Новости

ЮБИЛЕЙ ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА: ЮРИЙ СОЛОМИН ИГРАЕТ БЕЗ МАСКИ

***

ЮРИЙ СОЛОМИН ОТМЕЧАЕТ ЮБИЛЕЙ

ПЕРСОНА 18 ИЮНЯ 2020 13:52 ТАТЬЯНА ПЕТРЕНКО | ФОТО: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

Юрий Мефодьевич Соломин – человек завидного постоянства. Окончив Театральное училище им. Щепкина, он вернулся в альма-матер преподавать. Придя в Малый театр, служит в нём до сих пор. В 1988 году коллектив выбрал его художественным руководителем, и он остаётся им по сей день, следуя традициям «Второго университета», как со времен Островского называли Малый театр.

Талантливый, яркий, многогранный актёр, в чьей биографии – незабываемые театральные работы: Хлестаков, царь Фёдор Иоаннович, Сирано, Войницкий, Тригорин, Фамусов. Зрители знают его Телегина из «Хождение по мукам», Генриха Айзенштайна из «Летучей мыши», полковника Славина из «ТАСС уполномочен заявить», и конечно, же мужественного разведчика Кольцова из фильма «Адъютант его превосходительства», который сделал неповторимого актёра Юрия Соломина необычайно популярным. «Театрал» присоединяется к поздравлениям актёров.

Анна Терехова, актриса

– Мы снимались с Юрием Мефодьевичем Соломиным в фильме «Чайка». Режиссёром была моя мама, Маргарита Терехова. В молодости Соломин играл Треплева, потом Тригорина, а она предложила ему роль Сорина. Он как нельзя лучше вписался в мамину мечту. На площадке был спокоен, немногословен. Они много разговаривали с мамой, ведь снимались вместе в двух картинах: «Моя жизнь» и «Четвёртый».

Съёмки первой части были на Плещеевом озере в Переславль-Залесском, а второй – в усадьбе Чехова в Мелехово. Путь из Москвы не близкий, но Юрий Мефодьевич приезжал, хотя как у художественного руководителя Малого театра у него была масса дел, а он ещё и преподавал.

Одно удовольствие было наблюдать как он репетирует, как играет, как бережно относится к Чехову. Это дорогого стоит. Когда рядом артист такой величины, хочется тянуться и тянуться до его уровня.

Удивительно сыграна им сцена, когда он просит у сестры за Треплева. Просто до слёз. В ней было всё, что Чехов вложил в свою комедию. Я обожаю, когда артист играет глазами, и в этом Юрий Мефодьевич – непревзойдённый мастер.

Тринадцать лет спустя был показ «Чайки» в Доме кино. Я пригласила актёров. К моей радости, все согласились. Юрий Мефодьевич, отложив дела, перенеся встречи, приехал и сказал с присущем ему юмором и добротой тёплые слова о маме, о картине. Сказал, что этот фильм надо показывать детям, что студенты должны учится на таком материале.

Я желаю ему здоровья и новых работ. Пусть это будет кино, театр или он выступит как режиссёр. У него всё отлично получается.

Сергей Урсуляк, режиссёр

– Юрий Мефодьевич Соломин – один из самых любимых артистов моего детства. Когда вышел фильм «Адъютант его превосходительства, для меня не было артиста лучше. Чуть позже я увидел его в спектакле «Ревизор» в Малом театре. Он был совершенно блистательным Хлестаковым – артист такого разнообразия, такого диапазона, таких возможностей – понял я, будучи ребёнком. Не в таких терминах я это для себя определял, но масштаб Соломина был даже для меня очевиден.

Потом я увидел замечательную картину Марка Захарова «Обыкновенное чудо. Там были хорошие актёрские работы, но по-настоящему шварцовский персонаж в этом фильме для меня – Юрий Мефодьевич. Авторская природа юмора, обаяния, доброты, второго плана переданы им стилистически точно. Он великий актёр.

Когда стал вопрос, кто бы мог сыграть отца главного героя в моём фильме «Исаев», я подумал, что возможность поработать с актёром такой величины, пусть даже на небольшом объёме, было бы для меня счастьем. И я предложил Юрию Мефодьевичу. Он согласился. И несмотря на то, что он артист старой школы, да ещё к тому же руководитель театра, ни разу не показал свою значимость, своё отличие от других артистов. Стопроцентная готовность, идеальное знание текста, поставленной задачи, увлечённость своим делом.

