Новости

БОРИС КЛЮЕВ

БОРИС КЛЮЕВ

Очерк Ольги Бутковой из серии «Библиотека Малого театра» (2007).

Его почти никогда не покидает легкая ирония. И на сцене, и на экране, и в жизни. Может быть, в этом - один из главных секретов безграничного обаяния Бориса Клюева.
— Главное - чувство юмора по отношению к себе, - говорит Борис Владимирович. - Это спасает от множества разочарований. Если внезапно становишься популярным, легко вообразить, что ты великий и всеми любимый. Тут и призываешь к себе на помощь чувство юмора. У популярности Бориса Клюева было две самых больших «волны». Две известнейшие роли в кино - два злодея. Коварный граф Рошфор в фильме «Д'Артаньян и три мушкетера» и агент мирового империализма, шпион Трианон, он же Сергей Дубов в «ТАСС уполномочен заявить». Сегодня каждый знает артиста по многочисленным ролям в фильмах и телесериалах. Но театр, увы, не является искусством миллионов. И потому далеко не всем известен другой Борис Клюев - артист Малого театра.
Сорок лет на старейших московских подмостках. Работы в спектаклях лучших режиссеров, партнерство с великими корифеями русской сцены. Все театральные стили и жанры.
Он с детства не мыслил себе другой профессии - всегда знал, что будет артистом. Можно сказать, профессия досталась ему по наследству. Судьба отца, Владимира Клюева, сложилась трагически. Его жизненный и профессиональный путь прервался очень рано. Учился в Вахтанговской школе, потом - о, романтическая эпоха, - всем курсом поехали играть в Комсомольск-на-Амуре. Затем Москва, областной драматический театр - предтеча Таганки. Потом - фронт. Владимир Клюев умер в тридцать шесть лет. Осталась память - множество фотографий в разных ролях. Сын, конечно же, любил подолгу их рассматривать.
Борис с мамой жили в самом сердце Москвы - на углу Спиридоновки и Гранатного переулка, в замечательном старом доме, имевшем прозвище «Утюг».
Вспоминает друг детства Бориса Клюева, поэт-песенник Михаил Шабров:
- В нашем доме жили замечательные люди, в том числе известные артисты - Владимир Самойлов, Петр Константинов. Мы, конечно, целыми днями пропадали во дворе, играли в футбол, зимой там заливали каток. В школе атмосфера была тоже теплой, семейной, творческой. Учителя прививали нам любовь к искусству, многие из нас писали стихи. Мы с Борей все в детстве проходили вместе, даже курить одновременно попробовали. Правда, за это наши мамы задали нам трепку, и с тех пор мы больше не курим.
Дружбе Бориса Клюева с Виктором Линником, нынешним главным редактором газеты «Слово», также минуло полвека.
- На каникулы Борис приезжал в подмосковный город Дмитров. Там и сейчас живет его замечательная тетка Зина, которая привечала племянника каждое лето. Там мы познакомились, сначала чуть не подрались, а потом стали друзьями. Энергия в нем всегда била ключом, заводила был. Предоставленные сами себе, мы играли в лапту и штандер на свежем воздухе, ездили за город, ночевали в лесу, в палатках. В Боре уже тогда были заметны художественные способности. Мы вместе исполняли «Осенние листья» из репертуара Адамо.
Мама Бориса любила искусство, но поначалу не одобряла желания сына стать артистом. Она работала бухгалтером-экономистом в Доме композиторов на улице Нежданова и привила сыну любовь к музыке. Борис посещал все концерты в филармонии и по несколько раз слушал оперы, которые ставили студенты консерватории. В детские годы пришла и любовь к литературе - любовь, которую Борис Клюев пронес через всю жизнь.
- Я вырос на Джеке Лондоне, Хемингуэе и Ремарке. Они оказали большое влияние на становление моей души. Ну, конечно, в школьные годы увлекался Майн Ридом. Мне очень нравился образ его героя - элегантный и благородный, нос с горбинкой, шляпа с пером...
И когда Борис Владимирович произносит эти слова, трудно удержаться от мысли: «Боже мой, ведь он и есть тот самый майн-ридовский герой-романтик. Не хватает только шляпы с пером...»
