Новости

ПОД БОМБАМИ ИГРАЛИ ВОДЕВИЛИ

ПОД БОМБАМИ ИГРАЛИ ВОДЕВИЛИ

Старейшая актриса Малого театра Татьяна Панкова: «У меня много медалей, но по торжественным случаям я надеваю только одну - «За оборону Советского Заполярья»

Факт сам по себе удивительный - актриса награждена боевой медалью! Выяснилось это накануне недавнего приезда в Мурманск Малого театра со спектаклем «Волки и овцы». Татьяна Петровна, кстати, играет в нем Анфусу. К сожалению, в Мурманск Татьяна Петровна приехать не смогла (все-таки 93 года), хотя и очень хотела. О том, что она награждена медалью «За оборону Советского Заполярья», мне рассказали сотрудники литературной части Малого театра. Они же помогли связаться с актрисой по телефону.


Волнуясь, набираю номер. Голос Панковой невозможно спутать ни с кем. Помните мать декабриста Анненкова в фильме Владимира Мотыля «Звезда пленительного счастья»? Это одна из самых известных киноролей Панковой.

Готовясь к разговору, я искала информацию о том, как в годы войны в Заполярье оказались актеры старейшего театра страны. Увы, обращения в краеведческий музей и в музей Северного флота ни к чему не привели - материалов о гастролях в Заполярье Малого театра там нет. Кое-какие сведения об этой странице истории можно почерпнуть на сайте Малого театра, где говорится, что в 1943 году был организован специальный фронтовой филиал театра, задачей которого было художественное обслуживание действующих частей Красной Армии. При организации этого филиала руководством Малого театра был учтен опыт работы народного артиста РСФСР Рыбникова, заслуженных артистов Карцева, Леонтьева, Лебедева, Юдиной и других в Первом фронтовом театре ВТО, выезжавшем в начале 1942 года на Северный флот.

Почти сразу после формирования фронтовой филиал отправился на Север. В его составе находилась и только что принятая в труппу начинающая актриса Татьяна Панкова. Было ей тогда 26 лет. К этому времени она успела поучиться в Ленинградском университете на физмате, окончить ленинградский политех (отделение металлургии!), Щепкинское училище, выйти замуж и овдоветь. Ее муж Борис Шляпников был актером БДТ. Вместе со старшим братом актрисы Василием Панковым (уже известным в то время артистом театра и кино) в августе 1941-го они оказались на одном корабле и геройски погибли, спасая женщин и детей с тонущего корабля в Балтийском море.

На гастролях Малого театра в Ленинграде Татьяна увидела спектакль «Дети Ванюшина», где играл выдающийся актер Николай Рыбников. Она была настолько потрясена увиденным, что решила: «Только в Малый! Хочу играть, как актеры этого театра». Так в ее жизни появился театр, которому народная артистка России служит уже 67 лет. На ее счету более ста ролей в самых разных спектаклях.

- Как случилось, что во время войны Малый театр оказался на Севере?

- Я только поступила в труппу. Но дело в том, что молодому актеру сразу прийти на роли не получалось. Поэтому я очень была рада, что организовался фронтовой филиал Малого театра (сначала были бригады). Это был тоже Малый театр, его отделение. Этот опыт много мне дал как актрисе, потому что мы играли пьесы, прежде совершенно не знакомые. «Не в свои сани не садись», например. Они редко где идут. И все они очень правдивые, что чувствовали наши зрители. У меня, к примеру, был такой случай. Мы ждали зрителей. Они летели с задания. Были такие самолеты «Аэрокобра», где помещался только один человек и бомба торпедирующая. Летчики задерживались, но к вечеру появились. Им сразу дали по 50 граммов спирта, они пришли в себя, и мы чуть не в 11 ночи начали спектакль. Я играла тетушку, которая мечтает выдать свою племянницу за гусара, человека из высшего света, куда тетка всегда стремилась. И таким образом я разбиваю жизнь хорошему жениху этой Дунюшки, разбиваю совершенно, чтобы выдать за гусара, который, в общем-то, гонится только за деньгами этого купца. Там есть место, где я самозабвенно играю на гитаре и пою «Черные кудри». И вдруг слышу ропот какой-то в зале и вижу, что у меня дымится платье. Это, видимо, еще не вышедший из состояния стресса офицер пульнул в меня, как в человека, ненавистного ему.

