Новости

ЕКАТЕРИНА БАЗАРОВА

ЕКАТЕРИНА БАЗАРОВА

Очерк Ольги Петренко из серии «Библиотека Малого театра», М., 2008.

Ответственный редактор серии «Библиотека Малого театра» В. Подгородинский

Под общей редакцией Г. Полтавской


В детстве она хотела быть клоуном. Что ж, далеко не все маленькие девочки мечтают стать актрисами: меня, например, неудержимо манил Космос. Однако «человек предполагает, а Бог располагает» - в конечном счёте мир недосчитался клоуна и космонавта. Я получила вполне земную профессию, а Катя Базарова поступила в Театральное училище им. Щепкина, на курс Юрия Мефодьевича и Ольги Николаевны Соломиных. В 1999 году она была приглашена в труппу Малого театра.
Начав, как и водится, с небольших ролей - впрочем, в Катином исполнении даже эпизодический персонаж выглядит ярко и сочно, вспомнить хотя бы кухарку Аксинью из «Пучины» А.Н. Островского, - в настоящее время Базарова является одной из ведущих актрис своего поколения. Десять крупных ролей за почти десять лет работы в театре. Забавно, но в её творческом багаже представлены, кажется, все слои общества: «криминальные элементы» (Маленькая разбойница в «Снежной королеве» Е.Л. Шварца), зажиточное крестьянство (Акулина во «Власти тьмы» Л.Н. Толстого), средний класс (Жюли из «Дельца» О. де Бальзака, Ирина Лавровна в «Последней жертве» А.Н. Островского), купечество (Липочка в «Своих людях - сочтёмся!», Лариса из «Не было ни гроша, да вдруг алтын» А.Н. Островского), чиновничество (Марья Антоновна в «Ревизоре» Н.В. Гоголя), «придворная камарилья» (Катерина из «Усилий любви» У. Шекспира), высшая знать (принцесса Эльза в «Снежной королеве» Е.Л. Шварца) и даже будущая королева Испании (принцесса Изабелла в «Тайнах Мадридского двора» Э. Скриба и Е.Легуве).
Екатерина Базарова - ярко выраженная характерная актриса, чьё дарование органично сочетает все оттенки комического, от мягкого лиризма в «Дельце» до откровенного гротеска в «Усилиях любви». Впрочем, по словам самой Кати, она всегда рада, когда её «выпускают из этих рамок». Прирождённая клоунесса, словно пришедшая из комедий дель арте, Катя мечтает о леди Макбет и чеховской Соне («Дядя Ваня»), справедливо полагая, что не умещается в понятие жанра.

«Мне кажется, - говорит Василий Иванович Бочкарёв, партнёр Базаровой по «Дельцу» и «Последней жертве», - что её индивидуальность, её амплуа очень подвижно. Она может играть и драматические, и комедийные, и эксцентрические роли, - у Кати богатейшее разностороннее дарование. Понимаешь, всё зависит от режиссуры, но, на мой взгляд, её стоит пробовать в любом жанре». Однако единственная пока что драматическая роль Базаровой - Акулина во «Власти тьмы», причём сыграла её Катя дважды, сначала в училище, а затем и на подмостках Малого театра.