В «Словаре русских фамилий» В. А. Никонова к фамилии «Клюев» дано следующее пояснение: «Этимология спорна: «От клювый - красивый, статный, видный» (Г. В. Тропин) или «Человек с длинным орлиным носом, похожим на клюв» (Ю. А. Федосюк)». Так что пресловутый «нос с горбинкой», судя по всему, достался Борису Владимировичу от многих поколений статных и красивых предков, похожих на литературных героев....
Еще в юности Борис начал собирать книги. Любимые букинистические магазины - на Кузнецком мосту, в Камергерском переулке.
- Это было время, когда портрет Хемингуэя висел в каждом доме. Но для меня он до сих пор остается любимым писателем. Когда мне бывает тоскливо, я беру книгу Хемингуэя, любое произведение, открываю - и сразу погружаюсь. Я очень его понимаю. Может быть, это связано с тем, что у нас один и тот же знак Зодиака - Рак. Поэтому нам легко.
Иметь обширную библиотеку в те годы было сложно - прежде всего, из-за тесноты. Как и многие москвичи, Борис с мамой ютились в коммуналке.
- Я очень благодарен маме за то, что она всячески поощряла мое увлечение живописью, книгами, спортом. Это помогло мне в жизни. У мамы был самый важный критерий, она говорила: «Это красиво». Могла сказать так и о человеке, и о поступке, и о вещах. И для меня это тоже главное. Мое кредо: нужно стараться жить красиво и поступать красиво. А разве не самая красивая профессия - актерская? Борис начал свою театральную деятельность еще в школе. Сначала - кукольный спектакль-сказка. В нем Борис исполнил сложную и почетную роль Бабы-Яги. Затем - уже не кукольный, а самый настоящий спектакль «Чертова мельница» по пьесе чешского драматурга Яна Дрды. Роль - черт Люциус. Нет, право слово, в актерской индивидуальности Бориса Клюева всегда, с самых младых ногтей было нечто демоническое, предвещавшее его дьявольски коварных графов и шпионов. Вспоминает Михаил Шабров:
- Я считаю, Боре предопределено было стать актером. Это знак судьбы, что в нашей школе появилась Клавдия Михайловна Половикова - народная артистка СССР и по совместительству мама Валентины Серовой. Сложилось так, что она стала вести театральный кружок. Мы с Борей туда записались одними из первых. Вот так он сразу, в четырнадцать лет попал в руки большого мастера. Клавдию Михайловну я до сих пор боготворю. Итак, Борис играл черта Люциуса - имя, наверное, происходило от Люцифера, и он был главный злодей. А у него было два подручных - бестолковых черта, одним из которых был я. Боря в этой роли производил на всех фантастическое впечатление. Он уже тогда был похож на итальянца или француза: горбоносый, стройный, худой. Ему сделали рога, бородку, плащ, как у летучей мыши - даже страшно! Мы играли «Чертову мельницу» не только в школе, но и на сцене Дома архитекторов. В этом прекрасном старинном здании большая сцена, и выступать там было очень почетно. Был полный зрительный зал. И аплодисменты Борису после этого спектакля были аплодисментами, провожавшими его в театр. Потом был драматический кружок при Доме журналистов и Театральное училище имени Щепкина. Почему поступил именно в Щеп-кинское? Это было делом случая - или судьбы.
Так уж повелось, что абитуриенты пытаются поступить сразу в несколько театральных институтов - где повезет. Борис оказался перед выбором. Его были готовы принять сразу несколько училищ. Он выбрал Щукинское, но там в самый последний момент сказали: «Не сможем защитить вас от армии, идите послужите, а потом примем без конкурса». Ринулся в Школу-студию МХАТ - поздно, поезд ушел. Вот так и попал в Щепкинское. Проучился год, потом все-таки забрали в армию. Вернувшись, продолжил учебу.
- Первым моим педагогом была замечательная актриса Валентина Александровна Сперантова, находившаяся тогда в зените актерской славы. И, конечно, огромное влияние на меня оказали Леонид Викторович Варпаховский, Вениамин Иванович Цыганков и Леонид Андреевич Волков. Я на всю жизнь запомнил слова Леонида Андреевича: «Артист на сцене должен находиться в состоянии атаки». Волкова я считаю главным своим учителем.
Юность не была легкой и безоблачной - чтобы хоть как-то подработать, приходилось заниматься тяжелым трудом. Борис разгружал вагоны, бурил землю. Так он заработал деньги на костюм для школьного выпускного вечера. А в студенческие годы начал сниматься в массовке и групповке.
