Новости

​СЫН ИГОРЯ ИЛЬИНСКОГО: «ПОСЛЕДНИЕ ТРИ ГОДА ОТЕЦ АБСОЛЮТНО НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ, НО ПРОДОЛЖАЛ ИГРАТЬ НА СЦЕНЕ»

Миллионам зрителей народный артист СССР Игорь Ильинский запомнился по блестяще сыгранным ролям в фильме Григория Александрова «Волга-Волга» и картинах Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь» и «Гусарская баллада». Уже при жизни он стал легендой кинематографа.

Судьба отмерила Игорю Владимировичу 85 лет.
О том, каким он был человеком, «ФАКТАМ» рассказал его сын — известный московский радиоведущий музыкальных программ Владимир Ильинский.


— Владимир Игоревич, вашего отца называли советским Чаплиным. Как Игорь Ильинский воспринимал свою славу?


- Серьезно к ней отец никогда не относился. А по поводу сравнений с великими комиками даже иронизировал. Большинству людей запомнились его Бывалов в фильме «Волга-Волга» и Огурцов в «Карнавальной ночи». Но у отца ведь были и другие роли. В Малом театре, к примеру, он прекрасно сыграл Льва Толстого. И далеко не все знают Ильинского как чтеца. А ведь именно в этом он достиг настоящей вершины. Как он читал гоголевских «Старосветских помещиков»! Как перевоплощался в Пульхерию Ивановну и тут же — в Афанасия Ивановича!

— Говорят, что у Игоря Владимировича был красивейший голубой «кадиллак».

— Да, отец пригнал его из Прибалтики. Этим «кадиллаком» организаторы гастролей рассчитались с ним за серию выступлений. Меня тогда еще не было. Но со слов отца знаю, как он мучился с этим автомобилем. Запчасти к нему в Москве не продавались. И когда машина ломалась, это становилось настоящей катастрофой.
С этим «кадиллаком» связана и такая забавная история. Когда у отца он появился, его стали беспокоить «органы», выясняя, каким образом машина оказалась у Игоря Владимировича. Ведь до того она принадлежала какому-то разоблаченному вражескому агенту.
— Прямо детектив!
— А когда я родился (отцу тогда исполнилось 50 лет), он приобрел черный «ЗИМ». На улицах Москвы эти машины были большой редкостью. Огромная, с откидными сиденьями! В ней могло поместиться семь человек. Я даже запомнил номер «ЗИМа» — ЭВ1054. Отец в шутку называл его Эдуардом Васильевичем. В сильные морозы отец меня подвозил на «ЗИМе» в школу. Позже «ЗИМ» сменила «Волга».
— Игорь Ильинский хорошо водил?
— Поскольку у него уже в 1960 годы были проблемы со зрением, возил его шофер. Но и сам отец ездил неплохо. Проблем с милицией никогда не возникало. «Иногда меня останавливают, — говорил, — просто, видимо, потому, что хотят пообщаться с Ильинским».
— Вашими соседями по подмосковной даче были Любовь Орлова и Григорий Александров, Леонид Утесов, Исаак Дунаевский. Отец с ними дружил?
— В нашем поселке Внуково действительно жило много известных людей. Но с названными вами знаменитостями отец близко не общался. Иногда приходил к нам сын министра иностранных дел СССР Андрей Громыко, чтобы понаблюдать за игрой в теннис. У нас во дворе отец оборудовал корт. Бывало, папа играл и с многократным чемпионом СССР по теннису, спортивным комментатором Николаем Озеровым.
— В книге «Сам о себе» Игорь Ильинский писал, что в его жизни менялись театры и съемочные площадки, но всегда оставался каток на Петровке, 26.
— Он назывался «Динамо». Когда я учился в младших классах, мы с отцом ходили на этот каток несколько раз в неделю. Как сейчас вижу картину: мы идем по улице, под ногами хрустит снег. У отца в руке чемоданчик с несколько старомодными коньками, у меня — свой, маленький. Мы переодевались в раздевалке, выходили на каток, где все светилось, гремела музыка. Отец изумительно катался на коньках. Выделывал на льду фигуры — «восьмерку», «кораблик». И я очень любил кататься на коньках. Это одно из самых ярких воспоминаний детства.
Отец был спортивным человеком. Ходил на лыжах, плавал. Пока зрение совсем не отказало, играл в теннис. И меня практически всегда обыгрывал. Теннисный корт на даче зимой мы заливали водой и играли в хоккей. Иногда к нам, мальчишкам, присоединялся отец.
А еще он играл с нами в настольный «пуговичный» футбол. На разлинованной картонке расставлялись игроки — «пуговицы». Самая маленькая — мяч. Нажимаешь на свою пуговицу расческой, и она бьет по маленькой пуговке-мячу. Задача — загнать эту маленькую пуговку в ворота… Мы разыгрывали целые чемпионаты! Отец охотно соглашался с нами играть, часто проигрывал. Вел себя с нами абсолютно на равных.
— С удивлением узнала, что в фильмах Игорь Ильинский сам, без каскадера, выполнял сложнейшие трюки…
— В фильме «Когда пробуждаются мертвые» есть сцена, где он бежит от кондуктора по крышам вагонов движущегося состава и перепрыгивает с одного вагона на другой. Когда поезд вдруг ушел под мост, отец, схватившись за ферму моста, висел минут пять без всякой страховки на высоте четырех-пяти метров — до тех пор, пока поезд не вернулся назад. И еще несколько минут — над проходящим составом.
— Невероятно.
— А помните эпизод, когда в «Волге-Волге» Бывалов со второй палубы теплохода прыгает в воду? Должна была прыгать и Любовь Орлова, но вместо нее поручили это сделать профессиональной пловчихе. Съемки проходили в октябре, вода была уже очень холодная, и спортсменка дублировать Орлову отказалась, пришлось искать другую дублершу. А отец прыгал сам. Причем дважды! Первый раз снять прыжок не получилось — «заела» камера. А второй раз режиссер усложнил задачу. Чтобы сцена получилась более комичной, Игорь Ильинский должен был не просто прыгнуть в воду, а перебирать ногами в воздухе, будто продолжает бежать. Этот дубль и вошел в фильм.

