Новости

«Листая старые подшивки» ДУША И МУЗЫКА

«Листая старые подшивки»

ДУША И МУЗЫКА

Людмила Николаевна Щербинина рассказывает о своем творчестве…

- Людмила Николаевна, как вы решили стать актрисой?

Мои родители были заядлыми театралами, и в детские годы нас с сестрой часто водили в театры. В Центральном детском театре я пересмотрела весь репертуар. Водили нас и в Большой театр и — очень часто — в Большой зал Консерватории, так как нас с сестрой учили музыке, а моя педагог преподавала в Консерватории. Музыкой я была увлечена с раннего детства, могла слушать симфоническую и оперную музыку часами и наизусть знала много опер. Очень любила петь инструментальные произведения, аккомпанируя себе на пианино. Когда мне было четыре года, я как-то заявила маме: если я выйду замуж, то только за Рахманинова! И когда мама сказала, что это уже невозможно, я очень огорчилась и даже плакала.

Еще будучи совсем маленькой девочкой, я мечтала стать актрисой и была уверена, что обязательно ею буду. В моей семье не было актеров. Мама моя закончила два института: филологический и иностранных языков, а папа занимался перевозками и работал со знанием немецкого по линии Внешторга в торгпредствах разных стран. К моей страсти стать актрисой родители относились резко отрицательно, и после окончания школы, по их настоянию, я поступила в институт иностранных языков на английский факультет. Но стремление стать актрисой не покидало меня. И, окончив второй курс. Я стала готовиться в театральный вуз. Тогда уже моим любимым театром был Малый, и я мечтала поступить в Щепкинское училище.

Мама с папой как раз уехали отдыхать, а тут начались экзамены в Щепкинском училище. Я, абсолютно не надеясь, что смогу туда поступить, к удивлению своему, прошла первый и второй тур. А чтобы идти на третий, нужно было забирать документы из института иностранных языков. В инязе я училась очень хорошо, тогда я обладала какой-то феноменальной памятью и очень хорошим произношением. Ректор, декан и преподаватели военной кафедры были сражены моим внезапным уходом, пытались отговорить меня и просили, в случае моего провала в театральный вуз, возвращаться обратно на английский факультет.

На третий тур в Щепкинское я шла в полной уверенности, что моя артистическая карьера сегодня кончится. Помню, когда я поступала, выпускным курсом был курс Н.А.Анненкова — Виталий Соломин, Ярослав Барышев, Рита Фомина, Миша Кононов, Витя Павлов, Олег Даль. Когда я, трясясь, сидела в коридоре и ожидала результатов, ко мне подошел Даль. Он сказал: «Девочка, вас возьмут в Малый театр». Я тогда рассердилась: «Зачем вы так говорите, я ведь еще не поступила в Щепкинскую школу!» Потом, по прошествии многих лет, я как- е то раз встретила его в метро, уже будучи заслуженной артисткой, и он напомнил мне этот случай: «Как я тебе сказал, Мила, все так и случилось».

- Расскажите, пожалуйста, о начале Вашего творческого пути на старейшей сцене.

- Когда я кончала Щепкинское, в Малом театре не было вакантных мест в труппе. Евгений Рубенович Симонов — тогда главный режиссер Малого театра — сказал мне: «Подожди до осени». В это время Борис Андреевич Бабочкин приступил к съемкам фильма «Дачники» на «Мосфильме». Он предложил мне роль Сони. После проб меня утвердили, я сыграла. Борис Андреевич спросил меня, принята ли я в труппу Малого театра. Я ответила, что вопрос пока не решен. Тогда он предложил мне сыграть дебют в спектакле «Дачники», чтобы худсовет посмотрел меня. Сначала меня приняли на договор, на год. За этот год я успела сыграть несколько центральных ролей: Татьяну в «Старике», Лялю в «Дипломате», Клару в «Докторе философии» и другие. В этом же году Борис Андреевич Бабочкин и Игорь Владимирович Ильинский ушли из театра. Я не знала, как сложится моя судьба. Но мне стали давать роли, играла я много, и обо мне хорошо отзывались критики. А потом, когда Борис Андреевич вернулся в труппу Малого театра, он приступил к постановке «Достигаева» и дал мне очень трудную роль Антонины Достигаевой. Мы начали репетировать, и он сказал: «Мила, а ты ведь уже стала актрисой». С приходом Бориса Андреевича в театр я сыграла ряд значительных ролей под его руководством.

