Новости

ОН СОЗДАЛ ПРАВДУ НА РУССКОЙ СЦЕНЕ

ЩЕПКИН Михаил Семенович (6(17).XI.1788, с. Красное Обоянского уезда Курской губернии, — 11(23).VIII. 1863, Ялта) — русский актер. Основоположник реализма в русском сценическом искусстве. Великий реформатор русской сцены. Родился в семье крепостного, управляющего имениями графа Г. С. Волькенштейна. В детстве бывал на спектаклях крепостного театра. 15 февраля 1800 впервые выступил в любительском спектакле, поставленном учениками Судженского уездного училища (в котором Щепкин обучался), в роли крепостного слуги Розмарина в комедии «Вздорщица» Сумарокова. В летние месяцы неоднократно играл в театре Волькенштейна. В 1801 Щепкин переходит в Курское губернское училище. В Курске он посещает театр братьев М.Е., П. Е. и А.Е. Барсовых. В 1805, заменяя одного из актеров, Щепкин с успехом исполнил в этом театре роль Андрея Почтаря в пьесе «Зоа» Мерсье. С этого времени он становится профессиональным актером театра Барсовых. В 1816 перешел в харьковскую труппу И. Ф. Штейна и О. И. Калиновского. В 1818 с группой ведущих актеров этого театра Щепкин основывает «вольный театр» в Полтаве, который возглавляет И. П. Котляревский. После закрытия Полтавского театра (1822) Щепкин вновь вернулся к Штейну, державшему антрепризу в Туле. В том же году вместе со своей семьей Щепкин получил вольную (борьба за освобождение Щепкина от крепостной зависимости велась с 1818; в ней принимали активное участие будущий декабрист С. Г. Волконский, П. П. Котляревский, партнеры Щепкина, многочисленные зрители, внесшие свои пожертвования). На провинциальной сцене Щепкин исполнил большое количество ролей самых разнообразных жанров, включая партии в операх и балетах. Его исполнение отличалось искрометным темпераментом, юмором. Уже в этот период, много размышляя над проблемами искусства, наблюдая игру талантливого актера-любителя кн. П. В. Мещерского, актеров театра Штейна — И.Ф. Угарова, Павлова, крепостной актрисы орловского театра Кузьминой (ее трагическая судьба со слов Щепкина описана А. И. Герценом в рассказе «Сорока-воровка»), Щепкин приходит к выводу, что «искусство настолько высоко, насколько близко к природе». Он начинает сознательно утверждать в сценическом искусстве реализм. Лучшие роли Щепкина в провинциальный период: Чупрун и Макагоненко («Москаль-чаровник» и «Наталка Полтавка» Котляревского, обе в 1819), Подслухин («Подложный клад» Ильина), трактирщик Панкрат (комическая опера «Мнимый невидимка» Кавоса), Богатонов («Господин Богатонов, или Провинциал в столице» Загоскина).

20 сентября 1822 Щепкин дебютировал в Москве в роли Богатонова и 6 марта 1823 был зачислен в труппу Московского театра (с 1824 — Малый театр). В Москве реализм Щепкина приобрел характер законченной системы. Формированию взглядов Щепкина способствовали его тесные идейные и дружеские связи с передовыми обществ, и художественными деятелями России (А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, С. Т. Аксаков, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов, Т. Н. Грановский, Т. Г. Шевченко и др.). Щепкин был не только участником первых постановок пьес Грибоедова, Гоголя, Пушкина, Тургенева, Сухово-Кобылина, но и активно способствовал написанию многих из этих пьес, горячо их пропагандировал, добивался снятия цензурных запретов. Сценическая деятельность Щепкина отвечала новым эстетическим требованиям, выдвигавшимся революционной демократией. Высокая сознательность и идейная целеустремленность художественного творчества, отличавшие критический реализм Щепкина, определили его значение как реформатора актерского искусства. Свои лучшие сценические образы Щепкин создал в произведениях русских сатирико-обличительной драматургии. Играя Фамусова (1830), Щепкин изображал представителя чиновной бюрократии, показывал конкретные типические черты этого персонажа; чванство и барская заносчивость крепостника сочетались в его Фамусове с раболепством и угодничеством по отношению к придворной знати. Такой же глубокой жизненной достоверностью и обличительной силой отличался образ Городничего (1836). Исполняя эту роль, Щепкин достигал широкого сатирического обобщения, поднимался до обличения николаевского режима. Сатирические типы дворян были созданы Щепкиным в пьесах Гоголя — «Женитьба» (Подколесин и Кочкарев, 1843), «Игроки» (Утешительный, 1843), «Тяжба» (Бурдюков, 1844).


