Новости

БОЛЬШАЯ ПОСТАНОВКА В МАЛОМ ТЕАТРЕ

БОЛЬШАЯ ПОСТАНОВКА В МАЛОМ ТЕАТРЕ

«Безвестный царь, бродяга безымянный, душой поляк», — наверное, точнее, чем Островский, не скажешь о Лжедмитрии. Не случайно именно этого писателя называли «русским Шекспиром». Тем не менее постановка пьесы, посвященной самозванцу, до сих пор не принесла драматургу желаемых творческих дивидендов. Он-то надеялся, что историческое произведение станет «эпохой в его жизни», о чем и написал Некрасову в одном из своих писем. Теперь, спустя столетие забвения, спектакль снова возрождается на сцене все того же Малого театра, где он впервые получил «путевку в жизнь». Драматической хроникой «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» завершился VII Всероссийский театральный фестиваль «Островский — в Доме Островского».

Скромные декорации вместо ожидаемых помпезных интерьеров — несомненная находка художника-постановщика. Они придают спектаклю неповторимость, художественную энергию. Здесь используются подъемные занавесы, напоминающие обгоревшие рисунки церквей и кремлевских палат...

Действие пьесы разворачивается после смерти Годунова: боярские интриги, приезд поляков и Марины Мнишек в Москву, осуждение Василия Шуйского, спасение мятежника милостью царя, убийство Лжедмитрия, избрание на царство Василия Шуйского после гибели самозванца. Тяжела она, шапка Мономаха...

Говоря о спектакле, нельзя не вспомнить старую шутку о том, что по афишам Малого театра можно изучать историю. Как известно, здесь в разные времена, словно на трон, «взбирались» на подмостки Иоанн Грозный, Федор Иоаннович, Царь Борис... Все эти персонажи вычерчивают репертуарную линию театра в консервативных традициях, которым он никогда не изменяет.

Герои спектакля говорят стихами драматурга, «ни на шаг» не отступая от «подлинника». Вопреки современным театральным тенденциям, словно пандемия, поражающим сценические площадки столицы, мы не встретим здесь постмодернистских вкраплений постановщика. Режиссер Владимир Драгунов до буквы верен «русскому Шекспиру». Однако даже у самого Островского сценический вариант драмы отличается от печатного. Например, в театральную постановку автор исторической хроники смутного времени вносит дополнительные штрихи в характеристику образа польской красавицы: усиливается пренебрежительное отношение к ней со стороны бояр и народа. В репликах Шуйского и повара она называется теперь не «Мариной», а «Маринкой». Да и в роль самого самозванца исправления внесены весьма существенные. Дмитрий почти без возражений соглашается вопреки русским традициям и обычаям короновать любимую до свадьбы. Эти детали во многом предопределяют судьбу польского ставленника...

Если Иоанну Грозному «за сановитость царскую, за строгость» народ прощал все что угодно, то «скомороха на престоле царском» никто терпеть конечно же не станет... Предсказания Василия Шуйского, что рано или поздно самовольный царь «поплатится удалой головой», сбылись. Однако недолог век и нового престолодержателя. Поэтому в финальной сцене Шуйский обреченно молчит в унылой пустоте. И все же у зрителя невольно возникает сочувствие к Лжедмитрию, которого сыграл Алексей Фаддеев. Его персонаж, искренне желающий процветания своему государству, но безвольный и горячий, вызывает симпатию зала. Чего нельзя сказать о Василии Шуйском, герое куда менее привлекательном. Эта роль досталась Борису Невзорову. Он, напротив, решителен, нетороплив и расчетлив. Несмотря на видимость «мудрого» правителя, воплощенную артистом, — не царствовать ему! «На трон свободный//садится лишь избранник всенародный», — заключает в своей хронике драматург.

Не секрет, что Островский всегда выступал за обновление сценической эстетики. По его словам, люди приходят в театр посмотреть игру, а не пьесу — ее можно и прочитать. Так и произошло в этой постановке: сюжет известен каждому, а драма на протяжении трех часов держит зрителя в напряжении.

Театральный фестиваль завершился. А спектакль о Лжедмитрии прочно закрепился в репертуаре Малого театра...

Дмитрий АНДРЕЕВ,
«Красная звезда» 18 ноября 2008 года


Дата публикации: 19.11.2008