- Групповка находится ближе к главным героям, она выше оплачивается. Как сейчас помню, участие в массовке стоило три рубля, в групповке - пять шестьдесят.
Первым фильмом Бориса Клюева стала советско-итальянская картина «Они шли на Восток», где он изображал итальянского солдата. Первая роль со словами - сержант в фильме «Каратель».
- Для молодого артиста очень важно иметь кумира, которому хочется подражать. Для меня такими кумирами стали Борис Николаевич Ливанов и Борис Андреевич Бабочкин. Из зарубежных киноартистов - Витторио Гассман. Мне сказали, что я на него похож, и этого хватило, чтобы я его полюбил. А потом посмотрел много фильмов с его участием и понял, что он прекрасный артист. Кумиры заставляют нас тянуться, быть лучше. И очень хорошо, когда они рядом. Вот, скажем, Бабочкин в моей театральной юности все время был рядом. Я очень многому у него научился.
Малый театр к начинающим артистам был строг. На протяжении первых сезонов каждого ждало множество крохотных ролей, зачастую и вовсе без слов. Рыцари, полицейские, разбойники...
- Моей первой настоящей ролью в театре стал Сергей Синицын в спектакле «Так и будет» по Константину Симонову. Отрицательный герой, конечно. Тут дело в моей внешности. Помню даже двустишие из какого-то журнала: «Нос с горбинкой, бровь дугой - отрицательный герой».
Что поделаешь! Не было и нет во внешности Бориса Владимировича ничего рабоче-крестьянского. Аристократ, лорд, граф. Человек, на котором как нельзя более естественно смотрятся широкополая шляпа, камзол или же фрак, или старинный мундир. Куда более естественно, чем современная повседневная одежда. Такой вот классово чуждый элемент. По понятиям советского времени, аристократизм - качество опасное и подозрительное. Так и появилась в актерской биографии Бориса Клюева череда злодеев и просто нехороших людей.
Хотя злодей злодею рознь. Порой герой отрицательный, «с двойным дном», куда интереснее и многограннее положительного.
- Кто из нас не совершал плохих поступков? Но мы делаем и хорошие. Где грань между положительным и отрицательным? Человек, который делает только хорошие поступки, неинтересен, более того - фальшив.
В Малом театре молодого артиста ждала огромная удача - работа с Борисом Бабочкиным. Спектакли Бабочкина на долгие годы стали эталоном вкуса и мастерства. Счастье, что многие спектакли Бабочкина сохранились в телевизионном формате!
Иванов - маленькая роль, вылепленная с безукоризненным изяществом. Человек самовлюбленный, самодовольный, среди трагических ситуаций и мечущихся натур. Он умеет получать удовольствие от жизни - и невольно возникает вопрос: неужели на это способны лишь ограниченные люди?
Кудряш - роль другого плана и масштаба. Деревенский парень. Парадоксальный выбор: ведь, как только что мы говорили, в наружности Бориса Владимировича нет ничего крестьянского.
Ваня Кудряш, ухарь и хват, первый парень на деревне. Человек, который умеет быть красивым и свободным в несвободном мире. Даже другое слово сюда просится: не свобода, а воля. Помните, у Тэффи:
«Свобода законна.
Воля ни с чем не считается.
Свобода есть гражданское состояние человека.
Воля - чувство».

У таких людей, как Кудряш, врожденное чувство воли. И никто им не указ. Сумел же Кудряш убежать с Варварой из «темного царства»!
Нужно видеть, как красив Борис Владимирович в картузе и рубахе Кудряша. Сколько удали - и сколько благородства в его молодецкой повадке! Одна из лучших сцен в спектакле - когда Кудряш поет «Ваньку-ключника» и как по-мужски сурово и сдержанно принимает он ласку Варвары. И как легко чувствует себя в стихии любви и воли...
- Я был интеллигентный молодой человек, и мне было трудно представить себя Ваней Кудряшом. Но я с детства держал в руках гитару и в какие-то моменты был лидером в школе. И мне было знакомо чувство, что ты сильный, можешь многого добиться, ощущение самости - это очень важно для мужчины. Кудряш никого не боится, ни от кого не зависит, знает себе цену, и он нигде не пропадет. Это совпадало с моим внутренним мироощущением. А вскоре после Кудряша Борису Клюеву предстояло сыграть еще одну важнейшую роль русского классического репертуара - Молча-лина в грибоедовской пьесе «Горе от ума», поставленной режиссером Виталием Ивановым.
