Новости

ЕСЛИ ВЫ ИЩЕТЕ "КЛАССИЧЕСКИЙ ТЕАТР"...

Если вы ищете "классический театр", то сходите на малую сцену филиала Малого театра на Ордынке – там идет новый спектакль Андрея Цисарука по «Доходному месту» Александра Островского. Он показателен в серьезности отношения к материалу. Здесь, прежде всего, случился крепкий и точный разбор драматической ситуации, поддержанный отличной актерской игрой. Режиссер заранее делает главного героя Жадова (Михаил Мартьянов) уже проигравшим. Он знает, что в глазах публики реформаторские речи молодого идеалиста не вызовут в сегодняшнем зале сочувствия. Этим обеспечивается тихий, неплакатный, чисто семейный конфликт: почти гончаровская «Обыкновенная история». Мудрость и такт дяди Вышневского (мощный, темпераментный, крепко сбитый Александр Ермаков с большими руками, основательностью во всем корпусе) и книжное знание подростка, не желающего взрослеть и думать о перспективах хотя бы на завтра. Тут никто не наяривает и не прикусывает удила. Герои знают каждый свой кусок правды и не особо нападают друг на друга, так - наблюдают искоса. А зачем еще приходит в ресторан Жадов, когда знает, что там кутят ненавистные ему люди? Свои люди – сочтутся.

Но парадокс в том, что именно в такой негромкой, бесшумной режиссуре финальная сцена оказывается громом: суд совести, Божий суд может стать куда большей расплатой, чем криминальное разбирательство, которое, видимо, точно так же будет устроено, как коррупционные схемы чиновников. Измена жены Вышневского Анны (Мари Марк), ее разоблачение, в сущности, едва ли педофильски растлевающих способов принуждения к любви, покупка богачем эмоций жарит и жжет Вышневского больше, чем человечий суд. Нет любви в его мире, а какая-никакая любовь все же в семье Жадова приметна. Жадов выигрывает в мнении публики только в финале: молодость чует дух времени, а дядя и Юсов (Сергей Тезов) - уже нет. Молодость хотя бы попыталась что-то изменить, а старость самоуверенна в своем праве на насилие. И вдруг в этом классическом формате Малого театра звучат яростные гражданские правдоискательские интонации, чем особенно ценна русская литература XIX века. Жадов проиграл, но он хотя бы попытался. Еще в этом спектакле ужасно потешный Досужев – в исполнении Дмитрия Марина это такой оскотинившийся, с озверелым взглядом бывший либерал, которого запах денег сделал нечаянно хищником и бандитом. Сам не заметил товарищ, как стал пьяной свиньей.


Павел Руднев


Дата публикации: 20.02.2021