Об актёрской природе Екатерины Базаровой размышляет известный театральный критик Вера Максимова: «Актрису таких неординарных данных, актрису, которую можно назвать странной, актрису, у которой подразумевается эксцентрическое, гротескное начало, безоговорочно берут в Малый театр, и это доказывает только то, что тип актёра Малого театра очень широк. В своём творчестве Катя может идти двумя путями. Первое - использование её данных впрямую, потому что у неё идеальная фигура, идеальная фактура. Мне кажется, что она очень пластична. Судя по Ирен («Последняя жертва»), она должна прекрасно танцевать. Потом, она очень хорошо носит костюмы. У неё странная, вот как бывает – красота не красота, но то пограничье, когда некрасота дороже правильной красоты. И при этом в ней чудится что-то более интересное, чем то, что Бог выкинул на поверхность. Это актриса обострённых гиперболических форм, редкий тип, особенно среди сегодняшних молодых.
Взять ту же самую Акулину. Базарова до предела обостряет рисунок, естественно, в согласии с заданием режиссёра. Безумие - значит Безумие, глухота -значит Глухота. Нелепая, странная, с пластикой будто «от водокачки»... Это ведь не её природное: помню, как я увидела Катю на Театральной площади в батистовом платье и сказала: «Боже, какая идёт интересная девица!» Но этот рисунок дан и выполняется с азартом, с упоением. Почему она понравилась критике московской? Ну, ещё Кудиновича - Акима хвалят, но следующей идёт Базарова. Потому что при странном, нелепом, иногда даже уродливом облике она дала ещё одну тему - невиновности. В ней есть что-то детское, когда она дразнит Анисью: «Дьявол, пёс ты, пёс!» Это не просто грубо, но это ещё ругается очень молодое существо, которое из-за своих выдающихся мозговых данных навсегда останется ребёнком. И думаешь: что такое? Никита - картинный парень, с пушком на щеках, песни поёт, бабы за него дерутся, - что такое, почему он выбрал Акулину? Я, например, не принимаю объяснение, что из-за денег - деньги не у неё, а у него, если идти от Толстого. Ну, во-первых, он дразнит своё семейство, которое ему обрыдло, дразнит в одночасье опостылевшую преступницу-жену. Никита тоже виноват, потому что скажи: «Не стану душить ребёночка!», и ничего бы не было, но Акулина-то невинна! У неё ребёнка отняли! Базарова играет, конечно, любовь к Никите, а для него она - единственная невинная среди тех, кто его окружает, если только не считать маленькую Анютку. Потом, посмотри, как Катя играет труженицу - на ней же можно воду возить: непрерывно что-то ворочает, что-то делает, куда-то бежит. Здесь дан предельно обострённый рисунок, но при этом актрисе удаётся сохранить добро, чистоту, явную любовь к Никите...
Её фактура позволяет играть исторические, костюмные роли, но мне кажется, что удел Кати - играть странные фигуры, странное в человеке, и она это делает в своих женщинах».

Если внимательно изучить послужной список Кати Базаровой, можно придти к интересному выводу: в её творчестве важнейшее место занимает тема взаимоотношений дочери и родителей. Липочка Большова, Жюли Меркаде, Лариса Епишкина, Ирина Лавровна, Марья Антоновна... Такие разные и такие узнаваемые! Вот «малышка Жюли» - для своего отца она становится подлинным спасением, помогая сделать первый шаг на пути к новой жизни, новым ценностям. Ирину Лавровну можно назвать настоящей папиной дочкой. Лариса Епишкина, несмотря на далеко не подростковый возраст, отчаянно бунтует против родителей, в то время как Марья Антоновна Сквозник-Дмухановская, кажется, уже смирилась с тем, что властная мать постоянно отодвигает её в тень. А на взаимоотношениях четы Вольтовых с дочкой строится конфликт одной из самых известных пьес А.Н.Островского «Свои люди - сочтёмся!»
Олимпиаду Самсоновну Большову, которую домочадцы ласково зовут Липочкой, Катя сыграла через год после прихода в Малый театр.
- Липочка стала твоей первой крупной ролью. Расскажи, пожалуйста, чем тебе запомнилась эта работа.

- Тем, как меня приняли коллеги. Их поддержка и доверие очень помогли. Я давно мечтала сыграть эту роль, «примеривалась» к Липочке. Кстати, когда я ещё в школе читала пьесу, почему-то в образе Самсона Силыча представляла себе именно Борцова. А потом Виктор Андреевич помогал мне вводиться. Он как-то сказал, что Юрий Мефодьевич говорил ему: «Её не трожь, Витя, она сама сделает, её не учи!»
За те 12 лет, что идёт спектакль «Свои люди - сочтёмся!», успело смениться несколько составов исполнителей. Неизменной остаётся только Людмила Полякова в роли Аграфены Кондратьевны, матери Липочки.

«Я вообще очень довольна молодым поколением, пришедшим в театр, - говорит Людмила Петровна. - Витя Низовой, Глеб Подгородинский, Инна Иванова - можно целый ряд назвать... И, конечно, Катя Базарова – на редкость яркая, заметная индивидуальность.
У меня ощущение, что Катя может играть всё - она так остро берёт рисунок, характерность. Конечно, она несколько ограничена каким-то режиссёрским видением. Но если у постановщика есть смелость и фантазия, то я считаю, что Катины возможности безграничны.
Судьба нас впервые столкнула в «Своих людях». У неё был поистине масштабный ввод, потому что всё-таки Липочка - это роль мирового репертуара. Любимое дитя, единственное дитя, на которое родители не надышатся. Ну, есть одна драма - замуж никак не выйдет.

- Интересны отношения матери-дочери. В «Своих людях» у вас такая идиллия, гармония...

