Новости

ОТЦЫ И ДЯДИ

ОТЦЫ И ДЯДИ

Московские театры представили два новых спектакля на извечную тему. Порассуждать о поколенческой проблеме можно в «Табакерке» на премьере «Сестра Надежда» и Малом театре, где в очередной раз поставили «Детей Ванюшина».

... историю о взаимоотношениях отцов и детей показали в Малом. Спектакль «Дети Ванюшина» режиссера Виталия Иванова предстает не столько социальной драмой, разоблачающей мещанские нравы и алчность, сколько рассказом о трагическом непонимании друг друга двумя поколениями одной семьи.

Ванюшин — успешный делец. За работой он забывает о воспитании своих наследников, перепоручив их гимназии, гувернанткам и нянькам-растлительницам. Пока купец занимается хозяйством, его семья разваливается: в доме плетутся интриги, «слухами полна вся дворня», а неблагодарные дети вырастают эгоистами и мелочными сплетниками. И вот, наконец, суровая правда бьет в глаза Ванюшину, но исправить положение уже не представляется возможным. Заносчивый старший сын Константин (Олег Доброван) тайно живет со своей кузиной, младший (Михаил Мартьянов) — ворует деньги у сердобольной матери (Людмила Полякова). Измены и ложь давно поселились в этом доме.

Автобиографическая пьеса Найденова была издана почти одновременно с горьковскими «Мещанами», в 1901 году, и с тех пор пользовалась неизменной популярностью. На сцену Малого «Дети Ванюшина» выходят уже в четвертый раз. В 1938-м роль русского Лира исполнял Николай Рыбников, в 1983-м — Михаил Царев. В сегодняшней премьере главная роль досталась Борису Невзорову, и это можно считать несомненной удачей. В его трактовке грубый и бесчувственный купец получился неожиданно трогательным. Ванюшин то слегка пожурит младших девочек, то потреплет за щечки. Все, казалось бы, обидные слова, произнесенные с любовью, оборачиваются неуклюжей лаской — тем более нежной. За что так не любит всепрощающих родителей младшее поколение, ответить сложно.

Почти все Ванюшины органичны в «живых», почти жилых декорациях, но и в этой семье — не без фарсовых персонажей. Грядущее пополнение грозит ввести в дом даму более чем эксцентричную — Костину невесту. Появление Инны (Анастасия Дубровская) и ее мамаши (Алефтина Евдокимова) — неожиданный, почти цирковой номер, сопровождающийся бурным смехом из зрительного зала. На фоне выдержанной в классическом духе серьезной постановки, героини выглядят сущими клоунами. Разряженные в черное, они появляются на сияющей сцене, как две кляксы. Походка, осанка, речь — все в них чужое, гротескное, будто взято из другого спектакля. Инна — воплощенный декаданс: дерзкая, с холодными интонациями и леденящим смехом. Рядом с невестой Костя совсем беспомощен — вот оно возмездие.

К сценографии здесь, как всегда, подошли с особенным шиком. Декорации тщательно повторяют авторские ремарки. На сценическом круге возник целый дом, в деталях, со всеми мелочами воспроизводящий купеческий быт. Несколько комнат загромождает тяжелая темного дерева мебель, многочисленные абажуры, картины, самовары. В старомодной обстановке чувствуется основательность и надежность. Такой прочности не хватает семье Ванюшиных. Ведь здесь за каждой дверью — подслушивающее ухо, в каждой комнате — свой грязный секрет. Пафоса придает писаный задник, окруживший с трех сторон грешный дом золотыми куполами и крестами. Под аккомпанемент свиридовского духовного хора так и вырисовывается картина масштабной гибели всего старого, доброго, отеческого. Где, как не в Малом, размышлять на эту тему...

Анна ЧУЖКОВА,
«Культура», 16 декабря 2012 года



Дата публикации: 16.12.2012