Новости

Виктор КОРШУНОВ «ПЕРЕЖИТОЕ»

Виктор КОРШУНОВ «ПЕРЕЖИТОЕ»

2 сентября на сборе труппы Малого театра была представлена книга народного артиста СССР Виктора Ивановича Коршунова «Пережитое», выпущенная в серии «Библиотека Малого театра». Сегодня мы предлагаем посетителям сайта отрывок из этой книги…


Виктор Коршунов
«ПЕРЕЖИТОЕ»


Издание Малого театра
Ответственный редактор серии «Библиотека Малого театра» В.В.Подгородинский
Под общей редакцией Г.М.Полтавской
Литературная запись Маргариты Марутян
Редактор Елена Микельсон

448 страниц с иллюстрациями



ОСТРОВСКИЙ В СВОЕМ ДОМЕ

Островский, как и любая классика, — огромное литературное богатство для актера. А «Волки и овцы» — пьеса вечная; необходимая, постоянно повторяющаяся в репертуаре Малого театра.
Вначале я не очень хотел играть старого стряпчего, изготовителя фальшивых векселей, приближенного старухи Мурзавецкой — Чугунова. Не представлял, что я могу в роли сделать, мысленно видя перед собой потрясающий комический и страшный образ, созданный В.А. Владиславским. Мне не хотелось повторять рисунок выдающегося актера, что делали некоторые другие исполнители. А самое главное, я — нисколько не похож на Владиславского. Режиссер Виталий Иванов сознавал это, решив ставить спектакль, который, не нарушая духа Островского и текста пьесы, был бы вполне современным. Потому Мурзавецкую переодели из монашеских одежд во вполне светские, привлекательные, хотя и строгие платья. Кого нынче испугаешь стуком посоха? И как влезть в душу к богатой соседке Купавиной (И.В. Муравьева), если у тебя мрачная, постная физиономия? Но вот если эта самая Меропа будет такой, что к ней можно в трудную минуту обратиться за советом и помощью, то власть над людьми уезда ей обеспечена. Людмила Полякова, прекрасно исполняющая эту роль, так и сыграла её -виртуозной притворщицей, «страдалицей за людские грехи»; по сути сильной, умной, обаятельной стервой.
Так же и я: пробовал походку, речь, какие-то оттенки характерности, чтобы поймать, найти тип сегодняшнего Чугунова. «Я только одно скажу: вы у меня после Бога...», — говорит своей «благодетельнице» Мурзавецкой мой Вукол Наумович. Обожает он ее, честное слово! Да и как не обожать-то, если они вдвоем проделывают эдакие авантюры! Критики потом упрекнули нас в том, что мы делаем прозрачный намек на какую-то интимную связь между ними: Островский ведь об этом ничего не писал. Так мы ничего этого и не думали делать! Просто Меропа нравится Вуколу. Так и в жизни мы все время стараемся друг другу понравиться. Она чувствует, что нравится своему «приближенному», и ей это приятно... Мой Чугунов по-своему старается ухаживать за Мурзавецкой. Конечно, у Островского не написано, что Чугунов посылает ей воздушные поцелуи или смотрит на нее любовно. Но разве такая игра не возможна?! Игра в поддавки. Потому что они одного поля ягоды. «Работают» вместе и друг без друга не могут.

Кто-то из критиков написал, что я, в отличие от предыдущих исполнителей, показываю Чугунова не замухрышкой-крючкотвором, не стариком, а человеком средних лет, знающим себе цену, самоуверенным и даже элегантным. Времена сегодня поменялись, и новые Чугуновы управляют банками, имениями, государственными конторами. Некоторые из них тоже связаны с женщинами, играющими определенную общественную роль. Они — как «соображающая машина» при влиятельных дамах, без которой не обойтись. Их порой «задвигают», а в нужный момент «выдвигают» из тени и обратно. В Чугунове его сомнительная должность — главное, особое состояние души, нечистой, не знающей нравственного закона. Мой герой, не задумываясь, положит душу, чтобы только управлять «процессом». Он для этого создан, приспособлен, не меньше, чем Мур-завецкая. И Беркутов — птица более высокого полета, чем Чугунов, но из той же стаи... Из моей увлеченности сегодняшними событиями, сегодняшними человеческими типами — и родился новый Чугунов. После того, как я сыграл его, до сих пор слышу от многих:
- Так вы же — характерный актер!..
...В конце января 1999 года у меня состоялась удивительная встреча. Встреча с детством! После долгой разлуки мне позвонили ребята из драмкружка Дома пионеров. Конечно, они давно уже не ребята, а взрослые и серьезные люди. И вот эту меру серьезного отношения к жизни, как мне кажется, мы все впитали, находясь под крылом B.C. Стручковой. Я пригласил своих друзей детства на спектакль «Волки и овцы», после которого они пришли ко мне в кабинет, и мы вспоминали, вспоминали прошлое, и каждый рассказывал о том, как сложилась его судьба. На следующий день по факсу я получил трогательное письмо. Вот оно:
«Дорогой Виктор! Большущее спасибо и за вчерашний спектакль, и за встречу. Мы еще долго не могли разойтись, делясь в метро впечатлениями. Небольшая экскурсия по ночному за-кулисью, твоя гримуборная — все это было прекрасно, не говоря уж о чае, о твоем редкостном гостеприимстве и твоем душевном к нам расположении (не зря же мы тебя звали Душа).
Еще два слова о спектакле. Я помню тот, сорокалетней давности с Пашенной, Ильинским, Шатровой, Зеркаловой, Владиславским. Ваш новый ни в чем не уступает, а по многим аспектам выигрывает своей обращенностью к современности, чего не могли тогда позволить себе ваши великие предшественники.
Но для меня было главным вчера и неожиданным то, что роль Чугунова стала стержневой, и, благодаря тебе, раскрыла свои интереснейшие грани. Особенно сильна была сцена получения чистого векселя с подписью. Тут прозвучали нотки подлинного трагизма жалкого и подленького человечка, которого жизнь сделала таковым (воистину тема Достоевского!). Эта сцена в твоем исполнении была великолепна!
Еще раз за все спасибо.
С самыми добрыми пожеланиями, твой Махов. 25.01.99».

Дата публикации: 03.09.2008