- Спектакль довольно старый, выпущен давно, и за это время у меня сменились три «мужа» и четыре «дочки». К сожалению, режиссёр-постановщик Александр Четвёркин уже ушёл из жизни, вот и приходится, что называется, всё наполнять и дополнять собственной фантазией. Поэтому изначально я исхожу из того, что мы должны быть очень доброжелательны, очень любить друг друга, и вдруг внезапно, вразрез, что-то возникает и тогда происходит этот жёсткий поворот во взаимоотношениях. После смерти Чет-вёркина вводили новых исполнителей и пытались первую же сцену сделать острой - конфликт матери и дочери! Зачем? Утром проснулись две халды прекрасные - кувшин молока, ватрушки, пироги, то да сё. «Котик, радость ты моя!» А она танцует! И вдруг опять начинает про замужество... Ну, сколько же можно, сколько можно, потерпи немного, найдём мы тебе жениха! Нельзя же всё сразу, сразу только кошки... мышей ловят!
Образ развивается крайне интересно, - на наших глазах из халдеистой девицы Липочка вырастает в дамочку, которая ощущает себя красавицей и платит предательством за родительскую любовь.

Ввод - это всегда сложно. Хочешь -не хочешь, но тебя заставляют делать чужой рисунок. К чести Кати, надо сказать, что она в роли Липочки состоялась. Базарова не похожа ни на кого из предшественниц, играет по-своему, очень остро, интересно, ярко».
Следующая «родственная» встреча Людмилы Петровны Поляковой и Кати Базаровой состоялась через 6 лет, когда молодая актриса сыграла Марью Антоновну в гоголевском «Ревизоре». И если в «Своих людях» мать и дочь были подружками, то здесь отношения гораздо сложнее. Вспоминается полуироничная реплика Кости Треплева: «Видишь, моя мать меня не любит. Ещё бы! Ей хочется жить, любить, носить светлые кофточки, а мне уже 25 лет, и я постоянно напоминаю ей, что она уже не молода. Когда меня нет, ей только 32 года, при мне же 43, и за это она меня ненавидит».
Ни о какой ненависти, конечно, в «Ревизоре» нет и речи. Но то, что маменька порой откровенно «затирает» дочку, не вызывает ни малейших сомнений. «Она для меня одновременно и наперсница, и подруга, и соперница, - говорит Людмила Петровна. - Очень сложный тандем и очень сложная гамма взаимоотношений. Тем не менее, Анна Андреевна Машеньку любит, это видно невооружённым глазом. Да, я могу накричать на неё, могу и ревновать - и в то же время счастлива, что благодаря такому неожиданному стечению обстоятельств мы вышли в первые люди города, а там, глядишь, и Петербурга».

- «С «Ревизором» у нас был один день, - вспоминает Катя. - Я утром приехала часам к 12 в театр, мы почитали за столом, вечером и на следующий день порепетировали, а тем же вечером я сыграла. Очень люблю быстрые вводы, - это так мобилизует! К тому же, Хлестакова играет один из моих любимых партнеров, Дима Солодовник. Мы ещё в училище работали вместе в «Смешных жеманницах», у нас был прямой дуэт. Очень важно, когда партнеры чувствуют друг друга. И, конечно же, я очень рада работать с Юрием Мефодьевичем, потому что доверяю ему от и до и как режиссёру, и как педагогу. Его репетиции для меня всегда праздник».

