Новости

«Пресса о гастролях Малого театра» ОЧАРОВАННЫЙ

«Пресса о гастролях Малого театра»

ОЧАРОВАННЫЙ

Потом он сказал, что если бы не стал артистом, то стал бы моряком. Но сначала, услышав, как сравнивает он театры с кораблями, я спросила, часто ли морская молодость вспоминается, аналогии из морской жизни приходят на ум? — Наверно, наверно, — ответил Александр Михайлов и рассказал такую историю.

ПО ЗАКОНАМ МОРЯ

- Корабль — это государство в государстве. А правят там законы моря.

Как-то раз, когда мы шли в Охотском море, один человек из команды показал мне на другого нашего моряка и сказал: Видишь этого мужика? Так вот, сынок, ни слова с ним, ни полслова.

Так я узнал, что такое вето молчания. Это — страшное наказание. Оно психологически убивает: ни на работе, ни после с тем, на кого наложено пето, никакого контакта. Он словно перестает существовать: к нему не обращаются, не отвечают на его приветствия, от него отселяются соседи по каюте. Он становится на корабле изгоем.

Сколько это продолжалось тогда? Но однажды мужик не выдержал, встал на борт и прыгнул в море, крикнув:

- Простите, братцы!

Он был стукач. Кто-то его распознал.

... Я считаю, два года на флоте в плане воспитания и самовоспитания — самые мощные в моей жизни.

Я получил от боцмана пару ударов по челюсти - и не жалею об этом. Напился тогда с ребятами в Петропавловске-Камчатском, волоком меня на корабль притащили и бросили в каюту.

Помню смутно, как вошел боцман, взял мою головушку и как врезал... Я потом вахту не стоял — такие были синяки.

А боцман приходит утром: «Ну что, оклемался? — говорит. — Ты тут — самый молодой. Много ребят через мои руки прошло. Запомни: знай, с кем пить, когда и сколько. Не запомнишь — пропадешь».

Хороший мужик был. А урок его на всю жизнь запомнил.

РУССКИЕ, ЛЮБИМЫЕ

Когда в финале недавнего фильма «Благословите женщину» появляется Михайлов (сыгравший, кстати, морского инженера), — это не только воздаяние героине за долготерпение и многотрудную жизнь. Это — подарок огромному числу зрительниц, которые давно уже не видели любимого актера на киноэкране.

Но почему он почти не снимается сейчас? Присылают сценарии боевиков. А это не по нем. Противно и неинтересно.

Хотя был случай, когда Михайлов сыграл в сериальном боевике и не пожалел об этом. Лента называется «Веревка из песка», главный герой — бизнесмен. Михайлова подкупил его патриотизм. Не о дворце на Канарах мечтает, не о «Челси». Хочет здесь, в России, оставить после себя что-то хорошее. А пока создает команду, чтобы отстреливать бандитов, которые паразитируют на таких, как он.

Все это Михайлов рассказывал на встрече с журналистами во время ростовских гастролей Малого театра, где он служит.

- А почему вы трижды отказывались от фильма, который сделал вас знаменитым, кумиром всех русских женщин?

- Это от «Мужиков»? Потому что вначале не поверил в правдивость этой ситуации. Мелодрама к тому же... У меня были другие интересные предложения.

Но потом режиссер картины сделала хороший ход: познакомила с человеком, судьба которого легла в основу фильма.

Классный мужик! Такой светлый, чистый, стеснительный. Поговорили мы с ним, и после этого я сказал, что готов сниматься.

... А гастролирует Михайлов сегодня не только с Малым театром. Он играет в двух антрепризных комедиях — «Старая дева» и «Любовь — не картошка, не выбросишь в окошко». Многие известные артисты словно стесняются антреприз, народный артист России Михайлов — наоборот. Он гордится своими партнершами — Инной Чуриковой и Ниной Усатовой, а комедию «Любовь — не картошка» называет самым русским спектаклем из всех, сегодня ему известных. И эта русскость для него — высшая оценка.

- У вас есть любимые роли?

- В театре — это Астров в «Дяде Ване» и Шаманов из спектакля по Вампилову «Прошлым летом в Чулимске».

В кино очень люблю и Павла в «Мужиках», и героя моего в «Змеелове». Но на первом месте - Флягин из «Очарованного странника». Это — самая любимая роль в кино.

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ

Поскольку накануне Михайлов обмолвился, что в Саратовском театре работал когда-то на одних ролях с Олегом Янковским и считает тот период полезным и значительным, я решила, что речь — о дружбе актеров. Однако...

- Она как бы и дружба, и как бы и не дружба, — задумчиво сказал Михайлов. — Мы с Олегом все-таки разные. Я благодарен ему за хорошую школу с ее жесткими, очень жесткими правилами.

