Новости

УДИВЛЯТЬСЯ — ЗНАЧИТ ЖИТЬ...

УДИВЛЯТЬСЯ — ЗНАЧИТ ЖИТЬ...

Мы беседуем сегодня с народной артисткой России, лауреатом премии правительства России Ольгой Леонидовной Пашковой. Ольга — одна из ведущих актрис Малого театра. Тридцать пять сыгранных только в театре ролей, не считая работ в кино. Она — красавица, звезда! И в то же время... милая, привлекательная женщина. Легкая в общении и необыкновенно обаятельная.

- Начну со стандартного вопроса. Ольга, как получилось, что вы стали актрисой? Нет, наверное, ни одной девочки, которая не грезила бы о кино, театре. Но редко кому в итоге удается воплотить мечту в жизнь.

- Я была не совсем правильная девочка — быть драматической актрисой не хотела. Зато мечтала стать балериной. Но мама была категорически против. Её не устраивала перспектива того, что дочка ничего не будет есть, пытаясь сохранить фигуру. В балетную школу она меня не отдала. Зато мне достались и спортивная гимнастика, и теннис, и плавание, и конный спорт. Тренер по фигурному катанию отобрал меня в свою группу. Фигуристкой не стала, но до сих пор хорошо катаюсь на коньках. И еще — лошади. Люблю их очень. А вот лыжи — не люблю.
Ну и, конечно, музыка. Всегда считала, что речь способна лгать, в отличие от жеста и музыки. Но мама воспитывала нас одна, и купить фортепиано было ей не по силам. Зато мама научила меня, что человек никогда, ни при каких обстоятельствах не должен быть свиньей. Надо быть леди! Я в школе садилась есть за стол только с вилкой и ножом.

Ходила в кружок художественного слова. Собственно, с него и начался мой путь в театр. Народному театру «Время», где после работы собирались увлеченные театром взрослые люди, потребовалась девочка для исполнения роли девочки. От кружка рекомендовали меня.
В театральное училище пришла заодно с подругой, не очень-то веря в свои силы. Но в итоге ее не взяли, а я поступила. Мне всегда нравилось рассматривать глобус. Казалось странным, что точку, где я родилась и живу, практически невозможно рассмотреть, а мир — такой огромный. Хотелось весь его объездить с гастролями. Что, кстати, в конце концов и произошло.

- Ольга, сейчас вы — востребованная актриса. Но всегда ли так было? Не секрет, что актеры в театрах годами ждут серьезных ролей. И не всегда дожидаются.

- Вы не поверите, но за первые два года работы в театре я сыграла семь главных ролей! Руководство знало, что мне можно дать роль за два дня до ввода. Что оно периодически и делало, к моему ужасу. Но это был уникальный тренинг! Позже пришли и премьерные роли. А насчет востребованности... Хороших ролей слишком много не бывает.

- С театром, в общем, понятно. А как обстоит дело с кино?

- Мне везло на режиссеров. Может быть, оттого, что отказывалась от плохих сценариев? Снималась у Сергея Овчарова в фильме «Оно». Это было счастье! Вокруг Алёны, которая олицетворяет собой идеальную женщину, вертятся все страсти. Моим партнером был Ролан Быков. После премьеры Овчаров обещал, что обязательно пригласит меня в свою новую работу. Что и сделал восемь лет спустя, когда приступил к съемкам «Сказа про Федота-стрельца». Приятно, что сыгранную мною роль Маруси отметил автор- Леонид Филатов. Михаил Козаков был режиссером двухсерийного телефильма «И свет во тьме светит». А в фильме Павла Чухрая «Вор» я играю актрису Ольгу.

- То есть как бы саму себя?

- Ну... (улыбается) в некотором роде. Меня, кстати, многие именно поэтому фильму и узнают.

- Ольга, скажите, а как вы относитесь к сериалам? Их так много теперь снимают...