- А где именно это было, не помните?

- Боюсь сказать. Мы ведь объездили все побережье - Ура-Губа, Сеть-Наволок, очень во многих местах побывали. Такой подъем был у актеров, понимание, что они делают удивительно полезные вещи… Мы просто ждали вечера, чтобы начать играть. Очень хорошо принимали и Чехова, и Островского, и русские водевили Каратыгина.

- А в самом Мурманске были?

- У нас база была в Мурманске, потом - в Полярном. У меня там было очень личное переживание, удивительное, потрясающее. Вместе с актером Виталием Клишем мы пошли в госпиталь выступать перед ранеными. Ну, как обычно, читали стихи, рассказы. В тот день пришли в палату, где два человека лежали. Клиш начал читать смешные стишки, и я чувствую, никто не слушает. Я говорю, Виталий, подожди, давай я расскажу, а то не хватит времени, у меня сказка длинная. И начала читать сказку Горького, как мать убивает сына за измену Родине. Вижу, немножко прислушиваются. Но потом опять интерес пропал. Не это им было нужно. Ну, говорим, извините, вы, наверное, устали, мы пойдем, а вы полежите, отдохните. И вдруг один из раненых просит: «Девушка, пожалуйста, откиньте одеяло». Я немножко смутилась, но откинула одеяло. И вижу - там лежит обрубок: ни обеих ног, ни руки нету. Я не знала даже, что сказать. А он говорит: «У меня под подушкой адрес. Меня взяли на фронт буквально со свадьбы. Напишите моей жене, пожалуйста, то, что вы видите. Только правду, не утаивайте ничего. И скажите, что я желаю ей счастья, что вечно буду ее любить». Даже сказал, буду молиться, чтоб у нее все было хорошо.

Я обомлела. Адрес взяла, ходила с ним несколько дней и, вы верите, не могла написать ни одного слова. Как получилось, что написала, ей-богу, даже не помню. Но только отправила это письмо, и через три или четыре дня женщина приехала за своим мужем и забрала его. Позднее мы переписывались, у них было двое детей, и они были счастливы. И всё благодарили меня. К сожалению, он умер через семь лет. Этот случай я запомнила на всю жизнь. И его письма, и их взаимоотношения - и жена мне писала, и он. Я просто была счастлива, хотите верьте, хотите нет - как письмо, так я ревела.

На полуострове Рыбачьем, на границе с Норвегией, мы попали в переделку. Со стороны Петсамо в нас били прямой наводкой. Помню, шли на «хиггинсах», такие были катера. Нас высаживали на побережье, а катерники с торпедами шли на перехват кораблей, которые везли из Норвегии алюминий для Германии. Потом они заходили за нами, и мы возвращались домой. Как-то мы попали под такой ливень огня, что, когда пришли к командующему Северным флотом Головко, чтобы подписал нам бумагу перед отъездом, он страшно ругался, что актеров вывезли в такое опасное место. Но мы тем не менее с честью выдержали испытания, и он нас похвалил. После этого представил, боюсь соврать, шесть или восемь актеров Малого театра к медали «За оборону Советского Заполярья». Мы их получили еще во время войны. Могу сказать, что у меня много наград (только орденов Почета у Татьяны Петровны три. - Авт.). Но если я куда-нибудь иду, надеваю только эту медаль - «За оборону Советского Заполярья».

Елена ДМИТРИЕВА
Опубликовано в «Мурманском вестнике» 28.10.2010 г.

Дата публикации: 28.10.2010