И дальше Михайлов рассказал о том, как играли они с Янковским в очередь и Мелузова в «Талантах и поклонниках» — недавнего студента, проповедующего любимой девушке - начинающей актрисе Негиной жизнь честную, трудовую, и Тишкова в «Человеке со стороны»... Потом пришел черед князя Мышкина в «Идиоте», и Янковский сказал: «Князь Мышкин — это не Мелузов и не Тишков. Эту роль я тебе не отдам». Раньше приходил в гримерную, одевался и репетировал и в свои часы, и в михайловские.

Правда, жизнь все равно распорядилась по-своему: Янковский вскоре уехал в Москву, и Михайлов несколько лет играл на саратовской сцене князя Мышкина. Князь Мышкин - тоже одна из самых любимых ролей.

А что до друзей, людей близких по духу, то Михайлов назвал Заблоцкого — оператора шукшинских фильмов, и Михаила Евдокимова.

Бог весть почему, но вспомнился ему спортивный фестиваль в родной евдокимовской деревне.

- Миша вкладывал деньги и в этот фестиваль, и в стадион, такую игрушку сделал из своей деревни...

— Однажды стояли с ним, смотрели, как мальчишки в футбол играют, вдруг Миша повернулся и пошел к рощице, к березкам. Что такое? Я — за ним. Смотрю — у него слезы на глазах.

- Ты что?

А это — от радости.

С ВЕРОЙ В ПРОРОЧЕСТВА

... В Малом театре идет спектакль «Царь Иоанн Грозный» по пьесе Алексея Толстого, где Михайлов играет главную роль.

Однажды композитор Свиридов, написавший музыку к этому спектаклю, сказал Михайлову, что чувствует: текст Толстого не дает ему подняться на иную высоту в осмыслении этого образа. «Мне так нравится твой царь, говорил Свиридов. — Нравится тем, что любит Русь. И я с тобой влюбляюсь в этого царя».

Иоанна Грозного Михайлов считает великим царем, оболганным потомками. Говорит, что влюблен в Александра Второго. А Александр Третий — так и вовсе потрясающий царь...

Себя Александр Михайлов называет монархистом. Разве что Петр Первый ему не симпатичен.

Нынешнее состояние России артиста удручает, но он верит пророчествам оптинских старцев:

- Там было сказано, что перевернутся три дьявольские шестерки, и начнется духовное раскрепощение России. И вот за пять минут до 2000-го года пришел к власти человек с царем в голове и с Богом в душе.

Я с Путиным встречался один раз, когда мне вручали орден «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени. Он пожал мне руку, и я почувствовал, что это — искренне.

Здесь, в России, он — зажатый, невзрачный. Но когда выходит на международный олимп, очень красив становится. И выглядит мощно.

Я знаю предсказание Серафима Саровского: это — последнее лихолетье России, и мы его переживем.

ОКЕАН МЕЧТЫ

Может, на этой высокой ноте и следовало бы завершить рассказ о встрече, но мне подумалось, что без ответов на некоторые простые, земные очень вопросы портрет Михайлова выйдет неполным.

- А стрессы у вас бывают?

- У кого ж не бывает...

- Чем снимаете?

- Лекарства как такового нет. Когда трудно, книгу какую-нибудь поэтическую открываю.

- Молитва? — подсказал кто-то.

- Да, очень хорошо помогает молитва. Если гитара под рукой — беру гитару. Напоешь пару романсов, и так же хорошо становится.

Народную песню люблю. Мама к ней меня приучила. Слух у нее абсолютный был. Как возьмет в руки балалайку да запоет частушку: Ох, горькая я, Зачем на свет родилась?

Была бы я стеклянная, Упала б да разбилась, - как спляшет, — и все вокруг шалеют.

- Александр Яковлевич, а чисто мужские удовольствия вам знакомы?

- Бильярд люблю. Могу сутками ходить вокруг стола. Но никогда не играю на деньги. Только на интерес.

Проиграл — нет истерики. Люблю кукарекать, проигрывая.

- А что-нибудь мастерить любите?

- Люблю. У меня ведь специальность хорошая была: слесарь по сборке стальных конструкций. Так что гвоздь вбить могу.

А в компьютерах не разбираюсь и в сотовых три кнопочки знаю всего.

Люблю природу. Обожаю просто. Особенно море.

- Южное или северное?

- Тихий океан люблю. Но вообще — любое море. Каждый год должен окунуться в соленую морскую воду. Не могу без этого.

Марина Каминская

«Наше время» (Ростов-на-Дону), 26.05.2006

Дата публикации: 29.05.2006