Говорит Василий Бочкарёв: «Катя училась на курсе Юрия Мефодьевича, и я вижу, что он дал ей очень хорошие основы профессии. Понятно, что 4 года - это только-только маленькая ступенька, и наше ремесло предполагает постоянное развитие. Это тоже заслуга педагогов, когда молодому артисту и студенту вкладывается, что самое главное - учиться на протяжении всей своей жизни. Потому что меняются обстоятельства, меняется, можно так сказать, цвет индивидуальности, возраст, житейский опыт, и всё это преломляется через профессию. И чтобы стать действительно большим артистом, нужно всё время продолжать учиться. Катин постоянный рост над собой даёт надежду, что из неё получится очень большой мастер, потому что всё для этого имеется».
Если Липочка Вольтова стала первой крупной ролью Екатерины Базаровой в Малом театре, то Жюли Меркаде из «Дельца» - её первой премьерой. Главный герой пьесы Бальзака - заядлый биржевой игрок. Когда-то дела его шли блестяще, но потом компаньон, месье Годо, бежал в далёкую Калькутту, прихватив с собой 150 тысяч франков, и теперь Огюст Меркаде должен, кажется, всему Парижу. Разъярённые кредиторы крушат остатки интерьера, хозяин квартиры угрожает судом, а лучший друг считает непорядочным человеком. Но стоит только упомянуть дочь Меркаде, как происходит разительная перемена, ибо кроткий нрав и добрая душа «малышки Жюли» способны растопить любое сердце.
Эта роль принадлежит к числу лучших работ Кати Базаровой. Свежая, естественная, чистая, Жюли подобна цветку, распускающемуся с первыми лучами солнца. Актриса не играла, она жила на сцене - чем иначе объяснить тот мягкий внутренний свет, что исходил от её героини?
...Трудности, как и положено, начинаются, когда родители узнают, что дочка влюбилась, да ещё и в бедняка. Папины попытки запугать её рассказами о голодных мышах, толпящихся вокруг брачного ложа, не приносят должного результата. Но то, что кажется дельцу наивностью и инфантилизмом, на самом деле - глубочайшая душевная зрелость. Жюли становится своего рода катализатором, учителем Меркаде, помогая ему осознать, что важнейшая ценность в этом мире - настоящие, искренние чувства. На мой взгляд, и пресловутая некрасивость героини, которая так огорчает её отца, понадобилась Бальзаку лишь для того, чтобы Огюст Меркаде смог научиться отделять важное от второстепенного. Так что сетовать, что «дочку нельзя записать в актив», было абсолютно несправедливо.
...А «бедный» жених оказался сыном того самого Годо. Все долги уплачены, выводы сделаны, честь спасена.

Отца Жюли, неугомонного дельца Огюста Меркаде, сыграл Василий Бочкарёв:
«Катин приход в Малый театр и наша встреча в работе доставили мне большую радость. Я увидел актрису, подготовленную педагогами для того, чтобы сразу играть ответственные и серьёзные роли. Контакт взаимоотношений отца и дочери был найден очень легко. Во время репетиций «Дельца» Катюшенька подарила мне вырезанных из бумаги ангелочков, они и сейчас висят в моей комнате. Это тоже традиция Малого театра, когда товарищи обменивались приятными пустяками, помогавшими и в создании ролей, и просто в жизни. Малый всегда был большой семьёй, где артисты поддерживали друг друга. И мне очень нравится, что у нас в театре есть такая замечательная актриса и такой прекрасный красивый человек».

Ещё одной бесспорной творческой удачей Кати Базаровой стала Лариса Епишкина в комедии АН. Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Режиссёру-постановщику Эдуарду Марцевичу вместе с исполнительницей удалось найти очень интересные и неожиданные краски, во многом меняющие уже сложившееся представление об этой роли. Незамужней Ларисе 26 лет, возраст по тем временам критический. Кажется, сам Бог велел играть перезревшую, сверх меры озабоченную девицу, у которой голос плоти заглушает остатки разума. Однако тут совсем другой коленкор.
Первое появление Базаровой - Ларисы подано очень эффектно. Доверчивые зрители, наслушавшись рассказов о прелестях героини («Поглядеть любо-дорого, самый первый вкус»), ожидают увидеть неслыханную красавицу. Вместо этого на сцене возникает чучелко с вытаращенными глазками и размалёванными щёчками. Красавица оборачивается чудовищем. Как тут не вспомнить Жюли Меркаде, у которой душевная чистота делала незаметными внешние недостатки!
Базарова ведёт свою роль достаточно мягко, без нажима и излишнего комикования. Её героиня - особа противная, надо отдать должное, но все же она, в первую очередь, жертва семейного деспотизма. «Как хочешь, поворачивай, всё дрянь», - говорит про дочку купец Епишкин. Да и маменька Фетинья Мироновна, отзывается едва ли многим лучше: «...разумом недостаточна, дурой не назовёшь, а и к умным не причтёшь, так, полудурье». А великовозрастной девице, которую собственные родители стыдятся выпускать на люди, всего-то и нужна порция ласки, внимания и любви. «Простое женское счастье», ни о какой «озабоченности нет и речи. И так ей этого хочется, что палит Лариса по первой попавшейся мишени - соседскому дурачку Елесе.