Молчалин - полная противоположность Кудряшу Бесшабашность Кудряша - «умеренность и аккуратность» Молчалина. Независимость Кудряша - и абсолютная зависимость Молчалина от всех окружающих, включая дворника и его собачку.
Но зависимость свою Молчалин принимает добровольно и несет даже с гордостью. Как некий долг, обязанность.
Молчалин снисходительно разъясняет чудаковатому вольнодумцу Чацкому свою жизненную позицию - позицию, которая позволяет добиться успеха. «Ведь надобно ж зависеть от других». Изумленный вопрос Чацкого: «Зачем же надобно?» Молчалин смотрит на юного забияку укоризненно и иронично - дескать, ты сам все прекрасно понимаешь. «В чинах мы небольших».
Ох, как несправедлив Чацкий, когда презрительно бросает фразу о Молчалине: «Ума в нем только мало». Он явно недооценивает противника. Потому что Молчалин в исполнении Бориса Клюева очень даже неглуп. Другое дело, что он привык держать свои мысли при себе. Высказывать вслух все, что думаешь, - с его точки зрения, вовсе не признак ума, а распущенность.
- Он молчит не потому, что ему нечего сказать, а потому, что наблюдает. У Молчалина есть в жизни главная цель - пробиться. И он пробьется. Недаром говорят о том, что Молчалин - это будущий министр. Да, и угождать «всем людям без изъятья» - это тоже часть грандиозного плана. Потому в клюевском Молчалине не чувствуется никакой приниженности, подобострастия - он, черт возьми, «глядит в Наполеоны». Но пока молчит. До поры до времени.
1975 год. Молчалин в «Горе от ума» А. С. Грибоедова.
В спектакле «Горе от ума» состоялся дебют выпускницы Щепкинского училища Евгении Глушенко. Она вспоминает об этом периоде с удовольствием:
- Мне очень повезло, поскольку я попала в компанию людей молодых, но уже опытных, известных, знающих. Это были Виталий Соломин, Нелли Корниенко, Борис Клюев. Если говорить о Борисе Владимировиче, он был неподражаем: импозантен, красавец, высокий, стройный, просто денди. Он обладает качествами, которые очень важны для актера - именно мужчины-актера. Это профессионализм, знание материала, юмор. Борис очень тактичен и внимателен, и потому я чувствовала себя с ним легко и свободно. Если он советовал мне что-то, то очень деликатно, никак не давя на меня. Не говорил: «Этого не надо, я не хочу, чтобы ты так делала». Все, что я делала,
он принимал. Это мужское качество. В нашей профессии женщина должна быть более актрисой, чем женщиной, а мужчина - более мужчиной, чем актером. Это сказала Мерил Стрип. Наблюдение очень точное. Потому что актриса обязана прощать то, что не может простить женщина - какие-то резкие слова со стороны режиссера, например. Это профессия. А мужчина должен оставаться мужчиной. И он может простить то, чего не может простить актер. Борис Владимировисч как раз соответствует этому определению. Но пришел час, когда Бориса Клюева узнала вся страна. Час легендарного фильма «Д'Артаньян и три мушкетера». Лихой, бесшабашно-веселый мюзикл стал, как нынче говорится, «хитом» - песни из него распевали везде и всюду. Борису Владимировичу досталась, конечно же, роль злодея - графа Рошфора, агента кардинала Ришелье. Лиловый камзол, длинные темные кудри - казалось, что Борис Владимирович с детства привык к плащу и шпаге. Рошфор - главный противник д'Артаньяна, а одним умным человеком было сказано, что врагов нужно выбирать еще более тщательно, нежели друзей. В этом случае Рошфор - прекрасный выбор. Достойный противник - умный, ироничный, обладающий аристократическими повадками и осанкой. В довольно эклектичном фильме именно Клюев - Рошфор стал олицетворением стиля эпохи.
