Новости

МЫ ИЗ МОСКВЫ, ОТ МАЛОГО ТЕАТРА

МЫ ИЗ МОСКВЫ, ОТ МАЛОГО ТЕАТРА

Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию: были.

В.А.Жуковский

В музее и архиве Малого театра хранятся бесценные документальные материалы. В этих документах самое важное, что не знает забвения – летопись коллективного фронтового подвига мастеров прославленной сцены.
Документы рассказывают: об эскадрильи “Малый театр - фронту’’, построенной на деньги артистов; о поездках на передовую артистических бригад театра и его Фронтового филиала; о выступлениях артистов в госпиталях. В музее хранятся уникальные фотографии, с которых смотрят на нас красивые своей одухотворенностью лица, а также яркие воспоминания участников фронтовых бригад, исколесивших по разбитым дорогам не одну тысячу километров. Встречи с артистами на фронте неожиданно становились праздником среди кромешного ада войны. Не всем воинам было дано вернуться и досмотреть прерванный тревогой концерт. Но встречи эти делали их сильнее, реальнее становилась надежда на победу, за которую бился народ и армия.

ЭСКАДРИЛЬЯ «МАЛЫЙ ТЕАТР – ФРОНТУ»-
КРЫЛАТАЯ ВЕРА В ПОБЕДУ.


В 1943г. коллектив Малого театра обратился к Верховному Главнокомандующему с просьбой «удовлетворить желание коллектива построить звено боевых самолётов “Малый театр”, который примет участие в окончательном разгроме фашистских разбойников». В письме сообщалось, что Малый театр внёс в банк на нужды обороны 452 тыс. 782 руб. и в фонд детей фронтовиков 70000 руб. Малый театр накопил 1миллион руб. для постройки эскадрильи самолётов и получил разрешение назвать её именем Малого театра.
8июня 1944года эскадрилья была принята. Церемониал передачи был необычайно торжественным. На зелёном ковре аэродрома выстроились остроносые “ЯКи”. На борту их было написано: “Малый театр – фронту”. Командир эскадрильи Мелихов заверил, что самолёты, подаренные Малым театром, будут грозой для гитлеровцев. Артисты Яблочкина, Турчанинова, Садовский, Богатыренко и Сальникова вручили лётчикам Разумову, Батизату, Бушмину, Андрееву и другим формуляры на боевые машины. После передачи последовал показ приёмов высшего пилотажа. И для актёров и для лётчиков это был поистине счастливый день.“Мы не могли наглядеться на новенькие сверкающие истребители, созданные по нашему собственному почину, не могли налюбоваться на красавцев – как на подбор – молодых лётчиков, которые должны были на наших самолётах разбить врага”, – вспоминал главный режиссёр театра К.А. Зубов.
Впоследствии в Малый театр приходили письма-рапорты о делах эскадрильи, сведения о количестве сбитых вражеских машин. С некоторыми артистами у лётчиков завязалась дружеская переписка. 15марта 1945года Е.Д. Турчанинова получила письмо от лётчика Александра Батизата. “Здравствуйте, уважаемая Евдокия Дмитриевна! – писал он. – Посылаю Вам горячий привет, желаю здоровья и успехов в Вашей работе. Я очень благодарю Вас за приём, который вы оказали нам с супругой. 23апреля я уезжаю на Дальний Восток. Вас от души благодарю за ценный подарок, преподнесённый на аэродроме. Это был первоклассный истребитель-бомбардировщик. На нём я много уничтожил живой силы и техники противника. То, что Вы прочитали в газетах, – это часть из той большой работы, которую мы проделали в период боевых операций. Ваш материнский наказ и поручение, данные мне при вручении формуляра, я выполнил… В память посылаю Вам две мои фотографии. До скорого свидания. С приветом Александр Батизат”.

