Новости

ВЛАДИМИР НОСИК: «ВЫХОДЯ НА СЦЕНУ, Я ДУМАЮ: НЕ СТЫДНО ЛИ ВАЛЕРЕ ЗА МЕНЯ?»

ВЛАДИМИР НОСИК: «ВЫХОДЯ НА СЦЕНУ, Я ДУМАЮ: НЕ СТЫДНО ЛИ ВАЛЕРЕ ЗА МЕНЯ?»

О замечательном актере Валерии Носике вспоминает его брат, актер Владимир Носик.

Алла Занимонец, Tele.ru 17.06.2014

— Спустя полвека нелегко рассказывать о нашем с Валерой детстве: время многое стерло из памяти. Когда я родился, Валере было уже семь с половиной лет — огромная разница между детьми, особенно в то время. Если кто-нибудь из знакомых удивлялся тому, что мы не похожи друг на друга (например, у нас была приличная разница в росте), брат говорил: «Что вы хотите? Володька — акселерат, он родился после войны». Валера же появился на свет за восемь месяцев до ее начала.

Из-за того что я и в детстве был выше брата почти на голову, донашивать его вещи мне не пришлось. (С улыбкой.) Хотя жили мы скромно, если не сказать бедно. У Валерки был любимый свитер — желто-красно-синий. На воротничке он спичками выжег букву «В». Когда свитер стал совсем ветхим и на локтях появились дырки, я надеялся получить его по наследству, но нет: брат носил, пока тот совсем не расползся. В семейном альбоме сохранилась фотография, на которой школьник Валера Носик идет к доске, прикрывая от фотографа драный локоть. Совсем другие были в то, послевоенное время ценности. Неустроенность, нехватка продуктов или вещей не рассматривались как неудача — главным считалось то, что все родные живы.

Не помню, чтобы мы с ним в детстве дрались или сильно ругались, как это часто случается между братьями. Валера прилично учился, шел на серебряную медаль, и родители, работающие с утра до вечера, поручили ему проверять мои уроки. Я, в отличие от старшего брата, учился средне. Валере некогда было со мной возиться, поэтому он иногда делал за меня письменные задания. А мне только того и надо — сразу убегал во двор играть в футбол.


— Говорят, ваш отец из поляков и фамилия Носик звучала раньше иначе — вроде как Носек?

— Родина папы — поселок Рудница Винницкой области. Вполне возможно, что там были поляки, но я точно не знаю. В советские времена не было традиции погружаться в свои родословные, расспрашивать родителей про историю семьи. И зря. Знаю, что в 1930-е отца арестовали за то, что он не подписал какое-то письмо, обвиняющее его товарищей. В итоге отсидел около полугода и при смене руководства НКВД (после Ягоды пришел Ежов) попал под амнистию. Когда освободился, ему выдали новый паспорт… с новой фамилией. Вместо «Носек» паспортистка случайно написала «Носик». Описка спасла ему жизнь, ведь она будто с чистого листа началась.

Наши с Валерой родители — люди простые, нетворческие. Они встретились в Москве: мама здесь жила, а отец учился на рабфаке. Поженились, родился Валера. Когда началась война, они уехали в эвакуацию на Урал — отец работал на оборонном заводе. Дважды пытался уйти добровольцем на фронт, но его оба раза возвращали. Ушел бы и в третий, но ему пригрозили, что в этом случае будут судить как дезертира: в тылу требовались специалисты.

Мама была по профессии бухгалтер. После войны вернулись в Москву. Папа устроился на химфармзавод начальником цеха, получил 14-метровую комнату. В 1948-м родился я. Мы хорошо жили: дружно, весело. Счастливое детство…

Пока я играл во дворе в казаки-разбойники, Валера проводил время в театральной студии. Театром он увлекся лет в десять. Неподалеку от нашего дома располагался ДК ЗИЛ с очень сильным драмкружком, при котором работала детская театральная школа-студия. Оттуда вышли Василий Лановой, Татьяна Шмыга, Владимир Земляникин, Алексей Локтев, Юрий Катин-Ярцев… Возглавлял студию талантливый режиссер Сергей Львович Штейн. Валеру к нему на прослушивание привел его любимый школьный учитель истории, игравший в самодеятельности. Штейну брат понравился, и его сразу ввели в спектакль «Буратино» на роль одной из кукол.

Помню свой восторг, когда Валера позвал нас с родителями на премьеру и я увидел его на сцене — шустрого, смешного, в коротких штанишках на помочах.