Если мюзиклами нашего зрителя баловали нечасто, то детективы были и вовсе редким празднеством. И потому вся страна с замиранием сердца следила за шпионскими страстями многосерийного телевизионного фильма «ТАСС уполномочен заявить». Кто же является этим таинственным и неуловимым посланцем сил зла, работающим под именем «Трианон»? Кто окажется хитроумным и безжалостным убийцей и соблазнителем? Конечно, рабоче-крестьянская среда не может породить такое чудовище. Герой Бориса Клюева - представитель интеллигенции, дипломат Сергей Дубов, которого дьявольское честолюбие толкнуло на двойную игру.
Казалось бы, от такого человека каждый должен отвернуться с ужасом и негодованием. И даже перенести эти чувства на артиста, сыгравшего столь аморальную личность. Ан нет. После показа фильма «ТАСС уполномочен заявить» на Бориса Клюева обрушилась волна народной любви. Множество поклонников и еще больше поклонниц писали письма и мечтали о личной встрече. Одна восторженная женщина даже влезла по водосточной трубе в гостиницу, где проживал артист.
- Не могу сказать, что меня раздражала эта слава, я полностью наслаждался ею. Конечно, для юного артиста она опасна, «крыша» может поехать. А когда ты уже зрелый человек, то с юмором относишься ко всему. Ты прекрасно понимаешь, что все это скоро пройдет. И действительно проходит! Сергей Дубов был столь последователен в своем злодействе, что невольно вызывал трепет. Поняв, что проиграл, он кончает жизнь самоубийством и избегает советского правосудия. Волевой, цельный, беспринципный человек «западного типа» - все это было столь непривычно для советских зрителей, что и они попадали под власть обаяния Трианона...
Но кинобиография Бориса Клюева все же уклонялась в сторону от «злодейского» пути. Так, ему достался один из самых симпатичных образов в эпопее о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Это брат Шерлока, Майкрофт Холмс. Человек, который мог превзойти любого, даже своего непревзойденного брата. Мог сделать любую карьеру. Но не хотел. Предпочитал предаваться созерцанию и молчаливым раздумьям. Уж на что Холмс и Ватсон - совершенные английские джентльмены, но Майкрофт Холмс - еще более великолепный образчик этого человеческого типа. Истинное дитя викторианской эпохи. К своему знаменитому брату Шерлоку он обращается ласково-снисходительно: «Мальчик мой».
- Главное в понятии «джентльмен» - что ты обязан уважать всех, кто находится рядом с тобой. Независимо от их званий, регалий, возраста. Впрочем, неуемная энергия младшего брата захватывала и Май-крофта. И ему приходилось отвлекаться от раздумий ради опасных приключений.
А в последних сериях, действие коих происходит уже в начале двадцатого века, с Майкрофтом и вовсе совершается метаморфоза: из молчаливого философа он превращается в энергичного политического деятеля. Но по-прежнему остается изысканно-безупречным аристократом.
Вспоминает режиссер фильма Игорь Масленников:
- Где было взять русского актера на столь экзотическую роль? Выручил доктор Ватсон, точнее - Виталий Соломин, как не раз выручал он нас в той прочной связке - ХОЛМС + ВА ТСОН, без которой не получились бы наши фильмы, столь отличающиеся от всех других экранизаций, где Холмс одинок. Как известно, «наша сила -в коллективе». К нашей экранной паре примкнул еще один участник. И пара превратилась в прочный треугольник. Имя своего коллеги по Малому театру и близкого друга назвал Виталий Соломин: «Борис Клюев». Попали в десятку!
Говорит Василий Ливанов - Шерлок Холмс:
- Я, хоть и ненадолго, нашел брата, которого у меня никогда ранее не было.
Впрочем, другие роли, не столь запомнившиеся зрителю, ничуть не менее любимы артистом. Он играл характеры сильные и сложные. Это композитор Рихард Вагнер в советско-французском фильме «Жизнь Берлиоза», Григорий Орлов в исторической картине «Михай-ло Ломоносов». А фильм «Диверсанты идут на Алма-Ату» советско-китайского производства, в котором Борис Клюев исполнил главную роль, был несколько раз показан в Китае, а до нашего зрителя так и не дошел.
Всеобщий восторг вызвала небольшая, но выразительно сыгранная роль в фильме «Гений». Борис Владимирович изобразил представителя богемы с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Щегольски одетого, вышагивающего важно - как гусь. И ужасно трусливого. «За эту роль я даже получил премию на фестивале» - улыбается Борис Владимирович.
