Новости

C ВЕРОЙ В РОССИЮ

C ВЕРОЙ В РОССИЮ

С 1 по 4 декабря в Липецке и других городах нашей области проходил кинофестиваль российских фильмов «Липецкий выбор». В числе приглашенных на кинофестиваль был и этот замечательный артист. Александра Михайлова многие наши читатели знают и помнят по фильмам «Мужики», «Любовь и голуби», по нашумевшему и показанному недавно на экранах нашей страны сериалу «Есенин», где Александр Яковлевич играет следователя уголовного розыска.

На разговор нам дали всего десять минут, потому что артист спешил на поезд, увозивший его обратно в столицу. Мы сели в гримерке, Александр Яковлевич набил трубку табаком и закурил. Седой дым окутал все помещение гримерной.

- Вообще-то я в Москве интервью не даю

- Может быть, для провинции сделаете исключение?

- Какая же вы провинция. Я Липецк знаю уже давно. Тридцать лет назад здесь снимался фильм о металлургическом комбинате, я играл роль главного инженера сталеплавильного цеха, а проходили съемки на вашем Новолипецком комбинате. Поселили меня тогда в ту же гостиницу, что и сейчас, в гостиницу «Липецк». Почти четыре с половиной месяца я жил в вашем городе, было снято четыре серии о жизни комбината, в фильме снимались многие известные и замечательные актеры и актрисы такие как Светлана Немоляева, Наташа Фатеева и другие. Конечно, за тридцать лет многое изменилось изменился и ваш город. Сегодняшний Липецк нам тоже понравился.

- Сейчас поют не только эстрадные певцы, но и киноартисты, поете ли вы и каков ваш репертуар?

- Мой дебют как певца состоялся в девяносто седьмом году, но петь я любил с детских лет. Вместе с мамой мы пели наши русские народные песни. Я обожаю наши романсы, люблю наши народные песни. К сожалению, русских песен сейчас слышно очень мало, а если они и звучат, то их бессовестно вырезают.

- Александр Яковлевич, в каких фильмах вы предпочитаете сниматься?

- Я принципиально не снимаюсь в картинах, где много крови, горы трупов. Горя на Земле и без того много, и я не хочу его приумножать даже на экране. Фильмы «Любовь и голуби», «Змеелов» и последняя картина, посвященная 110-летию со дня рождения Сергея Александровича Есенина, где я играю роль следователя Хльютова, дают мне право честно, прямо и открыто смотреть в глаза людям. От многих ролей отказываюсь, да и зачем нужны на экране сегодняшние «герои» в моем лице, я лучше попою на сцене, пообщаюсь со зрителем.

- В фильме «Есенин» поэт показан этаким пропойцей и дебоширом. Как говорит режиссер фильма «Золотая голова на плахе» о Сергее Александровиче Семен Стефанович Рябиков, поэт не мог быть таким. Он был человеком волевым, сильным, деловым, пить-то ему особенно было некогда. Каким же был Есенин, по вашему мнению, таким, каким показан у Рябикова или у Безрукова?

- Я обожаю Сергея Безрукова, мне симпатичен его отец, Виталий Безруков. Неплохо работалось и на съемочной площадке, другое дело, что, может быть, мало стихов он читал. Но не в моей компетенции судить этот фильм. Я много читал о Есенине, но вот так сказать однозначно, что в фильме Рябикова все правда, а в «Есенине» нет, — не могу.

- Александр Яковлевич, помните свою первую роль?

- Свою первую роль — бригадира сварщиков Алексея Углова я сыграл в фильме «Это сильнее меня» в семьдесят третьем году

- Расскажите немного о себе.

- Родился я в сорок четвертом году, в Забайкалье, на станции Оловянская Читинской области в рабочей семье. Моей мечтой стало море, и в пятьдесят восьмом мы переехали во Владивосток. Я поступил в ремесленное училище, на слесаря металлоконструктора. В шестьдесят первом попытался устроиться матросом в «Востокрыбхолодфлот», но меня туда не взяли, был еще слишком молод, тогда попросился на корабль «Ярославль», на котором и вышел в море. Затем перешел мотористом второго класса на дизель-электроход «Курган». Во время второго плавания наше судно, как и несколько других, попало в обледенение, и на берег сообщили, что мы затонули. Поэтому, когда я вернулся на берег, мама сказала «Либо я, либо море». Пришлось уйти с судна. Устроился работать слесарем. А в шестьдесят четвертом встретил друга, который предложил билет на дипломный спектакль по Чехову, который ставили студенты первого курса Владивостокского института искусств. Вот с него-то все и началось. Через год поступил в институт на актерский факультет. В шестьдесят девятом закончил вуз и был распределен в Приморский краевой драматический театр имени Горького. Там меня заметил главный режиссер театра и взял с собой, когда уезжал в Саратовский драматический театр имени Карла Маркса. Там я сыграл много разных ролей, а в семьдесят третьем меня пригласили сняться в кино.