Соломин не работает в театре – он служит театру.

В любую свободную минуту он говорил не о роли, а о своих студентах, о том, как они грандиозно играют. Эта желание заинтересовать ими, выстроить их судьбу, забота о них вызывала у меня восхищение.

Поскольку я прекрасно понимаю разницу между Соломиным и собой, то передаю через артистов Малого театра ему поклоны и с большой радостью принимаю приветы от него и, если сейчас у меня есть возможность через вас признаться, что Юрий Мефодьевич – огромная часть моей жизни, я хочу это сказать.

Я счастлив что у меня в жизни была встреча с таким артистом и человеком.

Ирина Линдт, актриса

– С Юрием Мефодьевичем мы снимались в фильме «Точка кипения», но мне запомнились пробы, вернее съемка пилотных сцен для показа продюсерам. Это любовная история из девятнадцатого века. Пожилой господин влюбляется в девушку, и она отвечает ему взаимностью.

Соломин принадлежит к людям другой эпохи, к артистам, про которых говорят, что они не играют, а существуют в кадре. Он был мягкий, открытый, от него исходило такое движение навстречу, что ты невольно сам раскрывался. Он владеет таким уровнем мастерства, что в работе с ним ты ощущаешь настоящий актёрский кайф. Когда всё по-настоящему, ты понимаешь, что и играть ничего не надо и придумывать ничего не стоит.

Юрий Мефодьевич – один из немногих актёров, которые могут всё выразить глазами. Ты смотришь в эти глаза, а в них такая правда, такая глубина, что всё понятно без слов.

Он замечательный партнёр – внимательный, понимающий. Он изумительный человек – обаятельный, интеллигентный.

Жаль, конечно, что эта работа так и не состоялась, но я бы очень хотела встретиться с ним в другой работе.

https://teatral-online.ru/news/27330/


***


Юбилей его превосходительства: Юрию Соломин играет без маски
"Всегда нравилось его хулиганство"
Помните тему школьного сочинения: «Положительный герой в русской литературе»? В этом смысле Юрий Соломин именно такой и есть. Не в литературе, конечно: он сам пишет свою судьбу.
Положительный герой — казалось бы, это так скучно. Такой правильный, такой хороший, без острых углов, без заусениц. Настоящему артисту никогда не были интересны такие роли. Вот сыграть что-нибудь эдакое, порочное, нетравиальное, оправдать негодника, перевоплотиться в него — тут непаханое поле для эксперимента, твори сколько душе угодно. Но самое удивительное, а главное — редкое, что Соломин чрезвычайно органичен в этой своей правильности, непорочности, неподкупности; кажется, он вообще не врет. Маска приросла?
Вот именно, что не маска. Счастливое совпадение актерского и человеческого — это и есть Соломин. Такое постоянство: одна жена, один театр — Малый, классический (стаж — 63 года!). В позднесоветской жизни он успел побывать министром культуры (правда, заглянул во власть всего на несколько месяцев), а ныне, конечно же, доверенное лицо президента, конечно же, подписался за Крым. Только это его никак не компрометирует, не портит — вот он такой и есть. Здесь Соломин не играет.
Но любим мы его не за это. «Павел Андреевич, вы шпион?» — «Видишь ли, Юра…» — и до сих пор мне мерещатся озорные огоньки в грустных глазах адъютанта его превосходительства. Он тогда стал вторым Штирлицем — вернее, первым: «Адъютант» вышел за четыре года до «Семнадцати мгновений…» Потом будут, само собой, и чекисты, и кагэбэшники, и «ТАСС уполномочен заявить», но Павел Андреевич Кольцов, свой среди чужих, красный на белом фоне (тогда вся страна у нас была красная), — это наш народный герой.
Мне же всегда нравилось соломинское «хулиганство», когда он выходил за рамки своего привычного образа. Недавно пересмотрел «Летучую мышь» — ах, какой он там игривый, легкий, фонтанирующий! Это братский фильм — они с Виталием Соломиным, младшим его прекрасным братом, просто великолепны.
А «Обыкновенное чудо»! Казалось бы, совсем не захаровский актер, но как он прижимается к Екатерине Васильевой, щечка к щечке, как ухаживает за ней! Шалунишка.
Уже много лет Соломин — во главе Малого театра. И это тоже для него очень органично: ну должно же что-нибудь в стране быть незыблемым, глубинным и, да, скрепоносным в лучшем смысле этого уже затертого и высмеянного слова. Малый ему к лицу, и он к лицу Малому. Все совпало.
На днях Юрию Соломину было присвоено и вручено президентом звание Героя Труда. И тут все правильно, награда нашла героя. Восстановленный советский символ вручен настоящему советскому человеку, красному разведчику, адъютанту его превосходительства. И это справедливо!