Другая сторона творчества Щепкина связана с созданием им образов в украинской драматургии; в Петербурге (на гастролях) и Москве он сыграл роли выборного Макагоненко и крестьянина Чупруна («Наталка Полтавка», 1837, «Москаль-чаровник», 1840, Котляревского), передав национальное своеобразие этих персонажей. Играл роли людей из народа: с глубоким драматизмом раскрывал в водевиле «Матрос» Соважа и Делурье трагическую судьбу старого человека, жертвующего личным счастьем ради благополучия близких ему людей. Подчеркивая значение этой работы Щепкина, проникнутой демократическим гуманизмом, Белинский писал: «Торжество его искусства состоит не в том только, что он в одно и то же время умеет возбуждать и смех и слезы, но и в том, что он умеет заинтересовать зрителей судьбою простого человека и заставить их рыдать и трепетать от страданий какого-нибудь матроса...» («Александрийский театр», см. Полн. собр. соч., т. 8, 1955, с. 533). Другой замечательный образ простого человека был создан Щепкиным в пьесе «Жакар, или Жакардов станок» Фурнье (1858), герой которой ремесленник-изобретатель отдает все свои сбережения, труд и талант облегчению тяжелой участи рабочих-ткачей. Гимном труду, патетически и проникновенно звучали у Щепкина слова куплетов, воспевающих подвиг тружеников (когда пьеса сошла с репертуара, Щепкин продолжал исполнять эти куплеты в концертах). В конце жизни его репертуар был пополнен ролями в пьесах И. С. Тургенева, А. Н. Островского, А. В. Сухово-Кобылина. Развивая тему «униженных и оскорбленных», Щепкин с исключительной психологической глубиной показал душевный мир маленького чиновника Мошкина («Холостяк» Тургенева, 1850) и обездоленного старика Кузовкина («Нахлебник» Тургенева, 1862). Та же тема отчетливо раскрывалась в одной из лучших актерских работ Щепкина последнего периода — в роли Муромского («Свадьба Кречинского», 1855). Во всех этих ролях Щепкин показывал не только приниженность своих героев, но и их чувство собственного достоинства. Щепкин во многом был чужд бытовой колорит пьес Островского. Тем не менее он исполнил роли Коршунова и Любима Торцова (1854 и 1855, «Бедность не порок»), Большова («Свои люди — сочтемся», 1861). В образах, созданных им в произведениям Мольера, Шекспира, Пушкина, Щепкина обличал страсть к стяжательству: Гарпагон (1827), Шейлок (1835); Барон («Скупой рыцарь» Пушкина, 1853). При исполнении ролей в пьесах Шекспира, Пушкина ярко проявилось дарование Щепкина как трагедийного актера. Работая на казенной сцене, Щепкин был вынужден играть роли в пустых и бессодержательных пьесах, однако и в этих ролях он стремился утверждать правду жизни.


Законченную систему взглядов на актерское искусство Щепкин выразил в многочисленных высказываниях, письмах, воспоминаниях, в беседах с учениками. Он указывал на необходимость подчинения всего творческого процесса «общей идее», требовал от актера пристального внимания к окружающей действительности. Он говорил, что актер должен не копировать жизнь, а вникать «в душу роли», влезать, «...так сказать, в кожу действующего лица...» (Щепкин М. С., Записки. Письма. Современники о М.С., 1952, с. 250, см. также с. 243-45, 251), т. е. добиваться перевоплощения в сценический образ. В то же время Щепкин настаивал на всестороннем осмыслении исполнителем творческих задач, возникающих в процессе работы над ролью, на тщательной отделке всех ее деталей. Только тогда, по мнению Щепкина, на сцене появится человек живой «не только одним телом», но и «головою и сердцем». Защищая искусство переживания, Щепкин вместе с тем требовал от актера упорного и постоянного труда. Деятельность Щепкина утвердила критический реализм как ведущий творческий метод в русском театре. Герцен писал, что Щепкин «...создал правду на русской сцене, он первый стал нетеатрален на театре...» («М. С. Щепкин», см. Собр. соч., т. 17, 1959, с. 268).


Художеств, принципы Щепкина нашли претворение в творчестве его учеников, выдающихся русских актеров — И. В. Самарина, С. В. Шумского, Г. Н. Федотовой и др. Традиции сценического реализма, заложенные Щепкиным, имели большое значение для развития искусства Малого театра, за которым упрочилось наименование «Дома Щепкина». Сценические заветы Щепкина и проповедуемые им этические принципы послужили основой реалистической системы актерского творчества, созданной К.С.Станиславским. Щепкин часто выступал в Петербурге (Александрийский театр), много гастролировал в провинции. Эти гастроли носили характер пропаганды лучших произведений русской драматургии, реалистического актерского искусства. Среди последователей Щепкина — крупнейшие актеры петербургской сцены и провинции: А. Е. Мартынов, П. В. Васильев, К. Т. Соленик, Л. И. Млотковская, Е. Б. Пиунова-Шмитгоф и др. Богатейшие жизненные наблюдения Щепкина нашли отражение в русской литературе. Его устные рассказы были использованы Н. В. Гоголем, А. И. Герценом, А. В. Сухово-Кобылиным, Н. А. Некрасовым и др. Щепкин оставил воспоминания, начатые им по настоянию Пушкина (заглавие и первая фраза этих воспоминаний написаны рукой великого русского поэта).




Дата публикации: 19.11.2018