Новости

ВРЕМЯ «ВАРВАРОВ»

Пьесу «Варвары» Максим Горький написал летом 1905 года на даче на берегу Финского залива в курортном местечке Куоккалла, ныне Репино.

Тем летом Россия была охвачена волной забастовок и арестов, продолжалась первая русская революция, которая, как известно, началась с кровавого расстрела 9 января. За революционную агитацию, вскоре после этого события, в январе, Горький был заключен в одиночную камеру Петропавловской крепости. В защиту пролетарского писателя выступили известные деятели искусства, среди которых были Анатоль Франс, Герхарт Гауптман, Томас Гарди, Огюст Роден, Джакомо Пуччини и многие другие, и Горький был отпущен под залог. Осенью, в ноябре 1905 года Горький вступил в ряды РСДРП.

В промежутке между двумя этими событиями он проводит лето 1905 года в тишине, творческой работе, общении с Ильей Репиным и его кругом. В театральной жизни «Буревестника революции» тоже наступило краткое затишье. В 1904 году у Максима Горького произошел разрыв с Московским Художественным театром, но возникла идея создания нового театрального дела в Петербурге. Его соучастниками должны были стать помимо Горького Савва Морозов, Вера Комиссаржевская, Константин Незлобин, а из Москвы в новую труппу был приглашен Василий Качалов. Но в силу разных причин новый театр в Петербурге так и не был создан. 13 мая 1905 года Савва Морозов покончил с собой.

В пьесе, которая была написана в этот период, видится влияние «Вишневого сада» Чехова (1904 г.), чеховской драматургии, в которой пять пудов любви и непростые человеческие отношения.

В маленький захудалый провинциальный город прибывают инженеры для того, чтобы построить железную дорогу. Обыватели, представители патриархального мира, погрязшие в болоте провинциальной жизни, и «представители прогресса» у Горького – всего лишь разные типы «варваров». Духовная пустота гибельна. Варварство, привнесенное современной культурой, не менее губительно, чем вековое невежество.

В «Варварах» Горького поднимаются острые социальные и общечеловеческие проблемы. В каждом из нас сидит свое «варварство» – изначальное или взращенное современной псевдокультурой.

Для Владимира Бейлиса – это не первое обращение к горьковской классике, нынешний спектакль дал возможность режиссеру глубже осмыслить проблемы, затронутые писателем, обозначить темы актуальные нашему времени.

Театр определяет жанр спектакля – комедия – и дает подзаголовок «Сцены уездной жизни» (вспомним, что и Чехов называет комедией свой «Вишневый сад»).

В пьесе Горького сочные живописные ремарки: «Луговой берег реки; за рекою виден маленький уездный город, ласково окутанный зеленью садов. Перед зрителями сад – яблони, вишня, рябина и липы, несколько штук ульев, круглый стол, врытый в землю, скамейки…» Обильны и подробны ремарки – описания места действия и во всей пьесе. Цветущего вишневого сада в спектакле Малого театра мы точно не увидим. Пустое пространство сцены, широко распахнутое вглубь, ограничено слева высоким забором, покрытым серой облезлой краской, справа – такая же серая унылая беседка, в центре – деревянный, грубо сколоченный помост, словно лобное место уездного города. Кажется, что «вишневый сад» тут давно вырублен, нового ничего взамен не построено, да и не будет никогда построено на этом голом месте.

Обыватели, застывшие, словно в немой сцене в начале спектакля, начинают медленно оживать, зазвучит музыка вальса, все закрутится и засуетится, и – «Завертелся город Верхополье!» А завертелось и засуетилось горьковское захолустье в ожидании прибывающих инженеров-путейцев.

Вскоре появятся и они – «новые люди» – Цыганов (Валерий Афанасьев) и Черкун (Андрей Чубченко), которому «ужасно хочется растрепать эту идиллию».

Бережно и подробно, внимательно и объемно, в присущем ему психологическом стиле Малый театр рисует галерею обитателей этого горьковского Верхополья: городской голова Редозубов, упивающийся своей вседозволенностью (Владимир Сафронов), его добродушный круглолицый и запуганный сын Гриша, над которым он имеет безграничную власть (Алексей Коновалов), слабый и ничтожный Маврикий Монахов, муж местной роковой женщины Надежды Монаховой (Глеб Подгородинский), женишийся «на деньгах» женщины старше его, которую он не уважает, пустейший циник Архип Притыкин (Александр Дривень), Павлин Головастиков, занятый написанием толстенного бессмысленного опуса (Владимир Дубровский), мелкий служащий в казначействе Дробязгин, крадущий казенные деньги (Сергей Потапов), твердолобый деревенский парень Матвей, уверенный в том, что все в этой жизни, в том числе и приглянувшаяся ему невеста, покупается (Станислав Сошников), и целый «букет» таких разных – обворожительных, загадочных и просто красивых женщин.

