Новости

ТАМАРА МИХАЙЛОВА: «Я БЫ ПОСОВЕТОВАЛА ВСЕМ СВОИМ КОЛЛЕГАМ ХОРОШО СЧИТАТЬ ДЕНЬГИ»

Ремонт для театра – всегда испытание, проверка на прочность. Малый театр ее прошел, причем вдвое быстрее, чем планировалось. О том, как разговаривать с чиновниками и строителями, о планах на сезон и спектакле «Смута» – в интервью с директором Малого театра Тамарой Михайловой.

- Тамара Анатольевна, реконструкция вашего театра, наверное, войдет в историю московского строительства как единственный случай, когда все работы были завершены раньше срока и неиспользованные деньги вернули в бюджет. Это настолько фантастическая история, что министр культуры долго ее рассказывал на разных встречах. Как вам это удалось?


- Мы действовали по тем документам, которые были утверждены Главгосэкспертизой, контролировали стройку, просто так ничего не подписывали. Поставили своих генподрядчиков в жесткие условия. Ничего нового, на самом деле, просто серьезно отнеслись к вопросу.

- А как женщина может подчинить себе строителей? Какой-то особенный дар надо иметь, чтобы говорить с ними на одном языке.

- Нет у меня никакого особенного дара, мне просто очень хотелось все сделать хорошо. Я чувствовала ответственность перед Юрием Мефодьевичем Соломиным лично и перед взрослыми актерами, для которых вся эта история с реконструкцией была просто катастрофой. И вы не представляете, как они были счастливы, когда вернулись сюда. Элина Авраамовна Быстрицкая на открытии сезона сказала Соломину: «Юра, это же наш зал!»

- Вы все контролируете лично?

- Ну, каждый кирпич не пересчитываю, но контролирую все, да.

- Легенды ходят о том, что вам пришлось сделать, чтобы не открывать крышу Малого театра.

- Понимаете, в театре есть поверье, что это нельзя делать, потому что улетят души тех, кто здесь работал. И Юрий Мефодьевич поставил мне это условие: крышу не открывать. Нам пришлось переделать конструкторскую документацию, чтобы его выполнить.
Фактически это первая реконструкция за сто лет. Я знаю, что были и другие, но делались они не по совести, что-то подкрашивали и подмазывали, и нам пришлось все это убирать, чтобы привести все к тому образу, который был в девятнадцатом веке.

- Вы довольны тем, что получилось в результате?

- Да! Я люблю этот театр.

- Малый театр традиционно держит не очень высокие цены на билеты, это принципиальная позиция?

- Это позиция Юрия Мефодьевича Соломина, с которой я, как финансист, внутренне не согласна. Я бы, конечно, повысила. Есть у нас спектакли, которые перекупаются без стыда и совести за три, четыре, пять цен, и собственно говоря, это даже не скрывается. Если вы зайдете в интернет, перед нашим сайтом увидите пять дублеров, которые перепродают то же «Горе от ума», допустим, за 15 тысяч. И перед спектаклем у входа стоят спекулянты. Мне самой один раз предлагали билеты.

- Вы не придумали, как с этим бороться? В «Мастерской Петра Фоменко», например, ввели запись. Можно заранее записаться на спектакль и купить билет в кассе, когда придет твоя очередь.

- Понимаете, мы уже от всего отказались, от чего можно отказаться, у нас нет распространителей, мы продаем билеты исключительно в наших кассах и на нашем сайте. Я ни в коей мере не хочу обидеть зрителей, но очень многие из них поощряют спекулянтов.Есть зрители, которым цена безразлична, особенно на дефицитные спектакли. А если есть спрос, то есть и предложение.

- А вы знаете своего зрителя? Кто он, как выглядит?

- Вы знаете, к нам приходят люди, которым хочется театра. Причем театра именно в том виде, как народ его представляет. Я не хочу обидеть никакие современные театры, но я приверженец классики. И я, и мой муж. И та организация, где мой муж работает, я знаю, любит Малый театр.

- Я так понимаю, что речь идет о компании «Лукойл», которая поддерживает строительство филиала Малого театра в Когалыме. Когда вы планируете его открыть?

- Сейчас могу сказать вам только рабочий срок – 15 марта. Но вы понимаете, что он может отодвинуться.
За этот проект, на самом деле, спасибо компании «Лукойл» и лично Вагиту Юсуфовичу Алекперову. Как проректор Щепкинского училища, я ездила со студентами по городам Западной Сибири, и возникла мысль о строительстве театра в одном из них. С этой просьбой Вагит Юсуфович ходил к президенту, и было решение – создать этот театр. Он фактически уже построен, и по оснащению очень похож на Малый. Это было наше условие – чтобы мы могли приезжать и привозить свои спектакли.

