Новости

ЧАЙКА В ОКРУЖЕНИИ ХИЩНИКОВ

ЧАЙКА В ОКРУЖЕНИИ ХИЩНИКОВ

Обрывистый берег Волги, вдали – лес и поле, на переднем плане беседка и трактир, слышны тревожные крики чаек, как бы предвещающие несчастье (кстати, имя Лариса в переводе с греческого – «чайка»). Декорации художника А.Глазунова к спектаклю Малого театра «Бесприданница» помогают зрителю настроиться на восприятие пьесы Островского, поставленной художественным руководителем театра Ю.Соломиным к 190-летию великого драматурга. Действительно, с одной стороны – заволжские дали, красота русской природы подчёркивают лиризм и поэтическую душу героини, с другой стороны – трактир, где сплетничают и ведут обыденные разговоры буфетчик и трактирный слуга. Этим выражается несовместимость души Ларисы с чуждым ей обывательским миром. Режиссёр и исполнительница главной роли артистка А.Иванова далеки от трактовки трагедии героини в узко-бытовом плане: лишь как бедной девушки без приданого. «Я сделалась очень чутка и впечатлительна», – говорит Лариса. Она иначе мыслит и чувствует, чем люди её окружения: её мать Харита Игнатьевна, женщина с неприкрытыми материальными страстями (Л.Титова), её жених Карандышев – маленький человек с огромными амбициями (Д.Марин), крупный делец Кнуров, скрывающий за высокомерием низменные вожделения (Я.Барышев), молодой предприниматель Вожеватов, друг детства Ларисы, отвернувшийся от неё в трагический момент (С.Потапов). Не случайно в первой сцене Лариса рассматривает в бинокль волжские просторы: она видит мир в другом масштабе. Мы встречаем Ларису в критический момент её судьбы: надежда на счастье – взаимную любовь с Паратовым – сменилась разочарованием, она готова выйти за нелюбимого Карандышева и уехать в деревню, чтобы забыться, отдохнуть от городской суеты и назойливых поклонников, но возвращение Паратова вселяет в неё новую надежду, крах которой она уже пережить не может. Здесь Лариса на обрывистом берегу (жизнь подошла к обрыву!) провоцирует Карандышева на выстрел, гневно крича ему в лицо: «Чьей ни быть, но не вашей!» Для героини её полное отчаяния признание «Я не нашла любви, так буду искать золота» страшнее смерти.

В пьесе Лариса, умирая, благодарит Карандышева и говорит, что любит всех. В спектакле нет этих слов. Здесь к умирающей героине подходят Паратов, Кнуров, Вожеватов и с ужасом застывают, глядя на неё, кажется, только в этот момент осознавая, что они виновники её гибели. Режиссёра можно понять: этих людей любить нельзя. Нельзя и прощать их. Особенно Паратова. Если в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс» Никита Михалков сыграл Паратова как слабого человека, падкого до женской красоты, который не мог не поддаться обаянию Ларисы, то здесь артист А.Фаддеев играет хладнокровного соблазнителя, которому всё равно, что случится с Ларисой – лишь бы удовлетворить своё мужское самолюбие и насолить Карандышеву. Его Паратов в разговоре с Робинзоном смотрит не на актёра, а на зрителей, когда говорит: «Время просвещённых покровителей, время меценатов прошло; теперь торжество буржуазии». И слышишь, как зрители взволнованно перешёптываются. Что и говорить: звучит, к сожалению, актуально. Ведь взгляд на женщину лишь как на объект сексуальных наслаждений, отношение к артистам как к шутам, призванным веселить толстосумов – не такое уж редкое явление в наше время. Артист А.Кудинович, исполнитель роли Робинзона, прекрасно это раскрывает.

Мне показался спорным лишь один момент. У Островского Лариса поёт романс на стихи Е.Баратынского «Не искушай меня без нужды», и он звучит как мольба, обращённая к Паратову, которой тот не внял. В спектакле же артистка поёт романс «Когда б он знал» на стихи Е.Растопчиной. Эта замена не кажется убедительной: Паратов и так знает, что Лариса любит его.

Ю.Соломин как режиссёр всегда уделяет внимание бытовым деталям: обстановка, фотографии и картины на стене, безделушки вносят дополнительную характеристику в раскрытие героев, их вкусов, культурного уровня. В условных декорациях Островский бы не смотрелся.

Театру удалось главное: раскрыть трагедию поэтически-мечтательной, самолюбивой и гордой женщины в мире, где всё продаётся, где нет сострадания и все чужие друг другу. Этот спектакль не только раскрывает социальный конфликт, но и углубляется в сферу познания души, её страданий и противоречий, поэтому он и не оставляет зрителя равнодушным.

Александр МАКЕЕВ,
кандидат филологических наук
«Литературная Россия», 3 мая 2013 года


Дата публикации: 06.05.2013