- Сложное отношение. Не так давно снялась в одной серии «Возвращения Мухтара». Сын пришел из школы и сказал, что одноклассники просят меня об интервью. Вот так выглядит СЛАВА! А если серьезно, то ведь и сериалы разные бывают. За роль императрицы Елизаветы в десятисерийном фильме Аркадия Сиренко «Северный сфинкс» не стыдно. Жаль только, что сериал так, кажется, и не вышел на экран.

- А вот еще такой вопрос... Актёр творит роль. Но насколько, в свою очередь, роль воздействует на актёра? Или же есть какие-то способы избежать этого влияния? Ведь хорошо, если героиня — само благородство, а если наоборот?



- В каждом из нас — тридцать три молодца. И хороший актер умеет вытащить именно того, кто нужен по роли. Но ...это не всегда хорошо для близких. Нельзя, проснувшись утром, не думать о том, кем ты будешь вечером. К тому же, играя не очень хорошего человека, невольно пытаешься оправдать его, понять. Доставая из себя чужие пороки, очень важно не запятнаться об них. Надо помнить, что отрицательная роль — лишь один из инструментов спектакля, одна нота оркестра, работающего на благо. Но достается при этом именно близким.
Я не верю в то, что можно играть роль, не проживая ее. Хотя, конечно же, на одних голых эмоциях тоже далеко не уедешь. Только на десятом году работы в театре я поняла, что такое ремесло. Оно должно быть — иначе ты не профессионал. Слезы в нужный момент, смех, когда тебе на самом деле совсем не весело — необходимая способность управлять собственными эмоциями.
Сцена — увеличительное стекло. Личность артиста как на ладони. Актер интересен, пока ему интересна жизнь. Должна быть жажда познания, словно губка впитывающая в себя опыт предков, друзей, способность к детскому удивлению. Удивляться — значит быть молодым. Умер как личность — умер как актер.

- Ольга, а можно подробней о детском удивлении? У вас есть сын...

- Тимка. Тимоша. Мое «главное хобби». Ему восемь лет, и с момента рождения ребенка я никогда не могу быть одинока! Но это огромный труд — его воспитание. И каждый период уникален, как важнейшая роль.
В тот год, когда Тимка пошел в школу, я вынуждена была отказаться от очень интересной роли в театре. Роль педагога для сына оказалась важнее.

Я в шоке от нашего нынешнего образования. Первый класс — почти полное безделье. Второй — моментально возросшие огромные нагрузки, неподъемные портфели, выполнение уроков до девяти — десяти вечера. Не помню, чтобы со мной когда-либо вынуждена была сидеть мама — в исключительных случаях. Здесь же выполнение уроков самим ребенком практически невозможно. Пришлось стать педагогом. Я преклоняюсь перед учителями, способными донести знания, вложить их в маленькие озорные головы!
А в детях заложена мудрость и доброта. Когда сыну было два года, он сказал: «Какая злая кошка — надо ее пожалеть». Христианская доброта. Была этой осенью на съемках. Вернулась, а сын вырос, повзрослел. Всё делает сам!

- Ольга, и все-таки — хобби. Есть оно у вас? Кроме сына...

- Есть, конечно же. Вяжу, вышиваю. Очень помогает сосредоточиться, думать. Особенно люблю это делать во время долгой зимы за городом.
Когда готовилась к роли Маши, за одну зиму связала пять (!) свитеров. Видимо, срабатывает генетическая память предков, которые вязали, сидя у камина.

- И в завершение нашего разговора: что для вас счастье?

- Сложный вопрос. Моё счастье — в счастье близких, в здоровье и счастье моего сына. Счастье — это любовь, это возможность заниматься любимым делом ради обеспечения близких. Правда, чем больше мы работаем, тем меньше получается быть вместе с ними.

Дмитрий БОЧАРОВ
«Работница», январь 2008

Дата публикации: 13.03.2008