Вот она палитра местных варваров, живущих в стоячем болоте скуки и пьянства уездного города, – от неприятного опустившегося персонажа, не имеющего даже имени – «Дунькин муж, личность неопределенная» (Сергей Вещев), занимающегося попрошайничеством, грубо уверенного в своем праве требовать себе жалование за работу своей дочери горничной у Черкуна, до городского головы Редозубова (Владимир Сафронов), убежденного в своей вседозволенности. Того и другого Черкун быстро поставит на место. «Вам лес на шпалы понадобится?» – снисходительно встречает Редозубов приезжих инженеров привычным деловым предложением. И тут же получает хлесткий ответ: «Когда будет нужно, мы вас позовём!» Легко узнаваемый типаж городского начальника и ответ, поставившего его на место Черкуна, не может не вызвать симпатии.

В своем стремлении «растрепать болото» Черкун вызывает определенную симпатию. В исполнении Андрея Чубченко, Черкун целеустремлен, красив, симпатичен, недаром вокруг него закрутится вскоре любовный многоугольник. Пугает некая прямолинейность и желание разрубать завязывающиеся вокруг него узлы, да и особых положительных перемен в жизни города после приезда инженеров не увидим. «Знание важнее нравственности», – говорит Черкун, а вот с этим уже трудно согласиться, но это лозунг нового времени, и он взят «новыми людьми» на вооружение.

Из двух приезжих радетелей новой жизни варварством более отличается Цыганов – циничным и развращающим поведением. Существование Цыганова – легко и бездумно. Приезжие инженеры спаивают добродушного Гришу Редозубова. Актер Алексей Коновалов в роли Гриши не жалеет сочных красок, создавая образ своего смешного круглолицего простодушного парня с первого его появления в нелепой шубе, которую его самодур-отец заставляет носить в жару, «выпаривая жир», быстро пристрастившегося к крепкому алкоголю с помощью «варваров» нового времени.

Пришельцы заводят романы (или пытаются их завести) с местными красавицами. О женщинах этого спектакля хочется сказать особо. Наиболее цельной кажется образ Анны, бесконечно привязанной и жертвенно любящей жены Черкуна (Ольга Жевакина). Непростая судьба у Пелагеи Притыкиной (Юлия Зыкова) – сначала типичная местная кумушка, одетая по последнему слову провинциальной моды, затем растрепанная, прибитая своим жуликоватым мужем, прибравшим к рукам и проигрывающим ее состояние, не брезгующим и казенными деньгами. А царит и правит бал в этом захолустье, проводя время в сплетнях и пустых разговорах, домовладелица Богаевская (Людмила Титова), в то время как ее племянница – любительница верховой езды Лидия (Мари Марк) – кружит голову местным мужчинам. Но всем им далеко до главной роковой женщины – Надежды Монаховой (Полина Долинская).

Хаос и абсурд бесцельного, бессмысленного существования приближает трагическую развязку. В Надежду Монахову в этом городе влюблены все: и местный доктор (Александр Волков), и домогающийся ее Цыганов. Вот только Черкун, которого она полюбила, и это чувство, кажется, пришло к ней впервые после бурной сцены, холодно ее отвергает. Роковая женщина в красном платье, явно не от мира сего, и она должна погибнуть.

Особенно хотелось бы выделить Глеба Подгородинского в роли Маврикия Монахова – маленький человек, посвятивший жизнь не любящей его жене, растоптанный и униженный, он в своем последнем монологе вызывает искренне сострадание и сочувствие.

За четверть века до «Варваров» Лев Толстой написал роман «Анна Каренина», где немаловажную роль играет образ железной дороги и который также заканчивается самоубийством главной героини. Роман был написан на том переломе времени, когда цепь железных дорог, прошедшая по России, изменив пространственно-временные связи в мире, изменила весь мир. Этот огромный переворот в мироустройстве, слом эпохи для русских писателей становится символом освобождения от вековых нравственных устоев, когда люди обретают право и свободу жить своими варварскими страстями, символом темной силы, движущейся по живому.

В 2016 году режиссер Владимир Бейлис репетировал «Варваров» на сцене МХАТ им. Горького. По разным причинам спектакль не появился в репертуаре. Ныне в спектакле Малого театра заняты двое бывших мхатовских актеров – Андрей Чубченко в роли Черкуна и Юлия Зыкова в роли Притыкиной, (кстати, не занятые тогда режиссером). Спектакль Малого театра у режиссера получился более строгим, определенным, графическим, лишенным мелодраматического эффекта. Что не отменяет в нем «пять пудов любви» и чувство сострадания к некоторым его героям, ведь любовь часто может быть беспощадной.

Впрочем, сравнения разных интерпретаций бессмысленно, в каждом времени свои «варвары». Особенно неплодотворным, на мой взгляд, является сравнение с давним легендарным спектаклем Георгия Александровича Товстоногова и не менее легендарным дуэтом – Луспекаев-Доронина. Нынешние «варвары» – они другие, менее необузданные в своем буйном варварстве и страстях, но более расчетливые, холодные, циничные и, возможно, более страшные.


Галина Степанова, "Театральный мир", №107 2020 г.


Дата публикации: 14.10.2020