- Как этот театр будет работать?

- Пока не знаю. На данный момент мы решили, что будем туда ездить. Мы наметили четыре спектакля, пока не скажу каких, но есть среди них и детские.
В дальнейшем все-таки, наверное, возникнет вопрос о наборе труппы туда.

- Поедут ребята?

- Пока не знаю, что вам ответить на этот вопрос. «Лукойл» уже построил квартиры для артистов. Местных набрать невозможно, потому что там просто таких нет. Будем разговаривать с нашими молодыми артистами, со студентами, которые выходят на распределение. Может быть, из прошлых выпусков. Сейчас говорят, что у нас студенты не получают распределение, не получают места в театрах, но я могу вам сказать, что за мою деятельность проректора только два студента уехали из Москвы, все остальные стараются найти любое место здесь. Если бы они, допустим, отрабатывали три года по распределению, как раньше, всем периферийным театрам стало бы легче.

- В одном из интервью вы сказали, что театрам не нужно выживать, они живут нормально, и денег, которые им выделяет государство, достаточно. Это редкое высказывание для театрального директора. Все говорят: «Нам не хватает, дайте нам еще!»

- Ну, мы тоже ходим в министерство и просим на какие-то нужды. Допустим, после реконструкции нам хотелось, чтобы не только сцена у нас была по последнему слову, но и оборудование. Поэтому, да, мы просим, и если наши просьбы обоснованы, эти деньги выделяются.

- В другом интервью вы говорили, что с чиновниками всегда можно договориться. Скажите, как, что для этого нужно?

- Знаете, я могу сказать: не клянчить, но если действительно нужно что-то, действовать настойчиво.

- Как идет у вас спектакль «Смута»?

- Это технически сложный спектакль, из-за сложностей монтажа мы ставим его на вторник и начинаем монтировать накануне, в выходной день. Могу сказать, что у нас давно не было таких масштабных постановок.

- Спектакль поставлен по книге министра культуры Владимира Мединского. Это была инициатива театра – инсценировать его роман о смутном времени?

- Да! Это была инициатива театра, и даже могу сказать, почему мы это сделали. Нам был нужен большой спектакль на историческую тему, мы перебирали названия, пока мне не попалась книжка Владимира Ростиславовича. Мы стали обсуждать возможность инсценировки. Поскольку Мединский – рабочий министр, это достаточно долго продолжалось. Решили, что будет ставить Владимир Бейлис, он работает в традициях нашей школы. И я считаю, что у нас спектакль получился.

- Как вы считаете, что в отношениях театров и государства стоило бы изменить?

- Государству нужно очень правильно поставить финансовую политику, быть честными перед театром. А своим коллегам я бы посоветовала хорошо считать деньги. Надо понимать, что они не с неба валятся, это бюджет, если выделили одним, значит, другие не дополучат. А то, что получаешь, я считаю, нужно отдавать в дело. Я недавно читала статью, где один из театральных директоров пишет, что «некоторые сдают в аренду сцену за 10 тысяч, а я пошел намного дальше и стал сдавать за 50 тысяч». И мне было искренне смешно. Я не буду озвучивать цифру, сколько стоит аренда сцены Малого театра, но это для нас очень серьезное подспорье, и эти деньги идут на премии, на дополнительные спектакли.

- У Малого театра свои мастерские, они позволяют вам зарабатывать?

- Пока нет, потому что они сейчас довольно загружены. И потом мы совсем недавно перенесли их в новое здание в Нагатино, опять же благодаря Министерству культуры. Нам дали деньги на новое оборудование, и мы его осваиваем. Нам нужно делать декорации для Когалыма, потому что мы не можем все время возить их туда-сюда, кроме того, у нас сейчас много больших спектаклей впереди.
В этом сезоне у нас просто череда юбилеев: мы ставим «Перед заходом солнца» Гауптмана, где в главной роли Борис Клюев; к юбилею Людмилы Поляковой выйдет «Дальше тишина». Одна из весенних премьер - «Сваха», в главных ролях Ирина Муравьева и Валерий Афанасьев, они тоже юбиляры.
Мы ждем предложения от режиссера Адольфа Шапиро, он будет у нас ставить, но что именно, пока не определено. И еще унас, похоже, получится спектакль по Гоголю, это «Игроки». Режиссера пока не скажу.

- Сейчас, когда тяжелый ремонт позади, какие задачи вы перед собой ставите?

- Ну, первая задача – с Когалымом разобраться. А потом идти дальше, не терять своего зрителя и привлекать нового.

Татьяна Филиппова, КУЛЬТУРОМАНИЯ, 11 октября 2018 года


Дата публикации: 11.10.2018