Новости

​ЛЮДМИЛА ТИТОВА: «В ВОСЬМОМ КЛАССЕ РЕШИЛА, ЧТО БУДУ АРТИСТКОЙ. ДРУГИХ ВАРИАНТОВ НЕ БЫЛО»

В столицу Бурятии приехали знаменитые артисты Государственного академического Малого театра России. 22 и 23 мая они с огромным успехом выступили на сцене Государственного русского драматического театра имени Николая Бестужева в рамках программы «Большие гастроли 2017», организованной Федеральным центром поддержки гастрольной деятельности Министерства культуры РФ. Билеты на спектакль были раскуплены всего за два дня, причём за два месяца до начала гастролей.

Среди тех, кто вышел на улан-удэнскую сцену, - всеми любимые народные артисты России Борис Невзоров, Людмила Полякова, Евгения Глушенко и многие другие артисты, известные улан-удэнской публике в основном по фильмам, в которых они снимались. Наш корреспондент побеседовал с народной артисткой России Людмилой Титовой.

Людмила Владимировна, Вы впервые в нашем городе или уже бывали? Каковы Ваши впечатления?

Я здесь первый раз. Город мне понравился. Нас свозили в этнографический музей. Мы целый день гуляли по городу, видели знаменитую «голову» - впечатлила, я не думала, что она до такой степени большая. Город показался нам очень чистым. Центр красивый, красивые фонтаны. Хорошие лица, не жлобские, и это очень важно. Очень крутой театр, просто потрясает его красота. Всё очень качественно. Мы сами только что вернулись в своё основное здание после трёхлетнего ремонта, поэтому всё подмечаем, где, как и что сделано. В нашем театре что- то изменилось, что-то не нравится, что-то очень нравится, но когда выходишь на сцену, кажется, что вообще ничего не изменилось, так всё хорошо, прям до комка в горле от того, что вернулись на свою сцену, хотя у нас филиал потрясающий. Там сразу после его открытия мы очень долго играли «Свадьбу Кречинского» с Виталием Соломиным и «накормили» это здание. А теперь надо обживать наше основное здание, в нём пока холодно.

Спектакль «Волки и овцы» идёт на сцене Малого театра уже более 20 лет, Вы исполняете роль Глафиры с 1994 года. Не устали?

«Волки и овцы» - один из наших лучших спектаклей, который действительно много лет идёт на сцене, который мы всегда возим на гастроли и по России и за границу, он пользуется успехом, у нас всегда аншлаг. Спектакль не теряет своей актуальности, и тексты его злободневны и интересны, как и все пьесы Островского. Их можно играть всегда, и они никогда не повторяются. Даже один и тот же спектакль всегда разный, он меняется в зависимости от публики, которая всегда реагирует по-разному, и от состояния души артиста на сегодняшний день, можно менять имена и играть про сегодняшний день, и он всё равно будет актуальным.

Роль Глафиры я исполняю уже много лет, но мне не надоело, даже появилась некая лёгкость. Раньше требовалось много каких-то психофизических затрат, сейчас всё уже наработано, хотя каждый раз получается совершенно другой спектакль. Посмотрел на тебя партнёр по-другому, и ты совершенно по-другому ему ответил, и даже атмосфера другая. Когда-то я спросила у Армена Борисовича Джигарханяна: «Вы не устаёте столько работать?», он ответил: «Да что ты, я каждый вечер до пяти часов жду, что кто-нибудь из артистов заболеет и спектакль отменят, а потом наступает пять часов и в тебе что-то щёлкает, а уж когда ты порог в театре перешагнул, то уже в другом измерении, у тебя другое состояние». И у меня как-то так получается.

Как, по-вашему, можно привлечь зрителя в театр? Нужно развлекать его, ставить эксперименты?

