Новости

ЗА НАСТУПАЮЩЕЙ АРМИЕЙ

ЗА НАСТУПАЮЩЕЙ АРМИЕЙ

Очерк М. И. Царева из книги «Малый театр на фронтах Великой Отечественной войны».

В первых числах октября 1943 года бригада артистов Малого театра получила назначение обслужить воинские части Центрального и Степного фронтов.
В бригаду, помимо меня, входили: В. А. Обухова, Т. П. Панкова, П. А. Березов, артистка вокального ансамбля нашего театра А. А. Пироцкая, баянист А. С. Семенов. От Московской Государственной эстрады нашей группе был придан вокальный квартет под управлением Я. Ционского.
До тех пор мне не доводилось быть непосредственно вблизи линии фронта. Поэтому для меня эта поездка была очень интересна и волнительна. В. А. Обухова, А. А. Пироцкая и вокальный квартет были «стреляными воробьями»: успев побывать на Сталинградском фронте, они чувствовали себя как бы «старичками» в этой поездке.
Маршрут наш был следующим: поездом до Тулы, а там на машинах — в район Курска.
Приехав в Тулу, мы, по предложению Тульского дома Красной Армии, выступили несколько раз в районе города во вновь формируемых воинских частях.
Фронт наш быстрым темпом подвигался на Запад, и в районе города оставались только либо отдыхающие, либо переформировываемые для новых боев части. В районе Курска мы обслуживали своими концертами именно такие части. Они недавно участвовали в крупных боях и теперь имели некоторую передышку перед новым наступлением. Мы выступали и для больших соединений на открытом воздухе, и в землянках, и в офицерских палатках. По тому приему и вниманию, которые нам оказывались, приятно было сознавать, что своим трудом мы приносим пользу.
Надо сказать, что плоды шефства работников искусств над Красной Армией в годы войны сказались особенно наглядно и сильно. Это даже не было шефство, — это была дружба, та глубокая дружба, истоки которой зародились в огне гражданской войны и становления Советского государства.
Обслужив части Центрального фронта и попрощавшись с командованием, мы отправились через Курск, Белгород, Валки и Харьков на Степной фронт.
Во всех этих городах мне приходилось бывать до войны. Узнать их теперь было трудно. Сколько прекрасных зданий, выстроенных в предвоенные годы, сколько памятников старины, сколько школ, театров, больниц увидели мы разрушенными до основания. Сколько фабрик, заводов, железнодорожных магистралей и станций выведено из строя. И сколько рассказов об ужасах немецкой оккупации пришлось нам услышать от оставшегося населения.
В Харькове мы не задержались и, полупив направление в части Степного фронта, продолжали свой путь. Но фронт все уходил и уходил вперед, на Запад.
Мы едем в автобусе, стремясь догнать нужные нам части. Непрерывным потоком идут войска.
Мы останавливаемся на пригорке неподалеку от расположившегося на отдых подразделения.
— Друзья, дадим концерт для наших соседей, — предлагает наш бригадир В. Обухова.
Мы быстро спускаемся с пригорка и обращаемся с приветствием к бойцам и офицерам. Квартет запевает «Казачью» К. Листова. Я читаю стихотворение К. Симонова «Убей его!», заключительные строки которого покрываются громкими аплодисментами. Певица Пироцкая поет украинские песни, артисты Березов и Панкова исполняют сцену свидания из комедии Островского «Женитьба Бальзаминова». Концерт заканчивается стихотворением М. Исаковского в исполнении Обуховой. Наши зрители усаживаются по машинам. Грозная лавина танков движется дальше, на Запад.
И молодой сержант кричит нам на прощанье: «До скорой встречи! Хотелось бы послушать ваш концерт в родном Киеве. Я ведь киевский».
...Здесь не было отдыхающих частей. Фронт преследовал уходящего, вернее, бегущего врага, не давая ему возможности укрепиться для новой обороны, и мы обслуживали воинские соединения на ходу, на марше.
В эти незабываемые дни мы жили в машине, двигались вместе с фронтом вперед.
Сложны и сильны чувства, испытанные нами в этот осенний месяц, проведенный на фронте. Гнев и гордость ощущали мы. Гнев — при виде испепеленных фашистами хат, разрушенных заводов и фабрик, сожженной эсэсовцами Полтавы и гордость — за нашу победоносно наступающую армию.
Мы добрались до Полтавы на третий день после ухода фашистов, когда она еще горела. Все мосты были взорваны. Мы долго кружили ночью вокруг нее, пока не въехали в город через наведенный понтонный мост.
Этот чудесный, весь утопающий в зелени городок, место славы русского оружия, где русские войска, руководимые Петром, одержали решительную победу над полчищами Карла XII, теперь предстал перед нами в опустошенном и разоренном виде.
— Два года и пять дней мы находились под фашистским гнетом, — вот первые слова, которые мы услышали от полтавчанина. Это был высокий, изможденный старик с взлохмаченной седой бородой.
— Я учитель, — говорил он, и все повторял: — Два года и пять дней. Это надо понять, — два года и пять дней!.. Они угнали мою шестнадцатилетнюю дочь...
Чудом уцелел в Корпусном саду памятник великой Полтавской победы. Его назвали памятником Славы. Именно здесь 26 сентября мы дали первый концерт для гарнизона и жителей Полтавы,
Огромная площадь. Многотысячная толпа. Сценическими подмостками служат гранитные уступы памятника. В нашем распоряжении нет радиоусилителей. Услышат ли нас? Ведь одно дыхание десяти тысяч зрителей может, думается, заглушить слова чтеца. Но царит непередаваемая тишина.
— Кажется, я впервые поняла, что. такое человеческое внимание, — шепчет мне Варвара Обухова.
И, действительно, еще дымится город, и воздух пропитан дымом, а полтавчане со слезами радости впервые после двух кошмарных лет вновь слушают свободное слово и родную песню.
И в Полтаве и после Полтавы, там, у берегов седого Днепра, дали мы еще много концертов. Нас слушали люди, освободившие Левобережную Украину и накапливавшие силы, чтобы форсировать великую реку.
Тридцать дней провели мы в Действующей Армии. Нашими слушателями были воины Советской Армии и жители освобожденных городов и сел. Шестьдесят тысяч слушателей! А сколько километров мы изъездили, и не счесть.
Срок нашей командировки приходил к концу, и мы двинулись обратно к Харькову.
Встречи с солдатами, офицерами и генералами необыкновенно обогатили меня и как советского художника и как гражданина. Мы ехали в Москву, полные впечатлений от этих встреч и уверенные в окончательной нашей победе.
И странно: когда я видел разрушенные города, дороги, мосты, мне казалось, что нужны десятилетия для их восстановления. Но если в первых числах октября 1943 года мы могли по железной дороге от Москвы доехать только до Тулы, то в конце того же октября мы, сев в Харькове в поезд, доехали до Москвы. В этом быстром восстановлении ощущалась наша великая сила, сила советского строя.
Мы вернулись в Москву, полные творческих сил и энергии для дальнейшей работы в нашем родном Малом театре.


Дата публикации: 24.05.2010