Новости

​МАТЬ УРАГАНА И «БОЛОТНЫЙ» ЖИТЕЛЬ

В Минске закончились гастроли Государственного академического Малого театра. Старейший театр Москвы, хранитель традиций психологического реализма показал на сцене театра имени М. Горького два спектакля — “Волки и овцы” и “Свадьба! Свадьба! Свадьба”. Показы прошли при аншлагах, а в постановках блистали звезды Малого, в том числе народные артисты России Борис Невзоров и Людмила Полякова.


Так сложилась карьера этих актеров, что оба они снимались в культовых для белорусского кино картинах. Невзоров сыграл Евхима в знаменитой ленте Виктора Турова “Люди на болоте”, которая получила Госпремию СССР. “Мне премию не дали, видимо, был еще слишком молод”, — шутит актер. Тем не менее обиду Невзоров не затаил и после этих съемок сотрудничал с Туровым практически в каждой последующей его картине.



Людмила Полякова украсила своим мощным актерским темпераментом военную драму Ларисы Шепитько “Восхождение”, снятую в 1976 году по повести Василя Быкова “Сотников”.


В 1977 году на Берлинале лента получила главный приз — “Золотого медведя”. Кинематографический язык Шепитько признали новаторским. После “Восхождения” у Поляковой была еще одна работа с Шепитько в фильме “Прощание”. На съемках этой картины Лариса Ефимовна погибла в автомобильной катастрофе. Экранизацию повести Валентина Распутина “Прощание с Матерой” доснял ее муж Элем Климов.


— Климов немного переделал сценарий, перетасовал актеров, — вспоминает Людмила Петровна. — На тех съемках я поработала с вашей Станютой. Стефания Михайловна и в жизни, и на экране была удивительной!


В 1990 году Полякову снова пригласили в Беларусь. Знаменитый оператор Юрий Марухин решил попробовать себя в режиссуре и предложил Поляковой главную роль в фильме “Мать урагана” по Владимиру Короткевичу:


— Я стала той самой матерью урагана. Время было смутное, странное. И для меня те съемки были мукой, — смеется актриса. — Объясню почему. В какой-то момент решили, что играть я должна на белорусском языке. Это прекрасный язык, он мне очень нравится, но себя не переделаешь. Мне дали учителя, я немного освоилась, однако, как только звучала команда “Мотор!”, все равно говорила только по-русски. Не могла себя перебороть. И ничего нельзя было сделать. Жаль, что фильм почти никто не заметил. Он получился очень интересным, историческим. Но уже начиналось малокартинье 1990-х. Сегодня я тоже иногда работаю в Минске, в павильонах вашей киностудии снимаются многие российские сериалы. Были съемки по детективам Александры Марининой. Всегда с нежностью приезжаю в Минск и знаю его наизусть.


Сегодня “старики” Малого театра в любой момент готовы ринуться в интересный проект, сотрудничать с молодыми талантливыми режиссерами. Только дайте простор для творчества! Как обогатила, например, своей ролью деревенской колдуньи Собачихи фильм “Бумер” Людмила Полякова. Съемки в нем она вспоминает со щемящей нотой:


— Я никогда не забуду “Бумер”. Но меня почему-то озвучила другая актриса. После этого попросила режиссера Петра Буслова больше мне не звонить. К сожалению, половина съемочной группы “Бумера” потом погибла на съемках картины Сергея Бодрова “Связной” в Кармадонском ущелье. Погиб феноменальный оператор Даниил Гуревич. У него как раз родился сын. У нашего коллеги Володи Носика погиб сын. Гримеры, костюмеры... Бодров-младший был лидером поколения, все считали за честь с ним работать. Поэтому они для меня все остались молодыми и красивыми. “Бумер” для многих из них был дебютной работой. Они только вступали в профессию, начинали жить. Было мало денег. Мы все вместе грелись возле печки-буржуйки, когда снимали сцены в деревенской хате. Не могу говорить — комок в горле...


