Новости

ОЛЕГ ЩИГОРЕЦ: Я АКТЕР И ВСЕГДА ГОТОВ К РАБОТЕ!




Подробнее:
ОЛЕГ ЩИГОРЕЦ: Я АКТЕР И ВСЕГДА ГОТОВ К РАБОТЕ!

В отличие от коллег, ушедших из театра этим летом не от хорошей жизни, Олег Щигорец уволился буквально со счастливым билетом в кармане, и на билете этом написано: «Москва, Малый театр». За пару часов до отхода московского поезда Щигорец дал «ДД» последнее перед отъездом из Эстонии интервью.

Ни об одной роли не жалею
– С какими чувствами вы покидаете Эстонию и Русский театр?


– Эстонию я покидаю с грустными чувствами – я тут родился, тут живут мои мама и папа, в Эстонии у меня очень много друзей... Русскому театру я отдал пятнадцать лет – это большой срок. Наверное, можно сказать, что здесь я состоялся как актер. Уже можно. Не все мои роли были удачными, но нет ведь такого актера, который гордился бы всеми сыгранными ролями. Ни об одной роли я не жалею. Все они были интересные, классические...

– У вас в жизни уже был момент, когда вы решили все изменить и ушли из Большого драматического театра, где играли больше года. Что вы ощущали, приехав в Таллинн?

– Я был куда моложе, совсем зеленый. Год проработал в БДТ, встретил там свою жену, у нас родился ребенок... Питер – мой любимый город, БДТ – театр, в труппу которого я мечтал попасть. Судьба подарила мне дружбу с Кириллом Лавровым, он был моим посаженным отцом. За год БДТ дал мне очень многое, даже просто приходить туда и общаться с актерами – это уже была своего рода школа. В общем, я был очень привязан и к театру, и к Питеру, но... Случился форс-мажор, появились трудности, к которым я не был готов. Может быть, должен был быть готов, но не был. На дворе был 1996 год, жуткое время. А сидеть без ролей для молодого актера – смерть. Так что, когда я приехал в Таллинн, разочарования не было, наоборот, было ощущение, что сейчас начнется что-то новое. Я был готов к работе. Я всегда готов к работе. Для актера это самое главное.

– Как получилось, что вы стали актером?

– Когда мне было десять лет, в 1983 году, мама меня привела за руку в актерскую студию Светланы Михайловны Крассман при Клубе моряков. Я там остался – и влюбился в эту профессию. В 1991 году я поступил в театральный институт, где меня готовили к поступлению в вуз. Я прошел по конкурсу во все актерские вузы Москвы и выбрал Щепкинское театральное училище – родную Щепку.

В театре вообще нельзя дружить
– Известие о том, что вас берут в Малый театр, было неожиданным?


– Когда я учился в Москве, меня тянуло в Питер. Может, это была ошибка, не знаю, но я был влюблен в Ленинград, а БДТ был для меня как маяк. После училища меня готовы были взять в Малый театр, но я туда не пошел. Хотел в БДТ – и все тут. В Малом театре работает мой друг Виктор Низовой, с которым мы вместе учились в Щепке с первого курса до последнего. С 2000 года Виктор твердил мне: давай к нам, в Малый! А я все на что-то надеялся. Я был оптимистом. Я был патриотом своего театра! Ведь приходишь в Русский театр и думаешь: в чем дело? Отличные актеры. Могут быть и хорошие спектакли. И они были, эти хорошие спектакли... Но ситуация ухудшилась, а мне поступило предложение непосредственно от Юрия Мефодьевича Соломина, моего педагога, который уже 23 года – художественный руководитель Малого. Я подумал: все-таки это Малый театр, классический, это моя школа. И решился.

– Вы проработали в Русском театре 15 лет. Если оглянуться назад, что вам вспоминается прежде всего?

– Встречи с разными режиссерами. Больше было хороших, но случались и посредственности. Вспоминаю коллег, конечно же. Не могу сказать, что я был дружен со всеми – в театре вообще нельзя дружить, – но мы, безусловно, сохранили хорошие отношения. Я подружился с Эдиком Томаном. У нас очень тяжело начинался творческий роман, а сблизило нас, как ни странно, высшее актерское образование – людей с таким образованием в театре осталось мало. Я благодарен Тане Маневской, Саше Окуневу, Володе Антиппу... С Ильей Нартовым мы пришли в театр в один год, не могу сказать, что мы были особенно дружны, но всегда с уважением относились друг к другу.

Незаменимых нет, но...
– Вы – один из немногих людей, знающих о ситуации в Русском театре не понаслышке. Как вы оцениваете эту ситуацию?


