Новости

В ТЕАТРАЛЬНОМ УЧИЛИЩЕ НАМ ПРИВИЛИ ВКУС БОРЬБЫ

В ТЕАТРАЛЬНОМ УЧИЛИЩЕ НАМ ПРИВИЛИ ВКУС БОРЬБЫ

Любовь ЕЩЕНКО приехала «покорять Москву» из Курска. Талантливая и обаятельная девушка легко поступила в Театральное училище имени Щепкина при Малом театре на курс Юрия Соломина, после окончания которого в 2003 году была принята в труппу прославленного театра. В нынешнем театральном сезоне с большим успехом сыграла главную роль в спектакле «Бедность не порок» в постановке А.Коршунова.

- Когда вы решили стать актрисой?

- Решение пришло как-то естественно и незаметно. Моя мама в свое время окончила Ленинградский институт культуры, по профессии она режиссер массовых представлений. Потом вернулась в Курск, а когда я родилась, она оставила профессию. Когда я изъявила желание стать актрисой, мама воскликнула: «Нет, нет, нет, я тебе не советую». Я сказала, что еду поступать в экономический институт и отправилась в Москву. Взяла гитару и чемодан литературы, не относящейся ни к экономике, ни к математике, и ни в какой другой институт, кроме театрального, поступать не собиралась.

- Почему вы выбрали театральное училище при Малом театре? Это была случайность?

— Если и случайность, то счастливая. В отличие от других абитуриентов, которые поступают сразу во все театральные институты, я поступала только в Щепкинское. Щепкин - мой земляк, он тоже из Курска. Малый театр — это была мечта с детства. Пришла на экзамены, когда туры уже закончились, но меня прослушали, и я попала сразу на конкурс. А через две недели была уже студенткой.

— Ваши любимые педагоги?

- Я люблю всех своих педагогов, даже не хочу их перечислять, боюсь кого-нибудь забыть. Назову только художественных руководителей нашего курса. Я бесконечно благодарна Юрию Мефодьевичу Соломину и Ольге Николаевне Соломиной за то, что они меня заметили, взяли к себе на курс, учили четыре года, а потом пригласили в театр.
Где-то с третьего курса я и мои однокурсники стали играть в спектаклях Малого театра. Это такая большая школа и такая большая ответственность! Неповторимое ощущение остается даже у тех, кто потом не связывает свою жизнь с Малым театром. Ты смотришь на артистов, на своих педагогов, которые час назад учили нас мастерству, и вот они уже твои партнеры! Какое-то благоговение сразу возникает, когда заходишь в Малый театр. Голос другой становится, интонации немножечко другие - чувствуешь свое прикосновение к великой театральной культуре, чувствуешь какой-то непрерывный поток времени, связь поколений.

— Вас сразу пригласили в труппу?

— Мы готовились к показу и в другие театры, но нам сказали, что не надо — нас берут в труппу Малого.

— А когда вы впервые вышли на прославленную сцену уже не в качестве студентки, а в качестве актрисы?

- Это был спектакль «День на день не приходится» в постановке Александра Коршунова. Моя героиня — Луша, такая живая служанка, которая все время что-то ломает, роняет, разбивает. Когда я репетировала, то у меня дома падали тарелки, чашки, я все разбивала. И когда я в очередной раз что-то разбила, мой муж сказал со вздохом: «Когда же тебе другую роль-то дадут!» Но потом как-то все прошло, я стала играть эту роль в театре, а дома «вышла из образа». Дальше я ввелась на роль Дуняши в спектакле «Вишневый сад». Его поставил еще Игорь Ильинский. Сменилось несколько актерских составов, но, мне кажется, что сохранился дух этого замечательного спектакля и есть преемственность поколений.

— Как вы работали над спектаклем «Бедность не порок»? И как вам кажется, традиционный «академический» Островский интересен сейчас современному зрителю или все-таки и здесь «нужно новые формы»?

- По-моему, нет ничего интересного, если бы мы сейчас поставили эту пьесу так, как советовали некоторые критики: Люба - девушка на выданье, Митя - менеджер, и появляется жених - магнат или олигарх. Таких пьес и сериалов можно наделать сколько угодно, они уже всем надоели. Зачем делать зрителя глупее себя? Пусть сам думает, сам решает. Островский написал прекрасную пьесу, зачем ее портить. Если так хочется современности, напишите свою пьесу современным прямолинейным языком.

А Островский в этой пьесе пытался выразить свою тревогу о судьбе маленького человека в России. Кроме того, это пьеса славянофильского периода драматурга. И театр вместе с великим драматургом попытался показать простые бесхитростные характеры, а также дух настоящего народного праздника. В наше время, по-моему, это особенно важно и безумно интересно.

Наша культура в последнее время очень много берет из западной какой-то варварской бессмыслицы. Ну вот, например, Хэллуин какой-то сейчас пытаются праздновать! Ну, весело, ну, все раскрашенные прыгают, смеются, но у нас так много своих потрясающих традиций. Просто огромный культурный пласт: наши Святки, Масленица, Крещенские и Рождественские праздники, песнопения, хороводы, гадания. У нас же рогатые традиции, которые надо беречь и хранить, как это делает Малый театр. Малый театр считается национальным достоянием, и эти праздники — тоже национальное достояние. Малый театр - это такой театр, который не только хранит, но и создает традиции. И хорошо, что эта пьеса у нас идет так, как ее написал Островский — практически без купюр, насыщенная танцами и народными песнями. Народные танцы нам помогал поставить ансамбль «Сирин». Руководитель ансамбля Андрей Котов занимался с нами вокалом. Это была очень серьезная, кропотливая работа. Зрители, которые приходят на этот спектакль, очень живо сопереживают всему происходящему на сцене.

— Я знаю, что у вас, кроме театра, есть еще одно сильное увлечение...

- Четвертый сезон катаюсь на горных лыжах. Горнолыжный стаж у меня почти совпадает с актерским. Горными лыжами я увлеклась «из вредности». В театральном училище нам привили вкус борьбы. Приехала девочка из Курска с гитарой и чемоданом книг «покорять Москву» и поступила в театральный институт. А дальше надо каждый день доказывать, что ты что-то можешь и чего-то стоишь.
Мой муж Илья — заядлый горнолыжник, и он меня начал учить «классике». Мои первые опыты были плачевные — синяки, слезы, и он сказал: «Если тебе это не нравится, то бросай». Тут я и возмутилась: «Как это бросай!» Как это я не могу! И я стала мочь, уметь. За два месяца меня поставили на лыжи, и теперь я катаюсь. Мой «главный инструктор» — муж говорит, что уже довольно сносно. А он занимается этим с детства, уже около двадцати лет. Это не его профессия, но уже нечто большее, чем просто хобби. Он меняет лыжи, стили, читает, смотрит, учится и развивается. А я учусь и учусь у него.
Еще я хочу попробовать кататься на сноуборде, и я уже попробовала водные лыжи. Но пока я пристрастна к горным лыжам — это же «классика»! А я работаю в классическом академическом театре. Это мой стиль, мой образ жизни.

Беседовала
Галина Степанова
«Страстной бульвар, 10», июнь 2007

Дата публикации: 27.06.2007