Александр Мельман, "Московский комсомолец"

https://www.mk.ru/culture/2020/06/17/yubiley-ego-p...


***

Юрий Соломин: с духовной пищей туго в кинематографе. То же самое с музыкой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25.

18 июня народный артист СССР, художест­венный руководитель Государственного академического Малого театра, лауреат Госпремии РФ, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» Юрий Соломин отмечает 85-летие. Все карантинные недели Юрий Мефодьевич строго выдерживал режим самоизоляции, сведя общение с внешним миром к минимуму. Исключение он сделал лишь 12 июня – в День России на По­клонной горе Соломину вручили звезду Героя Труда. Поэтому сегодня мы собрали самые яркие фрагменты из интервью разных лет, которые легендарный актёр и режиссёр давал «АиФ».

Об «элите»

– Я ненавижу слово «элитный». Те люди, которые сегодня считают себя элитой, учились в Советском Союзе, где элитных школ не было. Они выучились за госсчёт, заняли своё место в жизни! А потом: не было ни копейки – и вдруг алтын. Был обычным человеком, а стал миллионером в одночасье. Как такое возможно? И сразу человек меняется, становится «элитой». И дети его учатся в «элитных» школах. Почему сегодня в нашей стране одним достаётся всё, а другим ничего? Кто-то особняки себе в Лондоне прикупает, а другие копейки считают. Мне больно на бабушек смотреть, которые милостыню просят. Это оскорбительно: человек всю жизнь проработал, а пенсия у него такая, что её хватает только на хлеб и лекар­ства. Именно восстановлением социальной справедливости должно заниматься руковод­ст­во страны, чтобы у народа была гордость за Россию.

Что бы я сделал, чтобы изменить ситуацию? Я бы кое-кого урезонил. Нет, не тюрьмой, а скорее экономически, нравст­венно. Не хочешь в России жить – уезжай. Но сначала верни то, что тут взял.

О войне

– Меня волнует, что некоторые страны доходят до абсурда, говоря об итогах Второй мировой войны. Перевирается буквально всё. Уже Россия стала агрессором, а не фашистская Германия. Неужели непонятно, что они несут ахинею?

Я всегда хорошо относился – и сейчас так отношусь – к полякам. Простые люди не виноваты в том, что делают политики. И культура у них всегда была на уровне – польские театр и кинематограф, бывало, занимали одно из ведущих мест в Европе. Но то, что теперь говорят их руководители о Второй мировой, – это уму непостижимо. Во время войны там, в Польше, погибло столько людей: русских, украинцев, белорусов, киргизов, казахов, таджиков. Тысячи могил! Но тех, кто сносит могилы солдат, Бог накажет. Он есть.

То же самое могу сказать и о наших отношениях с Болгарией, Чехией. Как они относятся к нашим памятникам! Мне больно. Я же всё-таки не вчера родился. Я помню, какой вклад внесла наша страна в победу над фашизмом.

О провинции

– Я люблю провинцию – сам оттуда. В Москве я учился в институте, а до этого вся жизнь была в Забайкалье. Там меня всему и научили – как жить, как уважать, как презирать кого-то, как ненавидеть даже.

Слово это – «провинция» – употребляю с любовью и болью за тех людей, которые живут там. И если могу чем-то отдать дань моей родине – это привезти туда настоящий театр, наших актёров. В Читу мы возили премьерные спектакли. Если бы вы видели, как там реагируют зрители!

О классике

– Что значит «современное решение классики», кто-нибудь может мне ответить?! А что такое «по-новому сыграть любовь», кто-то знает?! Нет. Потому что это невозможно. В классике есть всё, что присутствует и сегодня в человеке: доверие и недоверие, любовь, предательство, скандалы, инт­риги. Вот взять Островского. Любое название – это тема! «Волки и овцы» о чём? О людях, естественно! Есть в любом обществе волки и есть овцы.

