Новости

ГЮЛЛЕН НА ПРОДАЖУ

16 ноября на Основной сцене состоялся премьерный показ спектакля «Визит старой дамы» по мотивам трагикомедии Фридриха Дюрренматта. Над проектом работал творческий коллектив из Израиля во главе с режиссером Иланом Роненом, для которого это уже вторая постановка в Малом театре (в 1990 году он выпустил спектакль по пьесе Ж.Б.Мольера «Мещанин во дворянстве»).

Тяжелые времена наступили для жителей города Гюллен – городская казна пуста, заводы и магазины закрываются, безработица процветает, и единственное, что им остается – смотреть вслед уходящим поездам. В такой обстановке тотального обнищания гюлленцы во главе с бургомистром (народный артист России, Александр Клюквин) с нетерпением ждут приезда мультимиллиардерши Клары Цаханассьян (народная артистка России Людмила Титова), бывшей жительнице города, покинувшей родные края нищей и опозоренной. В толпе встречающих и ее бывший возлюбленный, Альфред Илл ( народный артист России Василий Бочкарёв).
Постановочной группе с помощью продуманных до мелочей костюмов (Анат Штерншусс), сценографии (Лили Бен-Нахшон), светового оформления (заслуженный работник культуры России Андрей Изотов) музыкального сопровождения (Эдуард Глейзер) и видеоконтента (Йоав Коэн) выстроила захватывающую череду событий, исследующих темные стороны человеческой природы.


О своем опыте работы с российскими артистами, об актуальности пьесы швейцарского драматурга и её воплощении на сцене Малого театра рассказала постановочная группа.

ИЛАН РОНЕН (РЕЖИССЕР)


-В чем актуальность «Визита старой дамы» сейчас, в наше время?


- Эта пьеса написана Ф.Дюрренматтом в 1950х. В связи с развитием экономики и общества, и как следствия ростом потребностей, мир изменился, но темы, которые были актуальны десятилетия и даже столетия назад, актуальны и в настоящее время. Крупные компании и богачи порой используют власть и деньги не по назначению, они считают, что вправе распоряжаться чужими жизнями и могут манипулировать людьми. Власть над финансовым капиталом развращает сердца и заставляет совершать бесчестные поступки.
В пьесе поднимаются вопросы: какой может быть цена за благополучие, возможно ли купить правосудие, честь и достоинство целого города или же современное общество утратило духовные корни? Мне было интересно посмотреть, как отреагирует молодая публика, найдет ли отражение действительности в постановке.


- В чем заключалась сложность создания спектакля?


- Главным для меня было создать актуальный спектакль об основных тенденциях нашего времени, понятный современному московскому зрителю.
Художественная проблема заключалась в том, чтобы рассказать современную историю в традиционном театре, таком как Малый, а также грамотно использовать все возможности уникальной исторической сцены.
Мы с Лили (сценограф) не представляли, гармонично ли впишется декорация в виде тяжелых металлических конструкций в классический интерьер театра с его убранством: золотой лепниной, бархатными креслами, хрустальными люстрами, а также, насколько удачно она будет сочетаться с другими элементами художественного оформления сценического пространства – костюмами, светом, видеопроекцией. Но надо сказать, что все в целом стало словно логичным дополнением игры актеров и смогло передать процесс пугающего изменения всего сообщества, которое становится жертвой системы и утрачивает свои духовные ценности.


- Как вам работалось с актерами Малого театра?


- Для меня всегда очень важен творческий диалог. Я работал с актерами из Германии и Израиля, которые отличаются от русских. Надо сказать, что в Малом театре очень много характерных актеров. Да, порой было непросто в силу различия языков и менталитета, но поскольку я работал с профессионалами своего дела, мне кажется, что нам удалось найти точки соприкосновения, и это стало особенно ценным.


- Что Вам больше всего запомнилось при работе с актерами?


- Самым необычным открытием для меня стал их интерес к ивриту. Они слушали, когда постановочная группа переговаривалась друг с другом и пытались имитировать звучание и ритм иврита. К своему удивлению в конце совместной работы оказалось, что они уже неплохо на нем разговаривают. Я думаю, это была увлекательная встреча двух миров, двух культур, двух разных подходах к театру – русской с ее давними сценическими традициями и израильского театра, который еще достаточно молод и только создает свой уникальный театральный язык.


- Какой была первая реакция публики?


- Самый лучший и честный критик – это зритель. Я люблю наблюдать за реакцией публики во время спектакля, ведь она всегда неподдельная. Московские зрители поняли иронию, там, где она крылась, и были очень вовлечены в сюжет и в действие, происходящее на сцене. После окончания спектакля многие подошли ко мне и сказали, что постановка заставила их и смеяться и плакать, но что самое ценное - задуматься о том, в каком мире мы сейчас живем.