Нарядные платья и валенки

Начиная с первых дней войны и до мая 1945года, военно-шефская работа стала основой жизни театра. Малый театр – один из первых театров Москвы организовал штаб военно-шефской работы. Штаб непосредственно занимался формированием фронтовых бригад; организацией выступлений актёров на призывных пунктах, вокзалах, а позднее в госпиталях.
В июле-августе 1941г. в Москву стали поступать первые раненые. Малому театру предложили взять шефство над госпиталем “Марьина роща”. Коллектив с готовностью взялся за эту благородную работу. О госпитальном обслуживании надо сказать особо. Этот вид работы ― нечто совершенно исключительное, к чему трудно привыкнуть даже людям закаленным. Но зато, какое удовлетворение испытывал актёр, когда видел, что по мере его выступления, ещё недавно безжизненные лица оживали, глаза загорались и, наконец, бойцы начинали улыбаться… В палатах давалось по четыре полных концерта каждый день. Между артистами и ранеными бойцами установилась крепкая дружба. Каждый из артистов хотел хоть чем-нибудь помочь бойцам. Так актриса Ксения Тарасова приняла самое горячее участие в судьбе политрука Хасана. Он не знал покоя, думая, что его семья погибла при бомбёжке его родного города Брест-Литовска. Тарасова сумела разыскать местонахождение семьи бойца и послала им письмо.
В октябре 1941г. в Москве было введено осадное положение. Советское правительство вынесло постановление об эвакуации в глубь страны вместе с правительственными учреждениями и театральных коллективов. Малый театр был эвакуирован в Челябинск. Но не все актёры смогли туда выехать. Они вошли в штаб ВТО (Всероссийское театральное общество) как отдельная концертная бригада. Артисты в ноябре – декабре дали 47 концертов. За этими скромными цифрами скрывается титаническая работа в сильные морозы, во время бомбёжек, когда, как вспоминала В. Обухова, “артисты не вылезали из своих валенок, ушанок, платков и полушубков. Только на короткое время сбрасывали эту одежду перед концертом и всегда выступали в красивых нарядных платьях, чтобы воины чувствовали праздничность приездов актёров”.
Под руководством П.М. Садовского 20февраля 1942г. в направлении Западного фронта выехала первая бригада. Бригада проделала путь в 1500км, побывав в шестнадцатой армии Рокоссовского, и дала 45 концертов. В одном из многочисленных отзывов говорилось: “Весь личный состав части очень доволен вашим выступлением. Правда, оно было прервано боевой тревогой и лётчики прямо с концерта под его впечатлением с улыбкой на устах ушли в воздух на выполнение боевого задания и в успешном выполнении его есть частица вашего труда…”
Игоря Ильинского бойцы называли своим любимцем и от всей души благодарили его за чтение рассказов “Близнецы”, “Ночь перед судом”, за стихи С. Маршака.
В Челябинске, в апреле 1942г. шла подготовка по составу и репертуару новой фронтовой бригады. Её руководителем был Михаил Францевич Ленин. Бригада дала 48 концертов для лётчиков Северо-Западного и Западного фронтов. Бойцам посчастливилось тогда услышать народного артиста СССР А.А. Остужева, этого талантливейшего актёра Малого театра. “Первый раз я так полно ощутил могучую силу искусства, его настоящее значение и смысл! Передо мной была идеальная аудитория, с трепетом ловящая каждое слово, чутко отзывающаяся на каждую интонацию, понимающая всю красоту глубокой мысли и благородного чувства”, – вспоминал позднее об этой поездке А. Остужев.

