Новости

ПАМЯТЬ О КРАЕ, КОТОРЫЙ ВЫРАСТИЛ...

ПАМЯТЬ О КРАЕ, КОТОРЫЙ ВЫРАСТИЛ...

В июле этого года исполнилось 95 лет народной артистке РСФСР Татьяне Александровне Еремеевой. Она родилась и выросла в Архангельске, который всегда живет в ее памяти вместе с людьми, оставившими заметный след в судьбе этой замечательной актрисы прославленного Малого театра. С родным городом ее навсегда связала взятая ею фамилия, под которой она стала известна в театральном мире. Будучи Татьяной Битрих, она начинала сценический путь в архангельском Театре рабочей молодежи, через 13 лет стала актрисой Тамбовского театра. И там, в Тамбове, в 1944-м получила приглашение в Москву, в Малый... Но с немецкой фамилией ее не хотели прописывать в столице: время еще военное. Тогда она станет Татьяной Еремеевой, взяв себе фамилию друзей и соседей по дому № 14 по ул. Свободы, где она выросла. Глава семьи Николай Александрович Еремеев был заместителем начальника Архангельского морского порта, исследователем Арктики, зимовал на о. Диксон и Новой Земле... Известную в Архангельске фамилию Татьяна Александровна не сменит, даже став вскоре женой знаменитого Игоря Владимировича Ильинского.