— Сыграно виртуозно!
— Была еще одна опасная ситуация. В фильме «Человек ниоткуда», в котором играет Сергей Юрский, первоначально снимался отец, но потом отказался. Как-то во время съемок отец оказался на памятнике — верхом на коне вместе с Юрием Долгоруким (памятник находится на Тверской улице в Москве). Отец вспоминал, как не на шутку испугался: «Я посмотрел вниз и понял, что если вдруг свалюсь с такой высоты, то шансов выжить не останется». Он испытал такой стресс, что даже не помнил, как его оттуда сняли.
— Игорь Ильинский был человеком верующим?
— Да. Но в церковь не ходил, посты не соблюдал. Правда, у него был знакомый священник. Меня крестили. Когда я был маленьким, отец сказал мне: «Володюшка, помни и знай, что Боженька находится в твоем сердце. Он тебе всегда подскажет, как себя вести в той или иной ситуации».
— Случались ли в жизни Игоря Ильинского чудеса?
— В детстве на спинке родительской кровати я увидел выщербленность. Такая же была рядом на шкафчике. Я спросил отца, что это такое. И он рассказал историю, что как-то (было это до моего рождения) через окно на третьем этаже, пробив штору, свернутую жгутом, влетела пуля. Она ударилась о спинку кровати и срикошетировала в шкафчик, а затем — в стену. Чудо, что ни мама, ни отец от этой пули не пострадали. Их не было в момент выстрела в комнате. Отец обращался в милицию. Но стрелявшего не нашли.
— Как познакомились ваши родители?
— У отца это был второй брак. Первая его супруга Татьяна Ивановна умерла от тифа. Похоронена на Внуковском кладбище — недалеко от дачи. И отец на протяжении всей жизни летом каждую неделю приносил ей на могилу полевые цветы.
А познакомились родители вот как. Вместе работали в Малом театре. После смерти первой жены папа вел достаточно уединенный образ жизни. Объединило родителей… одиночество. Мама тогда приехала в Москву из Тамбова, и ее едва не выслали из столицы обратно, так как у нее была немецкая фамилия Битрих. Ее вызвали в «органы» и сказали: «Вы что, с ума сошли? У нас война с фашистской Германией, а вы с немецкой фамилией собираетесь играть в театре?» И потребовали покинуть Москву в 24 часа — ехать обратно в Тамбов.
Мама рассказала в театре о сложившейся ситуации. Начальство ее успокоило: «Вы репетируйте, а мы этот вопрос решим!» И каким-то образом все уладили, но попросили взять псевдоним. Так она стала Еремеевой. Первым человеком, который поздравил ее с дебютом, был Игорь Ильинский. Как-то они разговорились. Мама поведала отцу свою боль о том, что репрессировали ее двоюродного брата и он погиб. Оказалось, папа был в молодости с ним знаком и очень близко принял его гибель к сердцу. С тех пор родители почувствовали друг в друге родственные души.
— Какая у родителей была разница в возрасте?
— Двенадцать лет. Всю жизнь у отца и мамы были очень теплые отношения. Хорошо помню его глаза, когда он смотрел на нее, обнимал и говорил: «Моя Танюшенька». Мама была замечательной хозяйкой, фантастическим кулинаром. Любимым тортом в нашей семье был «Бовари». В его основе безе, как в «Киевском торте», который мне всегда очень нравился, и кофейный крем с орешками. К слову, названия всех тортов связаны с названиями спектаклей.
Бефстроганов, котлеты, салаты у мамы получались такие, что нельзя было оторваться. Консервировала грибы, варила варенье… А ее капустный пирог я мог весь съесть в один присест. Все было настолько вкусно, что представить отца, идущего обедать или ужинать в ресторан, просто невозможно. Он очень любил нашу квартиру и простенькую довоенную дачу.
— Какой фильм с участием Игоря Ильинского у вас любимый?
— Помню, как всей семьей мы ходили в кинотеатр на премьеру «Карнавальной ночи». Я был еще ребенком. Мама спросила, понравилось ли мне. Но я молчал. Огурцов, которого сыграл папа, мне казался чудовищем. Он всем мешал! Мама же объяснила, что это просто такая роль. А я даже придумал тогда папе прозвище Мешалкин. Любимая отцовская роль у меня — Кутузов в «Гусарской балладе». На эту роль Ильинского утверждать не хотели, видя в нем исключительно комика. Но Эльдар Рязанов прибег к хитрости. Снял Ильинского, а потом заявил, что зима закончилась и уже нет натуры для пересъемок.