Я считаю, что мне очень повезло в жизни. Прежде всего потому, что я выросла в прекрасной дружной семье. О своей маме, женщине с уникальным интеллектом, образованностью и одаренностью во многих жизненных сферах с очень современным и, я бы сказала, государственным складом ума, и папе, человеком высочайшей культуры, примером порядочности и честности, я могла бы написать очень большую книгу. Во всяком случае, мне было, на кого равняться в жизни. Я счастлива потому, что мое актерское становление попало в руки великого актера и режиссера Бориса Андреевича Бабочкина, с которым меня связала большая человеческая и творческая дружба. И, наконец, я счастлива потому, что сбылась моя мечта — служить великому Малому театру. Теперь, когда ушел из жизни Борис Андреевич, когда я трагически потеряла родителей, у меня остался мой любимый Малый театр, которому я продолжаю беззаветно служить, задавая себе вопрос, что сказал бы Борис Андреевич по поводу играемых мною ролей, и как бы моя мама оценила мои теперешние поступки в жизни. Не арифметика, а высшая математика творчества — вот чего требовал Борис Андреевич от актеров. Я стараюсь в своих работах тянуться к этой недосягаемой вершине актерского мастерства, которым Борис Андреевич поражал нас всех в своих работах. Ведь Борис Андреевич — многогранная личность, и творчество его не поддается никаким измерениям, рамкам, стереотипам. Дружба с этим великим человеком, великим актером не могла не оставить отпечатка на всех, кто имел счастье с ним работать.

- Что для Вас значит Ваша профессия?

- Вся моя жизнь максимально подчинена моей профессии, сцене, любимому Малому театру. Я ведь даже не устроила свою личную жизнь, потому что боялась, что это помешает моей работе. Сейчас, может быть, я о чем-то жалею, но я сознательно сделала свой выбор. Я всегда очень серьезно относилась к тому, что делаю на сцене — постоянные занятия балетным классом, голосом. Весь распорядок дня я подчиняла тому, что буду сегодня играть, а были такие роли, к которым я готовилась за несколько дней.

- Что дополнительно помогает Вам создавать сценические образы?

- Я уже говорила, что с детства была увлечена музыкой и считаю ее самым сильным по воздействию на человека видом искусства. Иногда легко, а иногда мучительно я ищу нужную мелодию, которая соответствовала бы данной роли.

- Вы можете назвать свою любимую роль?

- Катерина — одна из самых моих любимых ролей, это, конечно, огромная веха в моей актерской судьбе. Любимых ролей было много, среди них Нелли в «Униженных и оскорбленных». Мне казалось, будто это происходит все со мной, и роль шла очень легко, хотя после спектакля я испытывала состояние полной разбитости, опустошенности. Эта роль была очень трудной и требовала большой нервной и эмоциональной отдачи, но иначе, мне кажется, играть ее нельзя.

-Есть ли у Вас актерская мечта?

- Мне очень близки чеховские героини, мечтой моей было сыграть Сарру в «Иванове». Наверное, есть у меня и несыгранные роли. Мне пришлось играть разные роли — и трагические, и лирические, но я могу быть и острохарактерной актрисой. Николай Александрович Анненков часто вспоминал комические роли, которые я играла в училище, в спектаклях «Воспитанница» и «Золотая карета». Я помню, как смеялась вся кафедра, а Николай Александрович даже упал с лавки!

Те роли, которые я играю сейчас, я также люблю и с трепетом отношусь к ним. И когда я чувствую тепло и реакцию зрительного зала, особенно восторженные детские глаза на «Снежной королеве», меня это очень поддерживает и вселяет надежду и веру в то, что выпадет мне еще счастье поработать над интересной, значительной ролью. Очень жду и надеюсь.

А еще, пользуясь возможностью выступить на страницах нашей газеты, я благодарю всех своих коллег по труппе, бывших и нынешних моих партнеров, всех моих дорогих работников технических цехов за помощь на сцене и доброе ко мне отношение. Большое всем спасибо.

Газета Малого театра, №9, 2001

Дата публикации: 09.03.2006