В студии он занимался долго и после окончания ВГИКа там даже преподавал. Сергей Львович сыграл в жизни брата, наверное, одну из решающих ролей. Если бы не он, родители вряд ли разрешили бы Валере поступать в театральный. Что это за профессия такая — артист! Неизвестно, чем бы все это закончилось и повлиял ли бы их протест на решение брата, но однажды вечером нам домой позвонил Сергей Львович и о чем-то долго говорил с отцом. Положив трубку, папа твердо сказал маме: «Пусть поступает. Нас попросили не мешать». Авторитет Штейна в нашей семье был неоспорим.

В первый год брат в институт провалился. Устроился слесарем-монтажником на Завод имени Лихачева и продолжал играть в студии. А через год успешно сдал экзамены во ВГИК, попал на курс к Михаилу Ромму. Затем — в труппу Московского ТЮЗа.


— Вы помните первый фильм с участием брата?

— Впервые он снялся в 18 лет в фильме «Стучись в любую дверь», сыграл персонажа по имени Нос. Смешное совпадение, во дворе нас Носами и звали. Родители приятелей, не зная нашу фамилию, спрашивали своих детей: «Почему у Валеры такое странное прозвище? Он же курносый. Вот Вове «Нос» подходит!»

Мне было всего десять лет, когда состоялась премьера. В памяти запечатлелось большое количество народа, праздничная суета и Валера на экране — такой родной и при этом будто незнакомый. Мы с родителями пришли в восторг: он отлично играл — стало понятно, что профессия выбрана правильно. Кстати, именно тогда в темном зале кинотеатра я впервые примерил актерство на себя. Раз родной брат занимается таким интересным делом и у него здорово получается, почему бы и мне не попробовать?

Валера сыграл в десятке фильмов, прежде чем к нему пришла народная любовь. После «Операции «Ы» его запомнили, стали узнавать. Ему это не нравилось, было неудобно ездить в метро. К слову, сценарий этого чудесного фильма Леонида Гайдая я прочел первым и хохотал буквально в голос. Валера к тому времени жил отдельно от нас, но все сценарии слали на наш адрес. Мама складывала их аккуратными стопочками на столе в гостиной, а я с удовольствием читал.

После выхода на экраны фильма «Большая перемена», где брат сыграл Отто Фукина, активного любителя футбола, я случайно познакомился с прославленным вратарем Львом Ивановичем Яшиным. Представляюсь: «Владимир Носик». Он спрашивает: «А тот, другой Носик, который сыграл в «Большой перемене», ваш брат? Как он виртуозно стучит по мячу! Мне очень понравилось, шлите ему привет от меня».

— Как брат отреагировал на ваше желание пойти по его стопам?

— Ранней весной, когда вот-вот должны были начаться прослушивания, Валера вернулся со съемок из Казахстана. Заскочил к нам с мамой (отца уже не было в живых). Поговорили про то, про се, и тут я сообщаю: «Подаю документы во ВГИК. Буду как ты, артистом!» — «Володь, ты обалдел, что ли? — говорит вдруг Валера. — У тебя же нормальная профессия есть». А я к тому времени окончил ПТУ по специальности «слесарь». Валера никогда не рассказывал мне, как он мучился и страдал, если в театре что-то не складывалось или не было интересных предложений в кино. Зная, насколько актерская профессия непроста, совсем не желал подобной участи родному брату, но переубеждать меня не стал. Молча полез в книжный шкаф, подобрал для прослушивания прозу, басню и стихотворение и пару раз со мной позанимался.

Не скажу, что я спал и видел себя артистом. Выбирал профессию скорее интуитивно, решив, что попробую, а там видно будет. О том, что я зачислен, первым узнал Валера: я сразу отослал ему телеграмму. Утром принесли ответную — поздравительную. Жаль, что нам мало пришлось поработать вместе — ведь обоим так этого хотелось. Из-за сильной Валериной загруженности нам не удалось сыграть космических пиратов — Крыса и Весельчака У — в «Гостье из будущего». Хотя пробы состоялись и режиссер Павел Арсенов остался доволен. Мы с Валерой разные по комплекции, как и Вячеслав Невинный с Мишей Кононовым, которые пиратов в итоге и сыграли. Когда выяснилось, что в предложенные сроки Валера не сможет сниматься, Арсенов дал мне другую роль — деда Павла. Помните, которому 132 года? (Смеется.) Мне самому в то время было 36.
То, что фильм получится культовым, что его разберут на цитаты, никто и предположить не мог. На картине у меня было мало съемочных дней, но от работы остались прекрасные воспоминания. Режиссер точно знал, что хотел получить, и требовал от всех нас четко играть то, что было нужно. Актерской импровизации в картине нет. А посмотрите, как подобраны ребятишки! Это же поразительно! Каждый ребенок на своем месте. Какая потрясающая Алиса Селезнева! Это же совершенно идеальная девочка, в которую много лет влюбляются мальчишки всей страны. Наташа Гусева и в жизни оказалась замечательной девочкой, открытой и доброй.

