Новости

ОТ ГАРРИ ПОТТЕРА ДО ЧАРЛЬЗА БУКОВСКИ: ПЯТЬ ЛЮБИМЫХ КНИГ АКТРИСЫ АНАСТАСИИ ДУБРОВСКОЙ

Актриса Малого театра — о наследственной любви к чтению и личной нелюбви к спойлерам.

На сцене Малого театра Анастасия Дубровская, в 2006 году окончившая Школу-студию МХАТ (курс Игоря Золотовицкого и Сергея Земцова), с одинаковой легкостью воплощает образы и юных девушек, и взрослых дам. В ее репертуаре купеческая дочка на выданье Липочка (спектакль «Свои люди — сочтемся!» по пьесе Островского) и горничная Алиса («Восемь любящих женщин» по Роберу Тома) соседствуют с Простаковой («Недоросль»).


Mos.ru попросил актрису рассказать о любимых книгах — и выяснилось, что свою книжную полку она тоже формирует по принципу разнообразия. Сага о «Гарри Поттере» стоит рядом с классикой советской детской литературы, а комикс Арта Шпигельмана «Маус» — с томиком Чарльза Буковски. Хотя сама Анастасия утверждает, что читает «не по работе» довольно мало.
— Благодаря моей профессии я все время что-то читаю — пьесы, сценарии. Правда, времени почитать для себя совсем мало. Когда я держу в руках книгу, мне важно никуда не спешить и ни о чем больше не думать.
Я выросла в читающей семье. Если мама берется за интересную книгу, то откладывает ее в сторону только после того, как перевернет последнюю страницу. Папа читает сборники стихов на ночь, у брата уходит несколько книг за неделю. Муж тоже читающий — он обожает специальную литературу. А я, к сожалению, в этом вопросе далеко не рекордсмен.
Тем не менее было трудно выбрать всего пять произведений, которые я люблю, — на самом деле их гораздо больше.

Александра Бруштейн «Дорога уходит в даль»
Это, пожалуй, одна из первых моих осмысленных книг. Впервые я прочла ее в детстве, но обожаю до сих пор. Этот экземпляр 1959 года выпуска, еще мамин, зачитан до дыр.
Книгу обязательно стоит читать всем девочкам, говорящим по-русски. Произведение автобиографичное, написано с юмором и очень легко воспринимается — будто проживаешь все события вместе с героиней Сашенькой Яновской, прототипом которой стала сама писательница.
Перед глазами проносится взросление героини, пришедшееся на конец XIX века: учеба в женском институте, общение с семьей, подругами. И все это — на фоне исторических событий: в Вильне (теперешний Вильнюс) проходит первая первомайская демонстрация, к поступлению Сашу готовит недавно вернувшийся из ссылки революционер, с близкими она обсуждает Мултанское дело о ритуальных убийствах, в которых обвиняли группу крестьян Вятской губернии, и дело о шпионаже французского офицера Альфреда Дрейфуса.

Николай Соколов «Убийство царской семьи»
Два года назад я была на гастролях в Екатеринбурге и в свободный день решила поехать по местам, связанным с царской семьей. Во время посещения храма на Крови, построенного на месте дома Ипатьева, где были расстреляны Романовы, я и увидела это издание.
Следователь Николай Соколов в 1918 году начал расследование убийства царской семьи и алапаевских мучеников по поручению Александра Колчака. Книга, впервые опубликованная в Берлине в 1925-м, представляет собой его личный дневник, стенограммы допросов. В начале 2000-х дело Соколова завершили сотрудники Генеральной прокуратуры, разыскав останки императора и его родных.
Читать очень интересно. Все время думаешь: а что было бы, если бы все пошло не так? Думаю, книга понравится всем, кто увлекается историей. По крайней мере, точно не оставит равнодушными. В Москве я это издание в продаже не видела — искала, но не нашла.

Арт Шпигельман «Маус»
«Маус» — единственный в мире комикс, получивший Пулитцеровскую премию, и первый и пока последний в моей жизни. Этот графический роман очень быстро читается, буквально за пару часов, текста там мало. Но читать его хочется долго, разглядывать все картинки.
Художник и сценарист Арт Шпигельман рассказывает историю своего отца, польского еврея Владека Шпигельмана, пережившего холокост. Маус по-английски «мышь». Все персонажи изображены в виде зверей: немцы — кошки, евреи — мыши, французы — лягушки, англичане — псы. Представители одной национальности выглядят одинаково, отличаясь лишь одеждой. Так автор наглядно демонстрирует абсурдность практики навешивания ярлыков.

Чарльз Буковски «Хлеб с ветчиной»
Чарльз Буковски — культовый американский писатель XX века, один из моих любимых. Я обожаю автобиографии, поэтому эта книга занимает почетное место на моей полке.
«Хлеб с ветчиной» — одновременно рассказ о детстве Буковски и портрет США времен Великой депрессии. Автор называет себя Генри Чинаски — это его постоянный псевдоним. «Можете даже решить, что это не я», — пишет он. Хитрец! Он говорил, что использует псевдоним в угоду читателям, желающим разоблачать автобиографичность его книг: «Они как бы могут говорить: “О, какой же он клевый! Называет себя Чинаски, но мы-то знаем, что это Буковски”».

Джоан Роулинг «Гарри Поттер»
Первую книгу про Гарри Поттера мне подарил брат, когда я училась на первом курсе Школы-студии МХАТ. Я прочла ее взахлеб. Потом с нетерпением ждала выхода второй. Я помню, как люди выстраивались в очередь около магазина «Москва», чтобы купить книгу первыми.
А когда вышла последняя часть серии, «Гарри Поттер и дары смерти», мой друг, однокурсник и кум Миша Милькис, написал мне, чем все закончится. А ведь я на тот момент только начала читать! Я надеялась, что он меня обманул, но нет, это был настоящий спойлер. Как ему за это отомстить, я не придумала до сих пор.
Книги о Гарри Поттере — это нечто особенное! Скажу банально, но это произведение учит добру и сочувствию, развивает фантазию, помогает верить в сказку. А еще когда я бываю в деревне и вижу какую-нибудь сову, то все еще надеюсь, что она принесет мне письмо из Хогвартса.


mos.ru, 1 ноября 2018 года


Дата публикации: 07.11.2018