Но годы успеха в кино не стали годами простоя в театре. Вереница ролей, работы с Леонидом Хейфецем, Борисом Равенских... Беспринципный Ломеллино («Заговор Фиеско в Генуе»), мрачный и жестокий Ахмет («Возвращение на круги своя»), обманщик Муров, сломавший жизнь женщине («Без вины виноватые»).
- Я очень давно хотел сыграть Мурова в спектакле «Без вины виноватые». В молодости составил список ролей, которые мне хотелось сыграть, и Муров был в этом списке. Потому что его в свое время играл Борис Николаевич Ливанов, которому я хотел подражать. Спектакль «Без вины виноватые» мне очень трудно, тяжело давался. Хотя было очень интересно работать с замечательным режиссером Бурдонским. Артисту иногда важно играть ту роль, которая у него не получается, преодолевать какие-то трудности. Впрочем, все эти злодеи могут показаться просто овечками по сравнению с Палачом, которого сыграл Клюев в спектакле «Убийство Гонзаго», поставленном Борисом Морозовым. Зловещая и нелепая фигура - то ли человек, то ли одушевленное орудие пытки. Палач считает - и небезосновательно, - что с помощью унижения можно заставить человека признаться в чем угодно. Скрипучим голосом Палач задает два дежурных вопроса: «Имя? Профессия?» и получает не менее дежурные ответы: «Мое имя - грязная свинья. Моя профессия -рыться в помоях». Один из подозреваемых пытается задушить палача, но такое существо не задушишь, не убьешь!
В другом спектакле этого же режиссера («Горячее сердце») Борис Клюев предстает в образе наглого приказчика Наркиса, который стал любовником хозяйки и беспардонно пользуется своим привилегированным положением. Хозяйку, беспутную Матрену, сыграла Евгения Глушенко. Огромное удовольствие смотреть на артистов, буквально «купающихся» в своих ролях! Уж как виснет Матрена на шее у своего грубияна, сладострастно приговаривая: «Варвар ты, варвар!»-»Это точно, я варвар, это ты правду, - удовлетворенно соглашается Наркис. - Жалости во мне на вас нет».
Уж на что непросто было Борису Клюеву с его природным аристократизмом сыграть плебея, «торжествующего хама». Девиз Наркиса прост и незатейлив: «А для чего ж мне тебя не грабить, коли я могу». Это его житейская мудрость, пришедшая с опытом. Наркис исповедует ее, не таясь.
Особым успехом пользовался такой эпизод. В лесу Наркиса окружают какие-то странные люди и заявляют, что они иноземные разбойники. Когда проходит первый страх, приказчик начинает расспрашивать их о разбойничьем ремесле: «А грабите-таки довольно?» Ему отвечают: «Нет». Наркис искренне удивляется: «Как нет? Что ж вы не грабите? Это вы напрасно. Вы из чужих земель, вы нашего народу не знаете. Наш народ простой, смирный, терпеливый народ, я тебе скажу, его можно грабить».
Борис Клюев произносил эти слова с такой простодушной убежденностью, что они всегда тонули в громовом хохоте.
Вот уж где мог проявить Борис Владимирович свои аристократические манеры, так это в спектакле «Преступная мать, или Второй Тартюф». Здесь он играл великолепного графа Альмавиву, в доверие к которому втерся коварный ханжа Бежеарс (эту роль исполнял Виктор Павлов). Все недоразумения в семействе Альмавивы под конец счастливо разрешались, граф раскаивался... Самым ценным качеством здесь оказалось умение Бориса Клюева играть как бы и всерьез, и понарошку. За всеми взволнованными и патетическими восклицаниями графа глубоко-глубоко, на самом донышке, прячется ирония...
«В каждую роль я стараюсь вносить толику юмора», - говорит Борис Клюев. Может быть, поэтому за последние годы ему довелось переиграть множество «смешных» ролей. Это и грозный с виду, но легковерный на деле господин Гуляр в комедии Бальзака «Делец». Это и куртуазно-галантный генерал Бертран в «Корсиканке» Иржи Губача. И, разумеется, строгий блюститель морали, издатель газеты «Общественная нравственность» Дероше в водевиле А. Каратыгина «Таинственный ящик». Дероше возмущается падением нравов, изображает глубокую скорбь о родственнике, умершем сто лет назад, и тут же начинает увиваться за хорошенькой дамой... Борис Клюев все эти переходы героя от одного чувства к другому делает настолько изящными и непринужденными, что даже не чувствуешь никакого противоречия... И неудивительно, что критика называет этот образ одной из главных удач спектакля!