Классика – она о людях, и неважно, в каком веке живут. Важно, что ими движет. И боли у всех одинаковые. И никуда ты от этого не денешься! Вспомните Шекспира. «Быть или не быть, вот в чём вопрос». Вот вам и всё «современное решение»! Разве создано в драматургии что-то лучше классики? Ну напишите хорошую современную пьесу, будем играть. Но ведь пока что это всё поддавки!

О душе

– Я думаю, что человек – это самое сложное существо в нашем мире. Потому что он обладает душой. Душу можно воспитывать, как и вкус. Причём воспитывать её надо со школьной скамьи. Душа у человека реагирует в любом возрасте, но реагирует только на настоящее. Великая актриса Вера Николаевна Пашенная, у которой я учился в Щепкинском театральном училище, говорила: «Уходя со сцены, оставляйте кусочек своего сердца». И я всегда повторяю её слова своим студентам, это как «Отче наш» для меня. Только тогда ты сможешь затронуть душу человека в зале.

О современном кино

– Я очень люблю старые советские киноленты. А вот новые практически не смотрю. Или же включаю телевизор, когда знаю, что там играют мои ученики.

Что такое детектив? Очень интересное, серьёзное произведение – а не просто ударил, побежал, стрельнул, догнали… Так много бессмысленной стрельбы, убийств в современном кино, постоянные драки, кровь. Мне и правда это неинтересно. Но молодёжь смотрит всё это и копирует. Вот у этих героев теперь учатся дети?! К тому же сейчас актёры гораздо слабее тех, с кем снимался я. Сравниваю старые фильмы и новые – небо и земля.

В современном кино, к сожалению, всё решают продюсеры. С духовной пищей туго сейчас в кинематографе. То же самое и с музыкой. Я уже стал думать, что потерял слух, – не могу запомнить современные песни! А тут как-то послушал песни давние. «Как у Волги у реки, у реки», «Три танкиста, три весёлых друга». Сразу всё вспомнил. Когда пересматривал фильм «Небесный тихоход», сидел и вместе с героями пел: «Ну а девушки, а девушки потом». Петь я с детства люблю – у нас хор был в мужской школе, физик играл на аккордеоне. Мы всегда получали первый приз. Но современные песни разве напоёшь? В них ни мелодии, ни смысла.

А мультфильмы сегодняшние? Иногда по телевизору вижу мультики и не могу своим правнукам объяснить, что это за звери в них такие. Уроды какие-то! Я не против нового, но я – за старое. Помню диснеевского «Бэмби». Этот мультик учил прекрасному. А чему учит современная мультипликация, наводнённая монстрами, даже боюсь предположить.

О собаках

– Я к братьям нашим меньшим с большой нежностью отношусь. У меня три собаки есть и четыре кошки. У своих собак многому учусь. Кстати, я знаю, каково сниматься вместе с псом в кино. Мой Маклай играл пса Пифагора в «Московской саге».

И у моих правнуков уже есть три собаки и одна кошка – это передаётся. (Смеётся.) Очень хорошо, когда у ребёнка есть о ком заботиться. «Ты же хотел щенка? Иди погуляй с ним!» Так в человечке воспитывается чувство ответст­венности. Знаете, очень многое можно сказать о человеке по тому, как он смотрит на бездомных собак и как с ними обращается. Если жестоко, я бы не стал дружить с таким человеком – он никого не пожалеет.

О себе

– Возраст? Силы уходят. Но набираюсь их опять со временем, заряжаюсь, когда вижу хорошее исполнение: будь то музыка, спектакль, балет, футбол или гимнастика. Или, например, ребятишки маленькие в разных телепрограммах – как они отвечают на вопросы, иногда от смеха умереть можно! И такие вытворяют акробатические трюки, что думаешь: господи, какой молодец. Ещё я очень люблю фильмы о животных, слава богу, их много показывают – и наших, и зарубежных.

И конечно, главное в моей жизни – Малый театр. Я счаст­ливый человек. У меня есть Театр-дом.

https://aif.ru/culture/person/yuriy_solomin_s_duho...


Дата публикации: 19.06.2020