Новости

«Листая журнальные подшивки» МЫСЛЬ СЕМЕЙНАЯ

«Листая журнальные подшивки»

МЫСЛЬ СЕМЕЙНАЯ

На спектакле Малого театра «Дикий Ангел» невольно вспоминаются первые строки романа Л.Толстого «Анна Каренина» о едином лике семейного счастья и многоликости невзгод. Счастливые семьи, ослепительные в своем благополучии, драматургических искр, как известно, не высекают, несчастные же служат источником поучительных повествований.

Повестью о семье назвал Алексей Коломиец свою пьесу, в которой рассказывает историю разных семей, собственным путем ищущих гармонию и счастье.

Главный герой — Платон Никитич Ангел (Е. Самойлов) — сторонник почти ушедших в предание семейных традиций. Возможно, соблазн зачислить его в поборники домостроя в самом начале спектакля будет преобладать над всеми другими чувствами — власть Платона, действительно, ощутима в доме, его авторитет довлеет над всем, что происходит в семье,— от проблем бытовых до философии бытия. Мнение Платона решающее и, похоже, непререкаемо даже для младшей дочери Татьяны, ироничность тона которой совсем не подвергает сомнению правоту отца.

Е.Самойлов не сразу раскрывает нам суть характера своего героя, хотя значимость его для целостности семейства Ангелов для нас уже очевидна с первого же появления актера на сцене. Его сдержанная пластика и манера говорить, очевидно, призваны передать житейскую мудрость, прислушиваться к которой — признак благоразумия. Именно этим качеством долгое время и отличались Ангелы.

Но вот в семейную гармонию врывается резкий диссонанс — младший сын Павлик (С.Вещев) объявляет, что женился. Жениться, ни у кого не спросясь, не посоветовавшись даже с родителями — вполне современно, но никак не согласуется с понятиями Платона Никитича о необходимости коллективного принятия важных решений.

Другой удар по престижу семьи нанес средний сын — Федор (В.Борцов). Полюбив замужнюю женщину, он вынужден скрывать свои чувства, что тоже противно взглядам Платона Никитича. «Любовь не водят по закоулкам, не прячут! Любовь не крадут!», «Единый советчик во всем — правда»,— внушает он Федору.

Огорчил отца и старший сын Петр (А.Голобородько). Будучи большим начальником, он подписал решение о строительстве дома в очень неудобном для жильцов месте. Для Платона и тут двух мнений нет — нарушен принцип совести. «Скажи, Петр, ты любишь свою землю, людей своих, государство свое? Любишь, иначе и немыслимо. А знаешь, кто больше всего вреда приносит нашей земле, людям, государству? Маленькие временщики!» — убеждение это высказывается не только словами, оно читается в характере Платона Ангела Самойлова, по-крестьянски основательном, надежном. Про таких говорят, что они крепко стоят на земле: если строятся, то на века, если работают, то до седьмого пота, ни себе, ни ближним не давая поблажки.

Семья Петра тоже испытывается на прочность — она ведь первая самостоятельная ветвь от древа Ангелов. И эта преемственность выразилась в согласии Петра признать свою ошибку, повиниться и, в результате,— подать в отставку, отказавшись от дачи, машины. Это, пожалуй, первый положительный нравственный итог в «полосе неудач» семейства Ангелов. Но он также естествен в их системе ценностей, как и обязанность трудиться, честно отрабатывать свой хлеб, не перекладывать свою ношу на других.

В контексте пьесы фигура Петра весьма существенна. Если остальные герои решают проблемы на уровне личных отношений, то его действия в большой степени окрашены социальными мотивами. В социально-нравственном аспекте старший сын стал как бы продолжением отца. Жаль, что у актера преобладает пока внешний рисунок роли, хотя винить его здесь сложно, драматург не много дал ему материала, чтобы глубже раскрыть внутренний мир этого, судя по всему, сильного духом человека.