Она всегда считала себя русской, хотя знала, что в младенчестве крещена пастором Краузе в кирхе на Лютеранской улице (теперь ул. Карла Маркса). Это было за год с небольшим до начала Первой мировой войны. И с самого раннего детства запомнилось, как во дворе ее родного дома на Театральной (теперь ул. Володарского) дети дразнят маленькую Танечку «германкой». А в их семье говорят по-русски, горячо разделяют русские патриотические настроения — поэтому Таню даже не стали учить немецкому языку.
И позднее она не раз будет напоминать: «Ведь еще Петр Первый иностранцев в Россию пригласил — и в мой родной Архангельск тоже»... А в ее родном Архангельске тогда, в Первую мировую, в связи с усилением антигерманских настроений, по решению городской Думы были переименованы улицы Бременская, Гамбургская, Любекская, Прусская... Петербургский проспект стал Петроградским (теперь Ломоносова).
В своей книге «Театральный Архангельск» Юрий Иванович Угаров приводит курьезный случай с постановкой «Марии Стюарт» Шиллера в Первую мировую. Оказывается, московский совет театральных деятелей вынес тогда решение ставить только своих, русских авторов, Фридрих Шиллер, как известно, немец — и пресса подняла шум.
До войны на страницах журнала «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера» наравне с русскими фамилиями авторов встречались и фамилии иностранного происхождения (именно фамилии) — Николай Гиммер, Михаил Ломберг. Да и редактировал журнал Владимир Андреевич Ленгауэр. В Первую мировую редактором этого краеведческого издания стал И. Т. Андреев, а нерусские фамилии авторов встречаются уже крайне редко. Каждый номер «дозволен» в печать военным цензором в Архангельске В. А. Всеволожским.
И все-таки в тех же самых «Известиях», в № 4 за 1916 год, опубликован доклад «О лесах Кемского края», с которым действительный член Общества изучения Русского Севера А. А. Битрих выступил на общем собрании его членов. Александр Александрович Битрих — ученый-лесовод, был старшим таксатором лесоустройства Архангельской области. Татьяна Александровна рассказывала, что ее отец за время своей работы объехал верхом на лошади многие северные лесные массивы, издал несколько книг и брошюр о проблемах русского леса.
Ее мама после того, как отец в 20-х годах ушел из семьи, оставив жену с двумя дочерьми, пошла работать в Архангельскую совпартшколу. Элеонора Федоровна Раша, тоже немка по национальности, учила комсомольцев, вернувшихся с фронтов Гражданской войны... русскому языку! (Впрочем, ее фамилию — Раша — можно перевести как Русская).
Мне видится нечто знаменательное в том, что первый архангельский дом, где прошло детство будущей актрисы, был на улице, называвшейся тогда Театральной: она вела к каменному зданию на набережной Двины, перестроенному под городской театр, открытый еще в начале 1855 года. К году рождения Татьяны Битрих — в 1913-м — помещение театра пришло в полную негодность, ремонт его сочли бесполезным. И с закрытием последнего зимнего сезона спектакли в нем прекратились. Но улица еще сохраняла свое название до 1920 года, пока не получила имя М. М. Володарского, комиссара по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда и Северной области. (Он в 1911 году был сослан на 3 года в Архангельскую губернию).
Отец Татьяны Александровны, помимо лесоустройства, главного дела своей жизни, еще и столярничал, рисовал, играл на валторне, хорошо пел, выступал в любительских спектаклях в пользу раненых. Когда он ушел из семьи, его жене с двумя дочками пришлось переехать из квартиры на Театральной, сняв одну комнату в доме Евгении Карловны Ушаковой на улицу Свободы. Там по соседству поселилась семья Еремеевых; Николай Александрович и его жена Елена Владимировна увлекались театром, оба играли в самодеятельности клуба «Водник». Недавно на своем юбилее народная артистка РСФСР Татьяна Александровна Еремеева вспоминала, как она ждала возвращения соседей с каждого спектакля гастролирующей в Архангельске труппы, их рассказов об увиденном...
В их доме № 14 по улице Свободы сняла на лето комнату актриса одной из таких приезжих трупп и однажды взяла школьницу Татьяну с собой на репетицию. Атмосфера репетиции не привлекла: режиссер раздражен, кричит на исполнителей... Но потом на спектакле мир театра поразил ее рождением чуда и приворожил.
Архангельск слыл театральным городом. На его сцене еще до революции можно было увидеть будущих народных артистов СССР Екатерину Корчагину-Александровскую, уже прославленных Федора Горева, Мамонта Дальского... Гражданская война и интервенция на севере на два года задержала в нашем городе заслуженного артиста Императорских театров Владимира Николаевича Давыдова. В сезон 1928 года на сцене летнего театра Татьяне Битрих запомнилась в роли Татьяны в горьковских «Мещанах» известная столичная актриса Елена Митрофановна Шатрова. Юная архангелогородка тогда и подумать не могла, что лет через двадцать судьба сведет их вместе в Москве, в спектакле «Волки и овцы» на сцене академического Малого театра, где у входа — памятник автору этой пьесы А. Н. Островскому...
Татьяна Битрих училась в школе № 3 (тогда стоявшей на углу ул. Свободы и пр. Чумбарова-Лучинского). Ту же школу двумя годами раньше закончила Ирина Прокофьева Гошева, ставшая вскоре ведущей актрисой Ленинградского театра Комедии у великого режиссера Н. П. Акимова, потом другой великий режиссер В. И. Немирович-Данченко переманит ее в Московский Художественный... Судьба этой нашей землячки, тоже народной артистки РСФСР, интересовала меня давно, — и в Москве, при первой встрече с Татьяной Александровной Еремеевой я спросила, помнит ли она Ирину Гошеву? «Как же, как же не помнить! Она была самой красивой девочкой в нашей школе — это признавали все. И когда стало известно, что она уехала поступать в театральный, я тогда сказала себе: «Ну вот — это будет и мой путь тоже». И ее путь на сцену начинался с ТРАМа.
Она тоже была красивой девочкой — синие глаза, очаровательные ямочки на щеках при улыбке... Всем этим, вкупе с неизбывной женственностью Татьяна Александровна обладает и в свои девяносто пять. А в следующем году исполнится 65 лет ее работы в Малом академическом, на сцене которого она играет до сих пор, верная традициям своего дома-театра. А всего ее актерский стаж — 77 лет! Как жаль, что только на старых фотографиях и лишь в немногих, записанных телевидением спектаклях с ее участием можно увидеть Виолу и Себастьяну из «Двенадцатой ночи» Шекспира (ее первых на сцене Малого), Глафиру в «Волках и овцах» Островского, прелестную королеву Анну в «Стакане воды» Скриба...
Знаменательным для Т. А. Еремеевой был спектакль по пьесе Иона Друце «Возвращение на круги своя»: она — жена гения, Софья Андреевна Толстая, а рядом переживал последнюю драму жизни Льва Николаевича ее муж, И. В. Ильинский. Для них двоих поставил этот спектакль режиссер Борис Равенских. Когда Игоря Владимировича не стало, Татьяна Александровна начала писать воспоминания о великом артисте, известном всей стране, — и о человеке, которого лучше всех знала она.
Это была не первая ее книга: первая — «В мире театра» — вышла в 1984 году в издательстве «Искусство». Самые теплые воспоминания в ней — о родном Архангельске. Освещены солнцем, сверканием всплесков Северной Двины, белизной плывущих парусов страницы, где она рассказывает о воскресном дне в яхт-клубе. И такая молодая позабытая радость оживает в душе с каждой строчкой... «Я просто не могу не спеть свою песню любви к этому краю — краю, который вырастил меня, который люблю я всем сердцем».
У Татьяны Александровны до сих пор удивительная память на детали, подробности, впечатления. Ну кто теперь может живописать словом, как выглядели солдаты бывших союзных войск, ходившие по улицам Архангельска во время интервенции?! Какие цвета и фасоны обмундирования, головных уборов отличали англичан, шотландцев, французов?! Она помнит «город, которого нет»: с боем часов на башне городской Думы, с гастролями приезжих светил на подмостках летних театров в Гагаринском сквере и Александровском саду, с торжественным проводами в арктические моря судов с легендарными именами... Видела, как перед отправкой на Новую Землю грузился трудяга-ледокол «Малыгин» (бывший «Соловей Будимирович»)...
Пять лет назад, когда отмечали ее 90-летие, Татьяна Александровна сердечно представила собравшимся жену Александра Еремеева, сына тех самых архангельских друзей и соседей по дому, чью фамилию она с гордостью носит. И тогда же она рассказала: из Архангельска ей сообщили, что ученые труды по лесоустройству ее отца, профессора А. А. Битриха, фотографии, документы переданы в Москву, в музей Леса, что на Ордынке. И она, конечно, уже побывала там, встретилась с детством, с родным краем, который по-прежнему считает «краем добра и чудес...»

Лидия МЕЛЬНИЦКАЯ

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ГАЗЕТА «ПРАВДА СЕВЕРА»
20/08/2008

Дата публикации: 05.09.2008