- В семьдесят восьмом вы сыграли роль шофера Федора Баринова в фильме Валерия Лонского «Приезжая», вот тогда-то и пришла к вам всесоюзная слава?

- После этого фильма я снялся еще в семи фильмах, а в восемьдесят втором в «Мужиках» Вот тогда-то и был признан лучшим актером года. После выхода на экраны этого фильма у меня было такое чувство, что я должен усыновить полстраны. На мой домашний адрес и на студию приходило много писем, были письма удивительной красоты. Писала одна девочка, видимо, только научившаяся писать — дядя Паша — не Саша, а Паша, обращаясь, видимо, к моему герою Павлу Зубову, спасибо вам за фильм. Мой папа посмотрел этот фильм и впервые купил мне шоколадку. Ура! Это было тогда в СССР, но мы и представить не могли, что в России будет более семисот пятидесяти тысяч детей-сирот, причем половина из них при живых родителях.

- Расскажите о семье.

- Это табу. О семье никому не рассказываю

- Происходили ли с вами какие-то необычные истории?

- В фильме «Любовь и голуби» я чуть не утонул. Там есть такой эпизод, когда мой герой, распрощавшись со своими родными, в буквальном смысле выпадает в море, открыв дверь, а потом выныривает рядом с Гурченко. Вот я так и выпал. Режиссер говорит «Слишком медленно», — пришлось делать еще один дубль. Под водой я переодеваюсь, а потом выныриваю. Страховали меня водолазы. Костюм, рубашка и штаны были запасные, а вот галстук один. И вот я падаю, раздеваюсь, а галстук не снимается Водолазы принялись мне помогать, да так потянули за него, что чуть не задушили, да и воды я нахлебался. Слава Богу, все обошлось благополучно.

- Кроме съемок в кино, вы играете в театре. В каком?

- В академическом Малом театре. Роли разнообразнейшие. В спектакле «Царь Иоанн Грозный» играл самого царя-батюшку. Но сначала пьеса носила несколько иное название — «Смерть царя Иоанна Грозного». Репетируя эту роль, почувствовал, что теряю силы. Обратился к своему батюшке, он сказал, что следует съездить в Александровскую слободу, где Грозный хотел делать столицу. Там в музее сказали, что многие актеры, что играли Грозного умирали. Батюшка посоветовал, чтобы из названия пьесы убрали слово смерть. Но режиссер на это не соглашался. Я успел отыграть лишь шесть спектаклей, а потом заболел и попал в Институт Склифосовского. Выздоравливал после этого долго

-А кто ваш духовный наставник?

- Венчал нас с женой отец Артемий из храма Всех святых, а наставник отец Василий из Серафимовской церкви.

- Какие песни вы поете?

- Я не пою, я прикасаюсь к песне. Лучше русских песен нет, чтобы там ни вякали Бори Моисеевы и Верки Сердючки. Наши песни образные. Что «Ивушка-плакучая», что «Клен ты мой опавший» — песни удивительной красоты. Как говорит мой батюшка, нет образности в сегодняшних песнях. Сейчас время безобразия — диктует плоть, желтый телец, деньги, рубли, доллары. Да и песни какие-то примитивные. «Нас не догонишь». Вот татушки играли все лесбиянок, а забеременели обе. Догнали их все-таки. Я за образность в песнях. Господь не дал дьяволу двух вещей чувства меры и чувства стыда. На безмерности и бесстыдстве он и проиграет. Он не сможет победить Россию. Россия — образная страна, здесь люди генетически образно мыслят. Пить так пить, делать так делать, творить так творить. Такие церкви, такую красоту сотворили, а потом запьют и все разрушат. Сейчас восстанавливают, не дай Бог, чтобы повторилось, как в семнадцатом году.

- Как вы думаете, что ждет Россию?

- Я верую, что Россия возродится. Возродятся ее культура, вера, искусство. И хотя сейчас все делают для того, чтобы оболванить и одурачить нашу молодежь, я думаю, россияне поймут, что дальше так жить нельзя. Все зависит от каждого из нас, если мы будем жить по христианским законам, любить свою Родину, то обязательно добьемся того, что Россия поднимется с колен и вновь станет великой державой

- Спасибо вам, Александр Яковлевич, за беседу. Что бы вы пожелали нашим читателям?

- Счастья, здоровья и спокойствия. Чтобы ваши читатели были добры друг к другу и жили с верою в Бога.

«Липецкие известия», 07.12.2005 ОБСУДИТЬ В АНТРАКТЕ

Дата публикации: 09.12.2005