Есть в спектакле и еще две семьи, несчастливых по-своему — соседа Крячко (Е.Весник), содержащего великовозрастного лоботряса, и Маляра (Ю.Васильев), жена которого — Клава (А.Евдокимова) полюбила Федора Ангела.

Трагедия Крячко — в его сыне, а если глубже, то в весьма распространенном родительском самообмане: «Мы в молодости терпели нужду. Пусть бы уж дети...» И дети в таких семьях перестают стесняться безделья — оно санкционировано, и растут они, не зная ни заботы, ни труда, считая родителей обязанными их содержать. Семья Крячко — антипод Ангелам в принципах и результатах строительства дома. «Если твой сын двадцать лет ничего не делает, то ясно, что калекой стал...» — говорит горькую правду своему другу Платон. Герой Е. Весника, безусловно, несчастен. Но главная печаль его — в одинокой старости, которую он подготовил себе сам. Во всех спорах о семье мы слышим глубокое отчаяние доброго по сути человека, его растерянность у итоговой черты.

Собственная невеселая жизненная повесть и у Маляра. Ю.Васильев играет человека, открывшего вдруг для себя, что ушедшая от него жена не только красива, чего он раньше не замечал, но и любима им. История весьма распространенная, но исповедь персонажа во многом поучительна. Маляр Ю.Васильева и смешон, и жалок, а узнав его духовные запросы, мы понимаем, что его Клава не могла не уйти к другому.

Да, распадение семьи — несчастье. Поэтому мудрый Платон Ангел отстаивает устои, традиции, охраняющие семейное благополучие. В сердцах Крячко назвал Платона Ангела «диким» за то, что тот круто обошелся со своим младшим сыном. Но, изгоняя Павлика из дома, Платон Е.Самойлова не характер свой показывал, он защищал семейные правила, нарушение которых ставило под угрозу единство ее членов. Мы ясно видим, как тяжело переживает герой Самойлова разрыв с младшим сыном, в нем постоянно борются два чувства: любящего родителя и главы рода, ответственного за крепость семьи. Чувство долга побеждает, но победа дается нелегко. Без аффектирования, скупыми штрихами передает актер состояние внутренней борьбы, которым охвачен старший Ангел.

Так каков же он, Платон Никитич Ангел, сначала изгоняющий из дома родного сына и принимающий в семью невестку с ребенком, объявляющий себя корреспонденту стяжателем и требующим от Петра поступка по совести, пусть даже в ущерб материальному благополучию? Однозначного ответа в спектакле мы не найдем. Главная черт, определяющая характер персонажа, и, на мой взгляд, верно понятая исполнителем, состоит в том, что Платон Ангел — генератор семейных начал в самом широком понимании этих слов. Именно в этом ключе, разворачивая свиток роли, Е.Самойлов обогащает своего героя чертами, достойными восхищения — трудолюбием, честностью, совестливостью, непримиримостью к нахлебничеству... Желая хорошо жить, он много работает, другого пути к благополучию у него нет и быть не может. «Как заработал, так и ешь! Как заработал, так и одевайся»,— чеканит он свое кредо. И тут нет ничего от философии стяжателя, стремящегося меньше работать, но больше получать. Достаток, основанный на честном, добросовестном труде, заслуживает поощрения. Так думает Ангел-старший, так считают все в его семье.

«Мысль семейная» пронизывает весь спектакль, поставленный молодым режиссером В.Седовым. Именно она вновь собирает всех Ангелов за длинный деревянный стол во дворе отчего дома...

Проблемы современной семьи, ее крепости и благополучия, затронутые А. Коломийцем и вынесенные на сцену Малого театра, должны иметь широкий общественный резонанс не только потому, что от этого зависит наше личное счастье, но и потому, что семья — ячейка государства, а в его упрочении — наша главная цель.

П. ТАТАУРОВ
«Театральная жизнь», 1983, №2

Дата публикации: 25.06.2005