– Есть ощущение ненужности Русского театра на уровне какой-то политики. В советское время все было в порядке, Русский театр в этом смысле никого не волновал, а как начались демократические преобразования – самые страшные, я считаю, преобразования, – они коснулись и театра. Сейчас все хотят хорошо зарабатывать, ничего, по сути, в спектакли не вложив. Это какое-то не очень профессиональное отношение к работе. Я не обвиняю ни Наталию Лапину, ни Светлану Янчек, они пожинают плоды того, что началось еще десять лет назад, со злосчастного ремонта, и продолжилось после прихода худрука Михаила Чумаченко. Хотя, опять же, я не был в оппозиции ни к кому и никогда. Я был примерным исполнительным актером, что от меня и требовалось. Понимаете, как бы кому ни был неприятен Томан в роли худрука – театр при нем работал. Да, незаменимых нет, но когда уходят такие мастера, как Томан, когда уходят актеры старшего поколения, которых, так сложилось, в театре не держат – а театра без стариков быть не может...

– Говорят, что их слишком много.

– Их много никогда не бывает. А что так говорят – это и есть провинциальность. Пусть Таллинн и столица Эстонии, для русской культуры это – провинция.

– Какова, по-вашему, будет судьба Русского театра? От чего или от кого она зависит?

– Тут многое зависит и от работников Русского театра, и от людей, которые любят Русский театр. Ни в коем случае нельзя на теме театра спекулировать, и уж точно нельзя втягивать его в политику. Иначе театру придет конец, чего наверняка кто-то желает. Я вообще уверен, что здравомыслящий человек никогда не будет говорить о закрытии театра... Чтобы театр жил, надо уважать труд актеров и ходить на спектакли. Потому что многие постановки Русского театра – не хуже московских и питерских.

Дефицит Островских
– В Русском театре у вас было немного ролей, две-три за сезон. В Малом загрузка будет больше?


– Две-три роли – это нормально. Главное – не количество, а качество. В Малом театре сейчас в год ставятся по пять-шесть спектаклей, а раньше было два-три. Но качество! Малый театр держит марку. Там репетиции идут по полгода. Это другой менталитет, понимаете?

– Вас устраивает, что в Малом театре у вас будут роли исключительно в классике – Островский, Толстой, Гоголь, Чехов?.. Современных пьес там не ставят.

– А что, Островский несовременен? Да, это не современная драматургия, ну так сегодня, извините, и Островских нет. А ставить пьесы про наркоманов и лесбиянок на сцене Малого – несерьезно, уровень пьесы должен соответствовать уровню театра.

– Вы сыграли в сериалах «Исаев» и «Кобра». Актерам, которые живут в Москве, пробиться на телевидение куда проще. Вы будете работать в этом направлении?

– Загадывать ничего не буду, но если это хороший сериал – почему нет? Другое дело, что я всегда буду советоваться с Юрием Мефодьевичем, чтобы не подвести театр. Деньгами ведь не все измеряется. Можно заключить контракт на десять лет и играть в сериале, а в театре не играть, но смысл?

– Здесь вы жили, мягко говоря, небогато, с родителями. Москва в этом смысле дает какие-то надежды и перспективы?

– Я понимаю, что со стороны это странно – в 38 лет начинать в другом городе новую жизнь, без квартиры. Но с чего-то начинать надо. Главное – есть работа, а дальше я буду решать проблемы по мере их поступления.

– Вы не боитесь оказаться в Москве чужаком? Вы же русский из Эстонии, а мы тут, как многие считают, уже отличаемся от русских из России...

– Я вообще не понимаю этого «свой-чужой»... Я гражданин России, и я учился в Щепкинском училище при Малом театре. Значит, свой. Я буду работать с педагогами, у которых учился, с актерами, которых помню со студенческой скамьи. И говорим мы с ними на одном языке.

***
Справка «ДД»:
Олег Щигорец
родился 25 марта 1973 года в Таллинне. Окончил Таллиннское кулинарное училище (1991) и Высшее театральное училище им. Щепкина (1995).
Работал в БДТ им. Товстоногова (1995-1996) и Русском театре (1996-2011). Среди сыгранных в Русском театре ролей – Загорецкий в «Горе от ума», Кудимов в «Старшем сыне», сеньор Помидор в «Приключениях Чиполлино», сквайр Трелони в «Острове сокровищ», Буч в «Примадоннах», Му де Звон во «Фредерике», Реджи в «Квартете». С осени этого года – актер Государственного академического Малого театра России.

Руководил самодеятельным театром «Бродячая собака» (1996-2002). В телесериале «Исаев» сыграл роль адъютанта атамана Семёнова.

День за Днем, 18 октября 2011 года

Дата публикации: 18.10.2011