У нас в театре нет дефицита в зрителях. А у зрителя есть дефицит в серьёзности. Виной тому телевидение, которое привыкло людей развлекать, и когда зритель приходит в театральную кассу, спрашивает что-нибудь весёленькое. Так не должно быть. Когда театр берёт какой-то серьёзный материал - а у нас есть и драмы, и трагедии - есть опасность - пойдут зрители или не пойдут. Чтобы к театру относились серьёзно, в нём должны быть разные спектакли. Мне кажется, у нас в театре соблюдены пропорции - в этом году мы выпустили «Вассу Железнову» Горького, первый вариант, где я играю главную роль. Выпустили «Короля Лира» с Борисом Невзоровым в главной роли. У нас идут «Дети Ванюшиных», есть много комедий, таких как, «Восемь женщин», «Мнимый больной» и другие. Мне кажется, что воспитывать зрителя нужно на серьёзном материале. Всегда есть какой-то страх, как будут воспринимать зрители, и у нас были опасения. Но как мы обрадовались, когда увидели, как это принимается зрителем, когда в зале стоит такая тишина, никто не только не разговаривает, никто не достаёт телефоны. И как замечательно, когда зритель не только после комедии выходит счастливым, а после серьёзного спектакля в нём происходит какое-то очищение, когда люди начинают спорить - это гораздо важнее и правильнее для театра. Если в театре идёт одна «развлекуха», ты не увидишь его ни в каких рейтингах. Статус театра зависит от репертуара. Классический театр должен существовать!

Вы к нам приехали из Читы, там пробыли целую неделю и показали несколько спектаклей, а у нас запланировано только три дня и один спектакль. Почему? Многие не успели приобрести билеты и очень об этом жалеют...

Ну что поделаешь. Наши артисты заняты во многих спектаклях, четверо прямо из Читы улетели в Москву, я полечу 24 и в этот же день выйду на сцену, а у Бориса Георгиевича спектакль 26. Два артиста уже уехали, потому что в Москве сегодня идут спектакли. Одного увозят, другого привозят. Жаль, конечно, что в Улан-Удэ не все желающие смогли попасть на наши спектакли, нужно привезти другой спектакль. Можно и такой, где небольшое количество артистов. Но сложность в том, что у нас гигантские декорации, большая постановочная часть. Антрепризе просто - поставили два стула и играют. Нам сложнее.

В интернете любая информация о Вас начинается с того, что Вы родились 28 февраля 1960 года, в 1983 окончили высшее театральное училище им. М.С. Щепкина (курс Ю.М. Соломина) и сразу были зачислены в труппу Малого театра. А что было до учёбы в театре? Расскажите немного о себе, о своей семье. Откуда Вы родом?

Я родом из Сибири, из Новосибирска. Я не ходила в театральную студию, много читала, занималась сама и классе в восьмом решила, что буду артисткой. Других вариантов не было. Но я об этом никому не говорила, потому что это было бы смешно. После окончания школы мама дала мне 25 рублей, я купила плацкартный билет и поехала поступать в Москву. У меня там не было знакомых, вообще никого. Я была такая «от сохи». Поступала три раза, потому что была совсем не готова, не знала, что и как читать. После первой попытки вернулась домой, работала в школе. Потом снова поступала, готовилась, год жила в Москве, работала - мыла полы и на третий год поступила на курс к Юрию Мефодьевичу Соломину.
Дочь с трёх месяцев в театре, она выросла в нём. Когда ей было четыре года, ездила со мной на гастроли в Читу, в десять лет играла маленькую Луизу в спектакле «Мнимый больной», но по моим стопам не пошла, наверное, «объелась» этого и не захотела. Окончила консерваторию, она скрипачка. Работает и в нашем театре (у нас есть оркестр), работает у Когана, ещё играет в рок-оркестре.

Вы служите в театре уже более 30 лет, сыграли за это время множество ролей, среди которых Роксана в «Сирано де Бержерак», проказница и хохотушка Николь в «Мещанине во дворянстве», кроткая мудрая царица Ирина в спектакле «Царь Фёдор Иванович», трагически обречённая княжна Татьяна Николаевна Романова в «...И аз воздам», разбитная и шумная Элизабет в «Убийстве Гонзаго», жестокая, рвущаяся к власти Екатерина Алексеевна в «Хронике дворцового переворота» и так далее. А есть среди этих ролей самая любимая? И кто Ваши любимые партнёры?