Подмостки:
В землянке и на танковом поле


Малый театр в октябре1942г. в полном составе вернулся из Челябинска в Москву и сразу же активно включился в военно-шефскую работу. Уже 30октября по старой Калужской дороге выехала фронтовая бригада к защитникам Москвы. За 18 дней бригада дала 50 концертов и только 2 раза артисты выступали в наземном клубе, а в основном – в землянках, где жили бойцы.
На юге страны в это время враг рвался к Сталинграду. И как всегда, для моральной поддержки воинов на самые трудные участки фронта посылались представители искусства и в числе их неизменно бывали посланцы Малого театра. Так, в составе сборной Московской бригады на Юго-Западном фронте представительницей от Малого театра была Варвара Александровна Обухова. Актёры пробыли 4 дня в Саратове, давали концерты в воинских частях, расположенных за городом. На пятый день за артистами приехали из Сталинграда. Артисты добирались туда на открытых грузовиках. Ехали без отдыха до темноты, останавливались только на ночь. У них было одно желание – дать почувствовать бойцам, что о них не забывают, что тыл помнит о них. 25 концертов из 32х были непосредственно проведены на передовой в окопах. Вот запись одного из дней дневника В.А. Обуховой:
“5 ноября. Сегодня нам предстоит сделать 4 концерта. В 9 часов утра у пехотинцев на передовой линии. В 1200 у артиллеристов тоже на передовой. В 1500 в Учебном батальоне и в 2400 в штабе генерала К. – у него сегодня награждение орденами и праздничный митинг. Едем к передовой. Всё время на крыле машины кто-нибудь следит за “воздухом”. Едем без дороги, прямо по степи. Стоп. Дальше машине нельзя ехать. Команда “выходить”. По одному, по цепочке, через интервалы, пригнувшись, бежим километра полтора к окопам.
Окопы. Бойцы стоят в окопах во весь рост, видно только полголовы из-под земли. Нас ждут, все в сборе. Сцена – естественная площадка перед окопами. Быстро начинаем концерт. Поёт Первиль, я читаю, Звягина и Хрусталёв танцуют чардаш. Отрывок из комедии “Хозяйка гостиницы” принимается взрывами смеха. Последним выступает квартет – поют казачью. Вдруг залп, свист и разрыв в метрах ста от нас. Миномётный обстрел, мне подают знак кончать концерт. Квартет заканчивает песню и я объявляю конец концерта.
Второй залп. Свист и разрыв уже ближе. Особо отличившийся боец говорит нам приветствие, благодарит. Звягина произносит горячие, прощальные слова. И опять по приказу, по цепочке, пригнувшись, направляемся к артиллеристам. Обстрел продолжается минут 30-40. разрывы совсем близко, рядом и через головы. Нас осыпает землёй и песком. Наступает тишина … Все мы живы и не ранены”.
Бригада, возглавляемая, А.В. Поляковым, выехала на Юго-западный фронт в феврале 1943г. и пробыла на фронте до 10 апреля, дав около 100 концертов.
Так, в Воронеже артисты дали концерт для бойцов и рабочих в здании медицинского института. Проезжая через весь город, артисты видели страшную картину разрушения. “Чёрными зловещими силуэтами высятся каркасы домов по обе стороны улиц. Насквозь белеют оконные проёмы и огромные пробоины в стенах. Висящие куски железа от сорванных крыш издают при порывах ветра жуткие звуки … Метёт метель. Всё занесено снегом. В сугробах стоят заржавелые трамваи, торчат обугленные стволы деревьев, остатки недавних танковых заграждений…” – вспоминала В.А. Обухова. Артисты забывали усталость четырёхдневного пути и с особым подъёмом давали концерт. В одном из отзывов бойцы писали: “… Крепче рука сжимает винтовку, сердце рвётся в бой. Большое фронтовое спасибо за чудесные, счастливые минуты! Ещё крепче будем громить фашистских варваров до полного их уничтожения”.