- Борису Клюеву удалось найти свою нишу в искусстве -говорит художественный руководитель Малого театра, режиссер-постановщик спектакля «Таинственный ящик» Юрий Соломин. - Он из тех актеров, о которых говорят: «Его ни с кем не спутаешь». Это дано далеко не каждому. Бывает, человек всю жизнь ищет и не может найти то самое «свое». А у Бориса Владимировича получилось, потому что он актер умный и тонкий. И, конечно, необычайно колоритен его Лавр Мироныч из «Последней жертвы» А. Н. Островского. Спектакль Малого театра получился не столько о деньгах, сколько о любви. Мы с волнением следим за любовным треугольником Юлии, Флора Федулыча и Дульчина. Сопереживаем героям, на глаза наворачиваются слезы... И если хоть что-то способно нас развеселить, так это появление великолепного, преисполненного чувства собственного достоинства Лавра Мироныча в щегольском костюме. Лавр Мироныч - европеец, он интересуется здоровьем папы Римского. Лавр Мироныч - возвышенная душа, он заявляет о своем сходстве с графом Монте-Кристо. Лавр Мироныч, как никто в Москве, умеет заказать вкусный обед. Короче, умеет красиво жить, и никто ему этого запретить не может. Потому что ему и долговая яма нипочем - будет полеживать да читать романы о благородных чувствах.
Надо заметить, что умение «красиво жить» делает героя глубоко симпатичным самому актеру.
- Конечно, так, как живет Лавр Мироныч, жить нельзя, но, с другой стороны, есть много счастливых бомжей, которые счастливы уже тем, что живут. Да и существующее до сих пор течение хиппи родилось не из бедной среды, а из богатой. Здесь есть свой плюс, когда у человека нет никаких тормозов, обязанностей, и он просто легко и нежно парит в этом мире. А, уж если продолжать речь об Островском, что сказать о бравом вояке, генерале Крутицком из «На всякого мудреца довольно простоты», страстном любителе театра и женского пола? Залихватски подкрученные седые усы - и ни с чем не сравнимое простодушие, которое заставляет главного героя, Глумова, удивляться: «Нельзя довольно налюбоваться тобой, маститый старец! Поведай нам, поведай миру, как ты ухитрился, дожив до шестидесятилетнего возраста, сохранить во всей неприкосновенности ум шестилетнего ребенка?» Шквал аплодисментов вызывает сцена Крутицкого и Турусиной. Старомодная галантность - и солдатская прямота: Крутицкий является к своей прежней возлюбленной с корзиной цветов, недвусмысленно намекает на общее счастливое прошлое - а потом впивается в нее страстным поцелуем. И кокетке Турусиной это, пожалуй, приятно. Молодечество удалого генерала и бывалого ловеласа Борис Клюев преподносит столь обаятельно, что мы невольно начинаем сочувствовать его герою. Мы понимаем, что рядом с таким кавалером женщина расцветает! Элина Быстрицкая и Лилия Юдина играют Турусину по-разному, но обе - с лукавством и непобедимым обаянием.
У Элины Авраамовны было немало сценических встреч с Клюевым, он - один из ее любимейших партнеров. Сначала встретились в спектакле «Дачники», далее - «Без вины виноватые», «На всякого мудреца довольно простоты», да и сейчас они репетируют вместе, но о будущих работах артисты из суеверия не говорят...
- Знаете, что такое хороший партнер? - рассказывает Элина Быстрицкая. - Он заботится о том, чтобы его партнеру было удобно. Бывает по-другому. Говоришь -тебя не слышат, смотришь - тебя не видят. А с ним мне всегда хорошо и интересно, легко и приятно работать. Мы много разговариваем, шутим, у нас очень добрые отношения.
Я часто общалась с Борисом Клюевым по педагогическим и творческим делам, и знаю: он настоящий мастер. У него прекрасные актерские данные: мужская стать, рост, голос. А главное - Борис Владимирович любит театр и понимает, для чего он здесь.