— В Киеве Игорь Ильинский бывал?
— Конечно. В 1965 году родители с Малым театром поехали на гастроли в Киев и взяли меня с собой. Сильнейшее впечатление на меня произвели Владимирская горка и цветущие каштаны, которых я раньше никогда не видел. Киев мне очень понравился.
— Правда, что в последние три года жизни Игорь Ильинский абсолютно ничего не видел?
— Да. Зрение ослабело, после того как в молодости отец переболел тифом. Кроме того, он много снимался, и яркий свет софитов тоже в какой-то степени сказался. Отец обращался к врачам, перенес операцию. Но ничего не помогло. В последние три года не мог различить день и ночь, не понимал, где находится: на даче или в московской квартире. Но продолжал играть на сцене. За кулисами всегда зажигали лампочку, чтобы он уходил на ее свет.
— Умер Игорь Ильинский 13 января накануне старого Нового года.
— Отец очень любил этот праздник. Больше, чем 31 декабря. И вообще любил цифру тринадцать. Когда покупал билет на поезд, у него обязательно было тринадцатое место. И вот так эта цифра ему «аукнулась». Умер отец в больнице. По телевизору как раз шла «Карнавальная ночь». Сообщение о его смерти стало для меня страшным ударом. Я был уверен, что он вернется из больницы, куда лег поправить здоровье.
— Что бы вы сказали вашему отцу, если бы сегодня он мог вас услышать?
— Я самый счастливый человек, потому что моя работа радиоведущего музыкальных программ совпадает с моим увлечением с юности. И этим я обязан отцу, который когда-то привез мне с гастролей пластинку «Битлз».
Родители всегда во всем меня поддерживали. Когда, к примеру, я увлекся в 14 лет хоккеем, отец попросил Николая Озерова «выбить» мне настоящую экипировку и такую клюшку, которыми играла сборная СССР. Это была фантастика! Все хорошее связано у меня с отцом. Он во всем мне дал старт.


Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ», 10.08.2016


Дата публикации: 17.08.2016