— А вы легко согласились на ту роль?


— Согласилась только из-за одной фразы: “Поубивают вас всех когда-нибудь”. Я говорила ее героям-бандитам. Кстати, посмотрите, все актеры “Бумера” стали звездами.


Борис Невзоров тоже открыт для экспериментов. Недавно снялся в едкой социальной драме Юрия Быкова “Дурак”, где сыграл колоритного начальника службы ЖКХ провинциального российского городка Федотова. Картина участвовала в конкурсном показе одного из фестивалей “Лістапад”.


— Фильму не повезло, — считает Невзоров. — Он вышел одновременно с “Левиафаном” Андрея Звягинцева, а они практически на одну тему. Надо было их как-то развести в прокате по срокам. Все, кто сравнивал “Левиафана” с “Дураком”, говорили, что “Дурак” лучше. Он снят с другим отношением. Это не эстетствующий разговор, а разговор с болью. “Дурак” очень талантливая работа. Сейчас с интересом смотрю сериал Юрия Быкова “Метод”.


— Я принципиально не смотрю “Метод”! — вдруг огорошила Полякова. — Одна кровища!


— Как вам кажется, публика, которая смотрит сериалы, ходит на спектакли Малого театра?


— Я такую статистику не веду, — признался Невзоров.


— Почему нет? Люди есть люди! — заступается Полякова за домохозяек. — Пришла женщина после работы — уставшая, измотанная. Почему бы ей не посмотреть хороший сериал? Один из последних был просто потрясающим — “Палач”. Снимал Вячеслав Никифоров, тоже много лет проработавший в Беларуси. Он снят на уровне кино. Не фестивального, конечно, но нормального.


А вот недавний сериал “Влюбленные женщины” мне совершенно не понравился.


— Малый театр — оплот психологического театра. Но рано или поздно придется что-то менять. Как вы считаете, такие режиссеры, как Богомолов, придут к вам ставить?

— Была такая мысль, — улыбается Невзоров. — Один наш актер хотел, чтобы он поставил.


— Богомолов? Никогда! — не соглашается Полякова. — Вы знаете, какая удивительная вещь. В Москве есть фронда: вот пойду на скандальный спектакль Богомолова, заплачу за него пятьдесят тысяч и уйду после первого действия. Но нужно “отметиться” — я был! Удивительная вещь: Константин Богомолов — безумно талантливый человек. Несколько лет назад на церемонии “Гвоздь сезона” он делал капустники. Я просто сползала со стула — так это было смешно.


— Может, ему и надо было заниматься капустниками? — обращается к коллеге Невзоров.


— Не знаю. Может быть. Но зачем он берется за классику? — видно, что разговор о Богомолове задел актрису за живое. — Ставил бы что-то современное. Хоть по потолку там ползайте, раздевайтесь, материтесь. Но ему обязательно нужно классику взять. Я совсем не ханжа. Люблю Владимира Сорокина, считаю его лучшим современным российским писателем. Но его почему-то не ставят в театре. Люблю Пелевина, как ни странно. Домысливаю что-то сама, пробиваюсь через его смыслы. Может, только последние его романы мне не близки — уж совсем какая-то заумь. Но современного Вампилова, который писал бы про сегодняшнего человека, у нас нет. Когда появилась “Утиная охота”, Зилов был современен и понятен. А посмотрите — получился бессмертный образ, актуальный и сейчас. У нас есть отдельное современное течение — документальная драма.


Это маленькие театрики, которые существуют на спонсорские деньги. Но это не совсем то. Там нет художественного обобщения. Сложно, наверное, писать на современную тему. Потому что сегодня российскому автору для начала нужно определить для себя хотя бы, чей Крым. Ой, что-то я опять не про то. Замолкаю...


Автор публикации: Валентин ПЕПЕЛЯЕВ

"Беларусь сегодня", 4 декабря 2015 года


Дата публикации: 16.12.2015