Каждая роль - самая любимая, когда выходишь на сцену. Мои любимые партнёры, те, с кем я давно работаю - Евгения Константиновна Глушенко и Василий Иванович Бочкарёв, с которым мы очень много в последнее время спектаклей выпустили. Сейчас у нас израильский режиссёр ставит «Визит старой дамы», и опять мы встречаемся с Василием Ивановичем, причём режиссёру было важно, чтобы у нас были какие-то наработки. В театре есть очень хорошая молодёжь. Я играю Вассу Железнову среди молодых артистов как будто старшая пионервожатая в лагере. Они все очень маленькие, просто мои дети. Они очень послушные, умные и очень талантливые.

Вы служите в театре и снимаетесь в кино. В каком фильме мы сможем Вас увидеть в ближайшее время?
Я в первую очередь театральная актриса, я люблю театр, мне кажется, я могу аккумулировать энергию зала, а в кино этого нет. Но в кино я иногда тоже снимаюсь, вот недавно закончили съёмки, это небольшой сериал, который называется «Исполнение желаний». Я исполняю роль мамы героини. Эта работа совместная с Киевской студией, начата была ещё до запрета всего нашего в Киеве. Очень обидно от того, что так всё происходит. У нас была украинская группа, они к нам очень хорошо относятся, и сами очень расстраиваются из-за сложившейся ситуации. Фильм сейчас монтируют, надеюсь, что закончат в этом году.

Как вы относитесь к экспериментам в театре? Стоит ли осовременивать классические постановки?

Если классику осовременивать, делать это нужно талантливо. Если это осовременивание ради хохмы, то в этом нет никакого смысла. Не приносит пользы. Мне кажется, надо ставить задачи, а не чуть-чуть развлечь зрителя сиюсикундно. Это зависит от художественного руководителя, который должен иметь репертуарную политику хотя бы на 10 лет. Нужно иметь своего зрителя, который ходит на все спектакли, и тогда сработает сарафанное радио и другие зрители придут. Когда мы выпускали «Свадьбу Кречинского», на первом спектакле у нас была треть зала. Премьеру играли в полупустом зале. Виталии Соломин так расстроился. Прошло несколько месяцев, и уже невозможно было попасть на наш спектакль. Мы играли его пять раз в месяц, для репертуарного театра это очень существенно. И сколько мы его не играли до тех пор, пока Виталий не умер на сцене во время этого спектакля, невозможно было заказать места, чтобы пригласить кого-то своих. Вот что значит угаданный репертуар.

Мне кажется, сейчас в театре умирает желание пробудить сочувствие в зрителе. Когда я пришла в театр, говорили, что очень сложно рассмешить зрителя, а заставить плакать - легко. Сейчас говоришь какую-нибудь пустую хохму и зал хохочет, а заставить заплакать гораздо сложнее. Так изменилось время. Часто в современных театрах и не дают заплакать, привыкли, что зритель хочет даже не комедии, а дешёвой хохмы. И кажется, что и не надо этого делать. Нет, надо, надо! Люди пойдут. Сегодня придёт сто человек, а завтра - двести, если это хорошо, если это талантливо.
К сожалению, иногда, в нашем театре публика уходит со спектакля, а режиссёр считает, что это нормально и ничего страшного нет...
Бывает, что уходят и с хороших спектаклей, когда человек не понимает. У нас в театре такого быть не может. Если хочешь выразиться, напиши свою пьесу и играй. Надо знать, где ты, что ты и масштаб. Одно дело, когда маленькая сцена на десять человек, у тебя десять зрителей, ты можешь ставить эксперименты. Но если спектакль большой, ты должен предполагать, что на эксперимент никто не пойдёт. Например, в Москве есть такие экспериментальные театры, куда приходит небольшое количество людей, и они смотрят, им интересно. Есть и некоторые театральные деятели, которые считают, что репертуарный театр не нужен, но ведь с водой можно выплеснуть и ребёночка...

Ваши пожелания нашим читателям?

Меня в Чите и вообще в Забайкалье поразило, что люди так любят своё место, свою малую родину. В Москве все стонут, как всё плохо, мало денег, вот здесь действительно мало денег, но люди любят свою родину, свой город, природу. Мне кажется, только так можно выжить в достаточно тяжёлых условиях. Продолжайте любить свою малую родину, это дорогого стоит.


Спасибо за беседу, приезжайте к нам ещё!


Дата публикации: 28.09.2017