Идеальная аудитория

В это время бригада во главе с народным артистом СССР А.А.Остужевым обслуживала полки связи и аэродромы Калининского фронта. Им посчастливилось выступать в легендарной воздушной армии Михаила. Громова.
«Я не могу забыть, с каким самоотверженным творческим порывом уже очень больной Остужев готовился прочесть нам монолог Скупого рыцаря и с каким темпераментом, глубиной и выразительностью он произносил его», – писал в своих воспоминаниях М.Громов. Артисты появлялись на полевых аэродромах, где поляна вдруг становилась зрительным залом, а зенитки и самолёты – суровой декорацией. Лётчики, ещё не остывшие от воздушных схваток, с жадностью отдавались пленительной силе искусства. В любой момент могла раздаться команда и зрители, покинув “зал”, должны были подняться в воздух.
На Центральный фронт была направлена бригада под руководством
М. Царёва. Артисты въехали в Полтаву на третий день после освобождения, когда город ещё горел. До войны Малый театр был на гастролях в Полтаве и артисты хорошо помнили этот красивый, весь утопающий в зелени город. Сейчас они его не узнавали, он был сожжён. Поседевшие от горя жители рассказывали им о зверствах фашистов. 26сентября 1943г. у памятника Славы, чудом уцелевшего, артисты Малого театра дают концерт для гарнизона и жителей города. “Подмостками нам служат уступы памятника. Вокруг многотысячная толпа. Услышат ли нас? – вспоминала Варвара Обухова. – Но вот наступает полная тишина. Кажется, впервые здесь я поняла, что такое человеческое внимание. Люди ловят каждый звук нашего голоса, каждое слово”.
Учитывая накопившийся опыт и пожелания бойцов видеть целые театральные спектакли, был организован Фронтовой филиал Малого театра, руководителем которого был назначен режиссер С.А.Алексеев. В апреле 1943г. Был выпущен первый спектакль: ‘’Без вины виноватые’’. Кроме этого спектакля, артисты подготовили и обширную концертную программу. Фронтовой филиал выезжал в действующую армию четыре раза; им были даны 61 спектакль и 107 концертов. К февралю 1944года филиал подготовил новые спектакли: старинные водевили “Девушка-гусар” Ф. Кони и “Дочь русского актёра” П. Григорьева. Обе группы Фронтового филиала 18февраля 1944года выехали на фронт и пробыли в этой поездке почти 4 месяца.
Красная Армия наносила мощные удары на различных участках фронта, освобождая оккупированную врагом территорию. В этих условиях артистам нельзя было отставать от частей. Все спектакли актёры давали в портативном оформлении и костюмах, дающих возможность в трудных фронтовых условиях раскрыть стиль произведения. Зритель на фронте – это хозяин спектакля и его судья. Пожалуй нигде и никогда актёр не испытывал такой творческой радости, справедливой оценки, как у фронтового зрителя. Так в памятные дни штурма Севастополя Фронтовой филиал давал спектакли в частях штурмовой авиации. Спектакли регулярно проходили в интервалах между боевыми операциями; их посещали лётчики после четырёх-пяти боевых вылетов. “Состав труппы является участником славной битвы за Севастополь, ибо штурмовики и истребители, получившие большой духовный отдых от прекрасной игры артистов, дрались с большим мужеством и упорством. Личный состав гарнизона снова хотел бы видеть вас в нашей среде; вместе с вами как-то сподручнее бить непрошеного гостя, пришедшего в наш дом”, – писал заместитель командира флота по политической части Калашников 13мая 1944года.
Обе группы Фронтового филиала в июне 1944г., подготовив новую программу, отправились работать на самую западную точку Сандомирского плацдарма и на Северный флот. Многие концерты состоялись в таких отдалённых пунктах, в которых никогда до этого не было ни одной концертной бригады. Об одной из таких поездок к морякам очень ярко рассказала в своих воспоминаниях Валентина Тёмкина: “Однажды нам предстоял получасовой переход на небольшой островок, который защищали чуть больше пятидесяти моряков. У них оказывается, ещё ни разу не бывали артисты. На сей раз мы шли даже не на катере, а на моторной шлюпке. И, конечно же, был опять шторм. Моряки, правда, нам уже объяснили, что в конце августа и в сентябре Баренцево море штормит почти постоянно. Обещанные полчаса обернулись многочасовой борьбой со стихией. Нашу шлюпку так швыряло, что мы просто чудом ухитрялись в ней удерживаться. Небольшой открытый навес не спасал от ледяного водопада. Все силы уходили на постоянное единоборство с качкой, на страх их уже не оставалось. В такую переделку мы попали впервые. Наконец, очередной волной шлюпку