Когда съемки завершились, режиссер предложил мне читать авторский закадровый текст. До тех пор подобного опыта у меня не было, так что это стало для меня полной неожиданностью и определенным стрессом. Но зато я одним из первых увидел готовый материал.

Многие детали будущего были придуманы самим Арсеновым. Слышал, что над знаменитым «миелофоном» работали молодые дизайнеры. Однажды кто-то из них принес с оптико-механического завода кристаллы, которые используют в производстве фотоаппаратов. Арсенову понравился их вид, и он дал задание склеить более сложный кристалл, изготовить для него футляр, а затем посредством комбинированных съемок его превратили в волшебный инструмент.

— Фраза «Думай, Сеня, думай. О серьезных вещах думай», сказанная Алисой крокодилу, стала крылатой! После «Гостьи…» вас наверняка стали окликать на улице «дед Павел»?

— Нет, к тому времени я уже много снимался — меня узнавали и до этого. Сильный всплеск популярности произошел после выхода на экраны фильма «Самая обаятельная и привлекательная». С режиссером этой картины, Геральдом Бежановым, мы учились на параллельных курсах ВГИКа, и роль Гены, влюбленного в главную героиню, он предложил мне без проб. Сценарий понравился, и я сразу согласился. Как раз на этой картине мы впервые встретились с Ирой Муравьевой, моей нынешней коллегой по Малому театру.

Помните, как мой герой в обеденный перерыв режется в настольный теннис? Играть я научился еще в детстве, но уровень был любительский, дворовый. И Геральд решил пригласить для меня тренера, чтобы в кадре все выглядело виртуозно. Планировалось провести четыре тренировки и только потом начать снимать. Но на второй я неудачно принял подачу, подвернул ногу и сломал палец. Причем сложно, со смещением костей. Под чулком и брючиной гипса видно не было, но пришлось помучиться. Но это все ерунда, кость зажила, а я до сих пор неплохо играю в пинг-понг. (С улыбкой.)


— Нет чтобы взять больничный и спокойно лечить ногу — вы же продолжали сниматься. У вашего брата было такое же трепетное отношение к профессии?

— Да, конечно. Помню, когда я был школьником, он заехал к нам с мамой пообедать. Мне захотелось его проводить, а он остановил: «Не стоит, я не смогу разговаривать, мне надо повторять текст». И я видел, что он уже отключился, думает о своем. Валеру совсем не интересовали материальные ценности: давая друзьям в долг, он не спрашивал, когда вернут, не мечтал о новой машине (брат вообще не водил, а ездил на метро), не гонялся за мебельными гарнитурами. Что есть — то и хорошо. Главным для Валеры был не он сам, а его близкие, друзья. На 50-летие брата в ЦДРИ собралось огромное количество гостей. Столы ломились от угощений, а он переживал: всего ли хватает? Когда у него была семья, делал все, чтобы ни жена, ни ребенок не нуждались.

Если ранжировать Валерины жизненные ценности, то работа у него всегда стояла на первом месте. Особенно театр. Он ведь сызмальства на сцене. Это единственное место, где брат всегда чувствовал себя прекрасно. И сбои были именно в театральной карьере. В труппе ТЮЗа он проработал недолго, перешел в Экспериментальный театр-студию пантомимы. Там он много играл, ему нравился этот сложный жанр, но театр закрыли. Валера вместе с другими актерами оказался в Театре киноактера. Жаловался мне, что и сам театр не нравится, и сцена, и репертуар, а других предложений нет.

Он это сильно переживал, хотя в кино по-прежнему было много работы. И вдруг удача! Прима Театра Пушкина Ольга Викланд, с которой Валера снимался в «Сказке о царе Салтане» (она играла бабу Бабариху), вспомнила о нем, когда приступила к новой постановке. В Театре Пушкина брат прослужил лет семь. Затем перешел в Малый, где оставался до конца жизни.


— И первый, и второй брак Валерия Бенедиктовича был с актрисами. С первой женой, Лией Ахеджаковой, он познакомился в ТЮЗе. С другой, матерью его сына Александра, Марией Стерниковой, — на съемках фильма «Спеши строить дом». И оба брака были недолгими. Как вам кажется, почему семейная жизнь брата не сложилась?

