Новости

НА СЦЕНУ МАЛОГО ТЕАТРА ВЫШЛИ ЧЕРЧИЛЛЬ, РУЗВЕЛЬТ И СТАЛИН

В нынешнем театральном мире зритель приходит в зал после карантина. Нам измеряют температуру на входе. Гардеробщики смотрят поверх масок. Людей рассаживают в шашечном порядке – через кресло. Из-за этого зрителей непривычно мало для премьеры, но никто не уходит с камерной разговорной политической постановки, а когда актеры выходят на поклоны, все хлопают так, чтобы возместить пустоты справа и слева от себя. Чему же аплодировали на первой в сезоне премьере в Малом театре?

…Однажды Черчилль, Рузвельт и Сталин встретились в Ялте. Быль, не анекдот. От этой встречи остались памятные снимки на ялтинской скамеечке, кадры кинохроники. Они используются в спектакле Малого театра «Большая тройка (Ялта-45»). Именно в перечисленном выше порядке главы государств и сидят: слева направо. Премьер-министр, Президент и Маршал. Так они называют друг друга в пьесе, написанной шведом Лукасом Свенссоном. В мировой премьере (театра Дюссельдорфа) в 2013 году все подавалось, как историческая сатира, где Сталина, Рузвельта и Черчилля играли женщины. Зачем? Непонятно. Может быть, чтобы в длинные политические разговоры о польском вопросе и переделе Европы после войны внести пикантность.

«Большая тройка» в Москве пришлась уже на другое время, когда не хочется добавлять нечто скандальное. Хочется знать. И здесь Малый театр с его консервативностью в прошлом и интересом к тому, что будет дальше, оказывается очень интересной площадкой для разговора об истории. И три народных артиста России в главных ролях эту площадку используют с максимальной отдачей с подачи режиссера Андрея Житинкина.

Сталина играет Василий Бочкарев. Иногда он кажется мирным и даже добродушным, иногда – жутким. Никогда не форсирует обычные детали поведения Иосифа Виссарионовича, давно ставшими штампами при изображении вождя. Чуть-чуть акцента, минимум грима, пристальный взгляд и трансляция в зрительный зал абсолютной уверенности в том, что самые страшные решения диктуются не жестокостью, а необходимостью. И ты даже веришь ему пару секунд, а потом понимаешь: кто-то не знает разницы между жестокостью и необходимостью, а кто-то четко знает и использует.

Рузвельт стал несыгранной последней ролью Бориса Клюева, недавно ушедшего из жизни. И премьера в Малом прошла в день прощания с актером. В последнее время он приходил на репетиции, смотрел из зала, как работает другая легенда нашего кино и театра – Владимир Носик. Клюев еще надеялся на премьеру в сентябре, перенесенную с мая из-за карантина, но надежды не сбылись, и каким бы он стал президентом, мы уже не узнаем. Рузвельт Владимира Носика – умирающий президент большой страны, которому чаще цветы, которые подбирает для букета жена Элеонора, важнее переговоров на высшем уровне. Он – единственный из «Большой тройки», кто не дожил до победы. Инвалидное кресло, рассеянность, постоянная напряженность из-за невозможности даже поднять плед, если он сполз к ногам. Раздражение из-за назойливости секретаря и детская радость при просмотре мультфильмов.

Черчилля сыграл Валерий Афанасьев, который был потрясен масштабом этой личности давно, но не подозревал, что однажды выйдет на сцену в таком образе. Афанасьев не толстел специально для роли: никто не искал портретного сходства в принципе, важнее было передать другое. Схему, когда все еще «дружат» и еще вместе, но уже порознь. Систему, когда ни один из трех союзников не оказывается совершенно честным перед другими. Это не «хорошая мина при плохой игре». Это хорошая игра в партии, обреченной на «ничью» только до тех пор, пока общий враг не будет уничтожен. И если лидеры еще готовы играть, то их секретари-ординарцы уже почти не скрывают неприязни друг к другу.

Что было потом, мы знаем. Вечный исторический спойлер, и только двоечники не в курсе результата, а остальным интересно, как именно результат был достигнут. Закулисье Второй мировой войны долго будет волновать человечество. Ялтинская конференция была в феврале 1945 года. В нашей кинематографической истории Штирлиц как раз готовился к своим «Семнадцати мгновениям весны».

Спектакль получился строгим и щемящим. Снег, дождь, непогода в зимней Ялте и взаимное недоверие союзников. Совсем скоро начнется «холодная война». Но еще все идут к победе. Попутно «расчленяя» (глагол из пьесы) Европу, какой она станет после войны.


Валентина Львова, "Комсомольская правда", 15 сентября 2020 года


Дата публикации: 17.09.2020