кинуло к пирсу, на котором нас уже ждали. Кое-как закрепили шлюпку, но как попасть на берег? Он был так высоко, что оказался недосягаемым. Тогда с пирса спустили металлическую лесенку, а шлюпку тем временем продолжало швырять из стороны в сторону. И в такой обстановке нужно было изловчиться, ухватиться за ступеньку, подтянуться, встать на нижнюю перекладину, а руками перехватить следующую. Ну, прямо, акробатический номер. Без помощи сопровождавших нас матросов, мы бы, естественно, на берег не попали. Двоим парням пришлось здорово поработать, пока удалось “нацепить” каждого человека на лестницу… судорожно цепляясь за каждую ступеньку, я сделала несколько шагов вверх и … наконец, сильные руки подхватили меня, но вытащили не сразу – я никак не могла разжать пальцы и выпустить из рук ледяную перекладину”. За 45 дней бригада дала свыше 100 спектаклей и концертов. Работу артистов высоко оценило командование Северного флота. Весь состав бригады был награждён медалью “За героическую оборону Заполярья”. Такую же награду тогда получила и Панкова Татьяна Петровна, которая была в той же бригаде на Северном флоте. Народная артистка России, она и сейчас работает в Малом театре. В свои 93 года она продолжает блистательно играть на сцене Малого. Сейчас она - единственная, кто может рассказать о своем участии в поездках на фронт. “…Ездили и работали мы с огромной самоотдачей… я называю едва ли не самым счастливым временем для актера, потому что была такая востребованность в нас. Мы играли и на подводных лодках, куда мог войти только один актер, мы играли на эсминцах, вот когда были на Северном флоте, мы играли в вагонах, мы играли на грузовиках или нам делали сцену в лесу. Сколачивали солдатики сцену, мы играли спектакль по 6, по 8 часов, только зажжется свет, только мы начинаем играть, мессершмиты жжжжжжж, уже летят, мы под сцену, гасим свет и они, покружась, покружась, удалялись. Мы выжидали и 40минут и больше, и потом опять продолжали играть спектакль. С огромным счастьем мы работали и ездили, какие бы тяжелые условия не были. На фронте было много очень ярких, запоминающихся эпизодов: так, у нас было общество «Мыла и мочалки»- это была Инна Ивенина, я и Темкина. И мы, значит, отдавали табак солдатикам и где, только можно, они нам топили баню. И вот мы были в бане, долго уже, в середине мытья еще намыленные, вдруг вбегают два лейтенанта и говорят: «Товарищи артисты, скорее одевайтесь». Мы закрываемся так, сяк и они, значит, говорят: «Да не смотрим мы на все это». Они сказали и помогали нам, надевали сапоги кирзовые, телогрейки и сажали на грузовик. А через 15минут мы видели, как наша баня взлетела на воздух”.
С января месяца 1945года Красная Армия триумфально продвигалась по Восточной Европе. Из-за большой удалённости от центра полноценную военно-шефскую работу на фронте мог вести только Фронтовой филиал. К концу войны он вырос творчески и завоевал в частях и соединениях Действующей армии высокое признание и популярность, о чём свидетельствуют отзывы офицеров и письма солдат.
Выражая чувства благодарности актёрам Малого театра, бойцы и командиры одной воинской части писали: “… Трудно подобрать слова благодарности за ту радость, за то счастье, которое вы нам доставили своим концертом. Спасибо, дорогие товарищи. Сколько сил и энергии влили вы в нас своим искусством. Как самые дорогие дни мы будем хранить в памяти дни этой встречи…”
Самыми яркими были последние поездки Фронтового театра в Действующую армию. Бойцы и офицеры фронта проявляли громадный интерес к спектаклям филиала Малого театра, оказывали им восторженный приём. Вот как вспоминала об этом артистка Пироцкая: “Танковая часть. В одиннадцать часов ночи стало известно о нашем приезде. К утру был очищен огромный сарай, построена сцена, “балкон”, “амфитеатр” – подготовлен зрительный зал на тысячу четыреста мест. Бойцы озеленили двор, посыпали дорожки песком, на воротах у входа красовалась надпись: “Добро пожаловать! Привет артистам любимой Москвы!”
Вместе с войсками артисты пережили счастливые минуты Победы.
Счастье Победы передают воспоминания Пироцкой: “… Мы у Рейхстага. Тысячи, десятки тысяч наших доблестных воинов. Над куполом развивается Красное знамя. С трудом пробираемся внутрь. Стены заполнены надписями: “Я пришёл из Сталинграда”, “Я пришёл из Севастополя”, “Я пришёл из Киева”, “Я пришёл из Одессы…” Я не выдержала и тоже написала огромными буквами: “Мы из Москвы, от Малого театра”.

О. БУБНОВА

«Театральная жизнь» №2, 2010

Дата публикации: 08.05.2011