Новости

​«ХУЛИГАН, ГОСПОДИ!»

О сегодняшнем юбиляре беседуют ведущий редактор Творческо-информационного центра Малого театра Ольга Петренко и заслуженный артист России Дмитрий Кознов.


- Я когда-то с Алексеем Сергеевичем делала интервью, и он сказал: «Мне даже одно время хотелось разбить перегородку, отделяющую 32-ю и 33-ю гримёрки» (в 32-й гримерке на основной сцене гримировался сам Алексей Кудинович, а в 33-й – Дмитрий Кознов – прим. ред.). Посему давай поговорим с тобой не только как с партнёром по сцене, но и как с другом. Вот что это за феномен такой – Алексей Сергеевич Кудинович?


- К сожалению, я играю с ним не так часто, как хотел бы. У нас с Лёшей была общая роль – Пугачёв в «Капитанской дочке», очень жалко, что спектакль не пошёл. Это, как ты помнишь, драматическая опера. Лёха на редкость музыкальный, блистательно играл на гитаре, у него замечательный бас. Он же сам не огромных габаритов человек. Но величина – она не в габаритах. Почему Лёша играет в «Своих людях» Большова, например; почему играл Пугачёва? Потому что он масштабная личность. Я его знаю очень давно. С самого начала дружу с ним, хотя у нас достаточно приличная разница в возрасте. Ну, это всё нивелируется с годами.
У Лёхи были гениальные родители, вот об этом нельзя не сказать. Типичная послевоенная советская семья в самом лучшем понимании слова. Они жили очень тяжело, но всегда были счастливы. Замечательный отец, настоящий герой войны – израненный весь, инвалид, но благороднейший человек, и тоже хулиган, по-моему. Матушка была нежнейшей души, ласковая, просто ангел Божий. Царствие им небесное.
Лёха, конечно, человек уникальный. Настоящий мужик, мужчина. С одной стороны, он гордый, но это ни в коем случае не гордыня. Он всю жизнь терпеть не мог и очень долгое время от этого страдал, когда на него давили. С режиссёрами было много столкновений. Он всегда пытался докопаться до самой сути: для чего эта пьеса? Ради чего? Что этот персонаж делает? Масса таких вопросов, которые не все, даже очень хорошие режиссёры, любят. Хотя это по школе. Лёшка – человек, безусловно читающий и копающийся, у него по-своему голова работает, у него «своё». Если это «своё» начинают неоправданно «пригибать», то тут возникает целый букет. Алексей Сергеевич может стать большой головной болью этого человека, что и случалось. Но, с другой стороны, он очень добрый во всём. И в творчестве – он любит одаривать и партнёров, и зрителя. И в жизни – сколько Лёша людям помогает, и молодым ребятам, когда они приходят. Он не преподаёт, но к нему за советом обращаются очень многие студенты и молодые артисты. Какими бы ни были его звания и года, человечески он не менялся – только в лучшую сторону укреплялся! И от этого идёт желание помочь, поделиться последним куском хлеба. Я должен сказать, что он способен во всём, талантливый человек – он талантлив везде. Конечно, его отличает колоссальная ирония и самоирония – для артиста и человека это просто необходимо.


- И крайне редко бывает в артистической среде.


- Да, потому что даже очень весёлые люди порой болезненно воспринимают критику, какие-то небольшие подначки и так далее. Лёшка в этом смысле всегда радуется. Настоящий хулиган, но других не обижает, тактичный. Конечно, он может похулиганить и на сцене, но он умеет это оправдывать. Придумает что-то, и все смеются, веселятся. В общем, жить спокойно не даёт! И я Алексею Сергеевичу, Лёшеньке, желаю такой же насыщенной, интенсивной жизни, весёлой и творческой во всех отношениях, чтоб ему было хорошо.


- Давай вернёмся к Пугачёву. «Капитанская дочка» уже давным-давно в Малом театре обросла легендами. Скажи, в чём уникальность работы Кудиновича?


- Сила в нём была, сила. Вообще Пугачёв-то был небольшого роста, очень крепкий. Крепко сложённый, сильный духом человек.


- Пугачёв давно уже мифологизировался в нашем сознании, как Чапаев.


- Конечно, безусловно! Но вот, мне кажется, Лёше удалось передать авторский замысел. Пугачёв получился очень разным. Он и с юмором, жестокость такая азиатского плана, и юродство – всё это было в роли.


- В Малом театре есть такое понятие «великие старухи». А Кудиновича так и хочется назвать «великий старик». Он ведь Богдана Курюкова в «Царе Фёдоре Иоанновиче» сыграл 25 лет от роду. И так с тех пор и повелось, что когда нужен какой-нибудь старик – характерный, героический – вполне ещё молодого Кудиновича окунают в нафталин…


- Мне кажется, это скорее, амплуа. Во «Власти тьмы» он очень глубоко играет.


- Да, но ещё вспоминаются «Три сестры». Когда вышел спектакль, ему было 50 с мелким хвостиком. Так практически во всех рецензиях особо упоминали Галину Яковлевну Дёмину и Кудиновича – и его причисляли к артистам старшего поколения. «Как работают мастера!». Галина Яковлевна, которой на тот момент было к 80, и юный по сравнению с ней Алексей Сергеевич.


- Мне кажется, сейчас ему надо молодые роли давать – постричь, бороду сбрить. Он тебе всё что угодно сыграет!


- Прямо какая-то мистика – хорошие роли он начал получать как раз тогда, когда стал входить в возраст. Сейчас вы снова играете одну роль на двоих – купца Большова в спектакле «Свои люди – сочтёмся!». И как?


- Я смотрел много раз!


- Каковы впечатления? Вы что-то друг другу подсказываете?


- И текст тоже!


- Кто бы сомневался. Наставляете как-то на путь истинный?


- Конечно, обсуждаем. Но ты понимаешь, у нас так было, ещё когда мы репетировали «Капитанскую дочку». Нам даже легче подсказать друг другу, потому что мы очень разные. Я, например, не могу пользоваться его красками, это будет не совсем органично. Соответственно, я с удовольствием отмечаю, что они есть у него. А так мы максимально внимательны друг к другу.


- Ты сейчас с Алексеем Сергеевичем в «Недоросле» вместе играешь. Какие ощущения от него как от партнёра?


- Хорошие. Хулиган, Господи! Я хулиганов люблю.


- И напоследок – твои пожелания дорогому юбиляру.


- Лёха! Живи, вот сколько живётся – с удовольствием! Чтоб мы с тобой играли все вместе, чтоб чаще встречались. Уважал, уважаю и уважать буду!


Дата публикации: 02.03.2016