Сегодня мы часто встречаем Бориса Клюева на телеэкране. Есть яркие, запоминающиеся роли - например, в «Казусе Кукоцкого». Но есть и множество других, которых сам актер упомнить не может. Множество сериальных персонажей - генералы ФСБ, депутаты, криминальные авторитеты... Однако это принципиальная установка Бориса Владимировича - постоянно находиться в работе, чтобы не допустить «растренированности». И зачастую случается, что артисту удается вдохнуть жизнь даже в самый, казалось бы, безнадежный материал!
Почти каждый талантливый мастер осваивает несколько профессий. Помимо актерского ремесла, Борис Владимирович на протяжении многих лет занимается педагогической деятельностью.
- Сразу после того, как я окончил театральное училище имени Щепкина, его ректор, Евгений Евгеньевич Северин, предложил мне работать педагогом. Я с радостью согласился, потому что до этого уже несколько лет вел драматический кружок в Историко-архивном институте. Там до сих пор работают мои ученики. Сначала я преподавал в якутской студии, которой руководил Михаил Гладков. Интересно, что на этом курсе учился Борисов, нынешний министр культуры Якутии, художественный руководитель театра. Это было в далеком 1969 году. Затем, после некоторого перерыва в преподавательской деятельности, меня пригласили работать в ГИТИС. Я согласился, и мы с Элиной Авраамовной Быстрицкой выпустили полтора курса, и после этого пришли в Щеп-кинское училище, где я и работаю до сих пор. Я получаю огромное удовольствие от общения со студентами. Невольно хочется передать другим то, что знаешь, умеешь в профессии. И если зерна попадают на благодатную почву, ты испытываешь колоссальное удовлетворение. Это, наверное, естественно, накопление хочется кому-то передать. Я ставил в училище «Сон в летнюю ночь», затем «Дачники», «Фальшивую монету», считаю, что студенты должны пройти через Горького. Последняя моя работа - «Доктор философии» Нушича, я попробовал себя в этом жанре, но опять вернусь к Горькому, надеюсь.
Пробует себя Борис Владимирович и в качестве режиссера -и не только в училище. Разумеется, он не берется ни за одно дело без тщательной подготовки, а потому учился на курсах у Гончарова. Поставленный Борисом Клюевым спектакль «Фальшивая монета» в Днепропетровском театре драмы имел огромный успех - теперь Бориса Владимировича зовут на новые постановки, да только актерская профессия не всегда позволяет...
На какие только мероприятия Бориса Клюева не приглашают в качестве ведущего, конферансье, тамады! Открытия и закрытия фестивалей театра и кино, творческие вечера, юбилеи, поздравления... Импозантный, общительный, непринужденнный - и ни грана пошлости, ни тени развязности. Здесь особенно требуются такие качества Клюева, так такт и чувство меры. Борис Владимирович - нарасхват, потому что настоящие денди и джентльмены сегодня - большая редкость.
Иногда артисты до слез разочаровывают своих поклонников тем, что они совершенно не похожи на образы, созданные ими на экране и сцене. Сам Борис Владимирович вспоминает о подобной, огорчившей его встрече с Жаном Маре, которого он попросту не узнал. Он поджидал Маре вместе с толпой поклонников, но не смог представить, что экранный красавец-исполин и неказистый, рябой мужчина, заходивший в гостиницу, - одно и то же лицо.
Бориса Владимировича не узнать невозможно, даже если он конспирации ради надевает кепку и темные очки. Он собрал в себе очарование всех своих героев - не взял только их коварство. Неизменно спокойный, выдержанный, ровный в обращении, он держится с аристократической простотой, слегка подтрунивая над всеми - и над собой. И очевидно, что Борису Клюеву не угрожает недостаток ролей. Он нужен, потому что его присутствие само по себе облагораживает экранное и сценическое действо, придает ему значительность. В его присутствии каждому хочется стать таким же учтивым, соблюдать правила хорошего тона, а главное - научиться видеть мир в мягком свете иронии.
Сегодня он снова в работе. На выпуске - спектакль по Сомерсету Моэму «Любовный круг». И снова - роль английского лорда Портеса. Ворчуна и грубияна, но - настоящего лорда, который много лет назад пожертвовал всем ради любимой женщины... Борис Клюев верен себе, и в то же время никогда не повторяется, он всегда неожиданный, а потому появления каждой его новой роли ждешь с нетерпением.

Дата публикации: 13.07.2011