роль Луки («На дне») в спектакле-концерте, организованном силами актеров Александринского театра, и роль Бессеменова («Мещане») в выездных спектаклях.



Преемник гуманистической традиций Мартынова, Д., так же как и его великий предшественник, часто обращался к образу «маленького человека». Играя роли чиновника Ладыжкина («Жених из долгового отделения» Чернышева), отставного унтер-офицера Ергачева («Ай да французский язык!» Оникса), Давыдов показывал горе «простых людей», их неустроенность, постоянное унижение, надломленную психологию, вызывал горячее сочувствие зрителей к судьбе своего героя. Тема эта была раскрыта Давыдовым также в образах Мошкина и Кузовкина («Холостяк», 1882, и «Нахлебник» Тургенева), Оброшенова («Шутники» Островского). Неоднократно сравнивая характер дарования Давыдова и Мартынова, критика отмечала, что драматизм Давыдова казался менее напряженным, чем у Мартынова, а комизм содержал жизнерадостную веселость и игривость.



Одна из крупнейших ролей Давыдова — Расплюев («Свадьба Кречинского», 1875), которую он играл в течение 50 лет. Его Расплюев был жалок и трогателен, смешон и отвратителен. В роли Расплюева актер достигал большой силы обобщения, показывал «расплюевщину» как социальное зло, уродующее и губящее человека. Играя роли Гарпагона, Шейлока (1897); Фальстафа («Виндзорские проказницы» Шекспира, 1904), Давыдов не следовал установившимся традициям исполнения, он трактовал их как обыденных людей с противоречивыми чертами характера. Проблема взаимоотношения таланта и мастерства, вдохновения и труда всегда волновала Давыдова Он не признавал ни чистой «эмоциональности», игры «нутром», ни одностороннего увлечения актерской техникой, игры, в которой нет «ни души, ни мысли, ни чувств своих». Обладая незаурядным темпераментом, богатой интуицией, Давыдов никогда не полагался на свое вдохновение, а напряженно и упорно работал. Он говорил: «Путь актера — путь необыкновенно трудный, почему актеру всю жизнь необходимо учиться и совершенствоваться. На сцене недостаточно обладать талантом, это еще только полдела, надо еще уметь и любить работать...» (Вивьен Л. С., В. Н. Давыдов и его школа, в кн.: Записки о театре, 1958, с. 35).



Давыдов был знаком с Островским, Л. Толстым, Салтыковым-Щедриным, Г. Успенским, Чеховым, Григоровичем и другими писателями. Человек большой культуры, Давыдов изучал при подготовке ролей смежные области искусства — литературу, живопись. Тетради его ролей были испещрены заметками, рисунками, эскизами планировок. Обладая редкими голосовыми данными, мастерством сценической речи, Давыдов придавал слову драматурга новые, часто неожиданные, оттенки. Его интонационная разработка образов Фамусова, Городничего, Расплюева отличалась необычайной психологической точностью. Он заложил традиции речевой характеристики, которым следовали впоследствии многие актеры, в т. ч. и деятели советского театра. Последовательным актером-реалистом остался Давыдов и в период реакции, когда увлечение декадентскими течениями коснулось русского театра. Он резко выступал против премьерства, пренебрежения ансамблем. Давыдов много гастролировал. Летом 1918, находясь в Архангельске, актер оказался в районе английской оккупации. Вырвавшись из «архангельского пленения», как сам Давыдов называл эти годы, он в июне 1920 вернулся в Петроград в труппу Академического театра драмы (б. Александринского); играл свои старые роли — Городничего, Расплюева, Подколесина, Оброшенова. В 1920 исполнил в пьесе «Фауст и город» Луначарского роль старика Бунта. Давыдов был выдающимся театральным педагогом, учителем и творческим наставником многих крупных актеров. Театрально-педагогическую деятельность начал в 1883. Преподавал в Петербургском театральном училище. Среди его учеников — В.Ф. Комиссаржевская, Н.Н. Ходотов, А.А. Усачев, Л.С. Вивьен, В.Л. Юренева, К.А. Зубов и др.



Роли, исполненные в Малом театре:

Кузовкин «Нахлебник» И.С.Тургенева

Городничий «Ревизор» Н.В.Гоголя

Каркунов «Сердце не камень» А.Н.Островского

Расплюев «Свадьба Кречинского» А.В.Сухово-Кобылина

Африкан Коршунов «Бедность не порок» А.Н.Островского

Матрос «Матрос» Т. Соважа и Ж.-Ж.-Г. Делюрье




Соч.:

Рассказ о прошлом, Л.-М., 1962;

Письма В. Н. Давыдова. Публикация А. Н. Кочетова, в сб.: Театральное наследство, М., 1956.



Лит.:

Брянский А., В.Н. Давыдов. 1849-1925. Жизнь и творчество, Л.-М., 1939;

Никитин Н., Чехов и Давыдов; «Звезда», 1945, № 5-6, с. 99-102;

Вивьен Л. С., В.Н. Давыдов и его школа, в кн.: Записки о театре, Л.-М., 1958;

Владыкина В., Давыдов, в сб.: Труд актера, вып. III, М., 1958, с. 20-43;

Юрьев Ю., Записки, Л.-М., 1948;

Малютин Я.О., Актеры моего поколения, Л., 1959.