— Валерина семейная жизнь действительно не задалась, и я, разумеется, переживал. Первый раз он женился по молодости, едва поступив в труппу ТЮЗа. Мы очень любили Лилечку — и мама, и папа, и я восхищались ею, считая талантливой актрисой. Машу, его вторую жену, мы тоже любили, радовались за них. И когда ребята развелись, очень переживали. Но все, что касалось любви и личной жизни, Валера решал сам, советовать не имело смысла. Кстати, то, что он расстался с Машей, не повлияло на его отношения с сыном. С Сашей они часто виделись, и Валера принимал в его судьбе активное участие, растил его настоящим мужчиной. Как-то отправились все вместе гулять: я с женой и Валера с Сашкой — тот совсем маленький был, годика четыре. Мы долго шли пешком и, когда пришли домой, увидели, что у ребенка до крови стерты ноги. А он мужественно это терпел!

— Валерий умер внезапно…

— Да, это стало для нас ударом. Новый, 1995 год мы встречали все вместе у меня дома. 4 января утром у Валеры должна была состояться репетиция «Конька-Горбунка». Накануне я освободился поздно и Валере не позвонил. Хотелось, но побоялся, что разбужу. В последнее время мы с ним сблизились, часто виделись, перезванивались. На следующий день меня разбудил звонок из театра: «Вы не знаете, где Валера? Он пропустил репетицию, к телефону не подходит. Съездили к нему домой — не открывает».

Я сразу понял: что-то случилось, потому что пропустить репетицию Валера не мог. Сел на «запорожец» и рванул к его дому. Смотрю, в его квартире на втором этаже форточка открыта, несмотря на то что холодно, январь. На счастье, рядом оказалась пожарная машина, я попросил ребят подняться, заглянуть в окно. Один парнишка меня узнал, вызвался помочь. Заглянул в квартиру… А там Валера лежит на кровати, будто спит. Сломали дверь — он уже не дышал: сердце остановилось внезапно. Рядом — листочки с новой ролью. Была бы в то время жива наша мама, может, его удалось бы спасти: они с Валерой жили вместе. Но она умерла за пять лет до этого.

— Вы часто вспоминаете брата?

— Часто. У меня дома висит его фотография со съемок в Париже. На ней он веселый, смеется…

— В Малом театре вы оказались благодаря Валерию?

— Да. Незадолго до его смерти у нас состоялся разговор. Я сказал, что мечтаю работать вместе с ним в Малом. Он ничего не ответил, но попросил за меня худрука Юрия Мефодьевича Соломина. Тот пообещал вернуться к этому разговору, когда закончится ремонт в филиале театра. Но Валеры в январе не стало. Надо отдать должное Соломину и тогдашнему директору театра Виктору Ивановичу Коршунову — в труппу я был принят. По наследству мне досталось Валерино место в гримерке и даже табличка на ней — ведь я тоже В. Носик.


— Вам, наверное, это было тяжело?

— Жизнь есть жизнь. К тому же в стенах Малого театра я с первого дня ощущаю себя как дома. Валеру очень любили в коллективе, звали Солнышком — настолько он был светлым, добрым человеком, с юмором. И эта любовь перекинулась на меня. На этой сцене служил мой учитель Борис Андреевич Бабочкин. И когда я выхожу на нее, всегда думаю: не стыдно ли им с Валерой за меня?

Владимир Носик
Родился: 3 апреля 1948 года в Москве

Семья: жена — Елена Александровна; дочери — близнецы Екатерина и Дарья (29 лет), актрисы; внучка —
Дарья (11 лет)

Образование: окончил ВГИК

Карьера: с 1970 по 1994 год работал в Театре киноактера. С 1995 года служит в Государственном академическом Малом театре. Снялся в фильмах: «Жили три холостяка», «Эта веселая планета», «Кыш и Двапортфеля», «Любовь земная», «Удивительные приключения Дениса Кораблева», «Инспектор Лосев», «Гостья из будущего», «Самая обаятельная и привлекательная», «Сыщики», «Детектив по-русски», «Закрытая школа», «Американский дедушка» и др. Заслуженный артист РФ

Валерий Носик
Родился: 9 октября 1940 года в Москве

Умер: 3 января 1995 года, похоронен на Троекуровском кладбище в Москве

Семья: брат — Владимир Носик, актер; сын — Александр Носик, актер

Образование: окончил ВГИК

Карьера: служил в Московском ТЮЗе, затем в Московском театре им. Пушкина, с 1972 года был актером Малого театра. Снялся более чем в 100 фильмах, среди которых: «Стряпуха», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Сказка о царе Салтане», «Преступление и наказание», «Расписание на послезавтра», «И снова Анискин», «Большая перемена», «Ехали в трамвае Ильф и Петров», «Мастер и Маргарита», «Небеса обетованные», «Очарованный странник». Заслуженный артист РСФСР. Народный артист РФ

Дата публикации: 24.06.2014