АНАТ ШТЕРНШУСС (ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ)


- Где Вы черпали вдохновение?


- Моими источниками вдохновения для создания эскизов были лаконичный, но в то же время изящный стиль 40-х годов XX века, а также коллекции британского дизайнера Александра МакКуина. Мне хотелось, чтобы костюмы были одновременно современными, но в то же время воспринимались вне контекста, вне времени.


- Как костюмы отражают черты характера своих персонажей?


- Костюм способен подчеркнуть характер героя. Многие персонажи в этой пьесе идентифицируются по профессии или их роли в обществе («Бургомистр», «Полицейский», «Учитель» и т. д.). Я стремилась создать костюмы и подобрать аксессуары, будь то очки, маленькая сумочка или брошь, не только для того, чтобы зритель смог легко вычислить, кто есть кто в толпе жителей города, но и выделить каждого из них.


- Ваш любимый костюм из спектакля?


- Красный, в котором Клара (Людмила Титова) появляется во втором акте, в сцене второго леса. Он несёт сразу несколько функций: показывает Клару очень элегантной женщиной, и в то же время яркий красный цвет выступает как символ ее желания отомстить. Колор также является частью действия: сочетание красного и желтых оттенков других костюмов помогает создать гармонию цвета, формы и пространства.


- Есть ли детали, важные для раскрытия персонажей и для понимания постановки, которые, как вам кажется, зритель мог не заметить?


- Основная задача костюмов – показать трансформацию, которую проходят герои пьесы. В начале спектакля они предстают в простой поношенной серой одежде, которая символизирует их психическое и физическое состояние, состояние упадка. По мере развития действия желтый цвет распространяется как чума, медленно захватывая в свои сети всех жителей города, начиная от появления в гардеробе героев новых жёлтых ботинок и заканчивая нарядной одеждой гюлленцев в финале спектакля. Желтый цвет, с одной стороны – это символ праздника, богатства, погони за наживой, деньгами и благополучием, но в то же время он олицетворяет процесс морального разложения, предательства, продажности и греха. По сути, цвет становится равнозначным персонажем в пьесе.

ЛИЛИ БЕН НАХШОН (СЦЕНОГРАФ)


- Какого, на Ваш взгляд, значение сценографии в структуре спектакля?


- Сценография — неотъемлемая часть концепции спектакля, основная роль которой заключается не в живописном украшении сцены, а в реализации режиссерского замысла. Оформление сцены представляет собой своеобразный математический алгоритм, включающий в себя пространство, действие, ритм и время, которые посредством линий, цвета, графики, динамики, материала и света превращают сцену в единое театральное пространство.


- Как родилось художественное оформление «Визита старой дамы»?


- Работа началась с диалога с режиссером, в результате которого возникла первичная концепция дизайна сценического пространства. Мы пришли к выводу, что декорация должна быть стационарной, но в то же время очень функциональной. Она дает возможность параллельного действия, а также быстро трансформируется в различные места действия пьесы: это и железнодорожная станция, и городская площадь, и здание суда, и банкетный зал, и лес.
Для создания иллюзии толпы горожан, эффекта массовости мы использовали реальные тени актеров со специально подготовленным видео рядом на заднике сцены. Построенная декорация и видео проекция помогают актерам свободно перемещаться. Также очень важен свет, который преображает любые театральные декорации. Вообще цветовая палитра по мере действия пьесы постепенно меняется и окрашивает всю сцену в желто-золотые оттенки.


-Откуда Вы брали идеи для пространственного решения спектакля?


- Сценография – особый вид искусства, тесно связанный с развитием изобразительного искусства, фотографии, архитектуры, драматургии, музыки, кинематографа, то есть всеми областями творческой деятельности. Для реализации этого проекта я опиралась на фотографии послевоенной Европы, работы архитекторов провинциальных немецких железнодорожных станций, мемуары Стефана Цвейга «Вчерашний мир», исследовала часы на ратушных башнях и вокзалах. Источником вдохновения также послужили современный американский танцевальный театр Pilobolus (Pilobolus Dance Theatre), «Life Shapes» и видеоработы Уильяма Кентриджа (William Kentridge), художника из ЮАР. Все это стало основой для создания мира, в котором живут герои спектакля.


- Как вы оцениваете опыт работы в Малом театре?


- Цельность спектакля невозможна без совместного диалога и взаимопонимания всех авторов, участвующих в его создании. Я хочу выразить огромную благодарность службам театра, всем кто принимал участие в работе над этой постановки – мастерским, пошивочным, постановочной части за их профессионализм, ответственность и отзывчивость.

Эвелина Тимохина, "Малый театр", №6-7


Дата публикации: 13.02.2018