Новости

«СКАЗКА — ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЕК…»

«СКАЗКА — ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЕК…»

«Бедность не порок» А. Н. Островского в Малом театре

Эта ранняя пьеса одного из самых почитаемых российских драматургов чрезвычайно редко появляется в театральной афише Москвы. Из заметных столичных интерпретаций «Бедности…» помнятся лишь спектакли Центрального Детского (режиссер — Геннадий Печников) и Ермоловского (режиссер — Владимир Андреев) театров. Так что по традиции основные «страницы» летописи московских постановок «Бедности не порок» «написаны» силами служителей Малого театра, на чьих подмостках она, собственно говоря, и была впервые сыграна более полутора веков назад, в январе 1854 года.

Спектакль, в подготовку которого, как известно, много энергии вложил сам Александр Николаевич Островский, сопровождал шумный, «небывалый» успех. С тех пор персонажи «Бедности не порок» периодически выходили на сцену Малого. Однако в последнее время она была основательно и, казалось, прочно подзабыта. И вот теперь, после достаточно длительного перерыва данное название все-таки вернулось в репертуар Малого.

Произошло это благодаря Александру Коршунову, избравшему для реализации своего замысла большую сцену Филиала Малого театра, где чуть больше десяти лет назад, в феврале 1996 он показал свою дебютную самостоятельную режиссерскую работу — горьковских «Чудаков». За ними последовали «Трудовой хлеб», «Пучина», «День на день не приходится» («Тяжелые дни») того же Островского, выпущенные Коршуновым здесь же, «на Ордынке», и сделанные в подчеркнуто классическом, но отнюдь не архаичном стиле.

Не стал исключением и новый спектакль Александра Коршунова, представляющий собой зрелище психологически-добротное, но по сравнению с предыдущими постановками этого режиссера более озорное, динамичное и обаятельное, обязанное подобными свойствами, прежде всего, внимательному прочтению Коршуновым текста сочиненной Островским «святочной» истории.

Последнее обстоятельство становится отправной точкой для режиссерской фантазии Александра Коршунова, наполнившего партитуру спектакля различными приметами этого праздника. В том числе: старинными обрядовыми песнями, колядками, лихими переплясами (которых, к слову, иногда случается явный перебор, вследствие чего спектакль начинает постепенно фланировать в сторону концерта). А атмосферу русской зимы призваны передать огромный задник с изображением знаменитого кустодиевского пейзажа (сценография Ольги Коршуновой) и сопровождающая спектакль музыка Георгия Свиридова из кинофильма «Метель», с первых минут настраивающая зрительный зал на особый, не совсем обычный лад.

Оказывается она неким камертоном и для занятых в спектакле актеров, среди которых, как это нередко бывает в сегодняшнем Малом театре, преобладает молодежь, вчерашние и даже нынешние студенты Высшего театрального училища имени М. С. Щепкина. Вместе с опытными мастерами Малого они образуют слаженный, на удивление гармоничный ансамбль и с удовольствием погружаются в пестрый, отчасти мистический мир святок. Увлеченно и достаточно профессионально наравне с артистами ансамбля «Сирин» (под руководством А. Котова) поют и танцуют (в освоении весьма замысловатой, предложенной балетмейстером А. Лещинским хореографии, пожалуй, больше остальных преуспевает исполнитель роли юного купчика Гриши Разлюляева Сергей Потапов). В игре же пытаются сочетать сочность, бытовую достоверность с некоторой романтической приподнятостью и изрядной долей простодушия, столь необходимого при воплощении бесхитростной, если не сказать наивной, но вовсе не такой уж примитивной, скорее сказочной фабулы пьесы, в которой действуют узнаваемые человеческие характеры и «правят бал» донельзя знакомые жизненные ситуации.

Тут есть и свой «новый русский», этакий «хозяин жизни» — преуспевающий фабрикант, угрожающе названный Островским Африканом Савичем Коршуновым (выразительно и жестко сыгранный Кириллом Деминым). И — богатый купец-самодур Гордей Карпыч Торцов (Дмитрий Кознов), буквально одержимый идеями подобрать дочери выгодную «партию» и во что бы то ни стало переехать в Москву. И — момент принципиальной, долголетней вражды Гордея и его родного брата Любима, противоположность натур которых заключена уже в их именах. И, конечно же, Островский не мог обойтись без лирической «линии», связанной на сей раз с трогательными отношениями дочери Гордея Торцова Любови (Любовь Ещенко) и находящегося на службе у ее отца бедного приказчика Мити (Григорий Скряпкин)…

Все, намеченные Островским «ходы», Александр Коршунов бережно сохраняет в своем спектакле, который по жанру естественно тяготеет к комедии. Но, как всегда бывает у Островского, эта самая комедия наделена серьезным и очень важным этическим посылом, заложенным уже в заглавии пьесы.

И вслед за любимым автором Малый театр считает своим долгом напомнить нам том, что и в эпоху почти тотального господства «бешеных денег» бедность, по-прежнему, не принадлежит к числу пороков. А также — о настоятельной потребности прощать близких людей, необходимости преодоления гордыни и упорной борьбы за свое счастье даже в безнадежно тупиковых обстоятельствах…

Хотя в «Бедности не порок» оно «улыбается» Мите и Любови Гордеевне явно не без вмешательства его величества случая в лице горького пьяницы и бессеребренника, «промотавшегося» Любима Торцова в ясной и невероятно проникновенной трактовке Александра Коршунова.

Не оставляющий актерскую профессию, регулярно занимающий себя в своих спектаклях Коршунов, конечно же, не сумел отказаться от соблазна произнести страстные монологи этого во всех смыслах незаурядного героя, существа беззащитного, совестливого, вопреки житейским бурям сохранившего красоту души, превыше всего ценящего в людях теплоту и сердечную открытость. Публика просто не может не испытывать к Любиму-Коршунову искренней симпатии, так как понимает уникальность его душевных качеств, абсолютно раритетных и во времена Островского, а уж сейчас — тем более.

Майя Фолкинштейн.

«Современная драматургия» №2 за 2007 год.

Дата публикации: 30.08.2007