Да и насчёт «полудурья» вопрос тоже спорный. По крайней мере, Епишкина-младшая ничуть не глупее своих родителей, а в умении подличать и делать пакости она даст сто очков вперёд даже бывалой Фетинье Мироновне. И уж совсем сложно представить Ларису битой кочергой, поленом и об печку.
В результате героиня получает всё, что ей нужно для счастья, - полную свободу и Елесю Мигачёва в придачу. Однако свобода Ларисы - это свобода жить на скотном дворе (именно так трактует Эдуард Марцевич место действия своего спектакля). Впрочем, сочувствовать ей не стоит, ведь Лариса не понимает, где находится. Из всех героев «Не было ни гроша...» это осознание присутствует, кажется, только у троих: Анны Тихоновны, Настеньки да «разжалованного в нищие» мелкого стряпчего Петровича.

Роль в «Последней жертве» Катя называет одной из самых любимых. Кстати, Ирина Лавровна открыла ей дорогу на основную сцену Малого театра, ведь до того все свои спектакли актриса играла в филиале на Большой Ордынке.

Головокружительное декольте, перья, дрожащий от страсти низкий голос... «Знойная женщина, мечта поэта», одним словом. Слегка утрируя, добавляя ярких и сочных красок (всё-таки Островский во многом сродни Кустодиеву!), Базарова создаёт остросовременный портрет молоденькой искательницы приключений, прикрывающей трезвый расчёт разговорами о «высокой поэзии». «Когда на неё смотришь, - говорит Вера Максимова, - возникает ощущение свежести, страсти, силы. Она замечательно передаёт человеческую глупость. Это тоже очень важно. Ум играть трудно, но куда труднее играть глупость и не впадать в карикатуру».
Поначалу Ирен Прибыткова выглядит точной копией своего папы Лавра Мироновича. Была в советские времена такая прослойка - «книжные» дети. Ко второму-третьему классу мы знали назубок Дюма, Майн Рида, Джека Лондона, Буссенара... Жизнь представлялась романтичной и справедливой, полной возвышенных чувств, преданных друзей, искренней любви. Порок всегда наказывался, а добродетель торжествовала. Так и Ирина Лавровна, вместе с отцом с утра до ночи читающая переводные романы, кажется неземной душой, напрочь оторванной от мирской суеты. И вот тут неожиданно выясняется, что Вадим разорён.
«Я могу говорить, что живу только высокой поэзией, - рассказывает Катя, - но когда я узнаю, что у Дульчина нет денег, его образ тускнеет в моих глазах. Вся романтика слетает с него, как листья с дерева. Я вижу это дерево, и понимаю, что оно - голое - меня не интересует. Другое, дело, когда были листья-банкноты!»
Разоблачение жениха приводит и к разоблачению Ирины Лавровны. Актрисе предоставляется счастливая возможность показать превращение мотылька в хищника. «Женщины вообще более расчётливы, несмотря на свою эмоциональность», - заметил по этому поводу Борис Клюев. Его Лавр Миронович остался романтиком до конца, с гордо поднятой головой отправившись в яму перечитывать «Графа Монте-Кристо».

Нельзя не обратить внимания, что зачастую персонаж Базаровой развивается в логической связке с ещё одной центральной героиней. Существуя на контрасте, они выгодно оттеняют достоинства и недостатки друг друга. Страдающая Настенька - и само вольная Лариса Епишкина, хитроумная Маргарита Наваррская - и пустенькая легкомысленная принцесса Изабелла, похотливая преступница Анисья - и любящая Акулина, нежная Герда - и грубоватая Маленькая разбойница... Та же ситуация и в «Последней жертве», где «африканской страсти» «Ирень» противопоставлена чистая, жертвенная любовь Юлии Тугиной. Хотя, признаться, сравнительная характеристика поцелуев, проведённая Флором Федулычем, несколько снижает драматизм противостояния двух героинь: «Этот поцелуй, Юлия Павловна, дорогого стоит. Да-с. Это от души...» И через пару минут, когда на шею дедушке бросается Ирина Лавровна: «Не то, разница большая...».
Катя Базарова молода, жадна до работы, круг её интересов как в житейском, так и в творческом плане необычайно широк. Да, актёрский хлеб зачастую горек, и не всем мечтам суждено исполниться в одночасье, но главное -верить в себя, не застывать на месте, а шаг за шагом идти вперёд. Впрочем, это относится к любой профессии. Мастера, с которыми я говорила о Кате, отзывались о ней исключительно в превосходной степени. Приведу напоследок ещё несколько цитат: «Очень одарённая, перспективная актриса» (Л.П. Полякова); «Катюша очень светлый талант, очень светлый человек. И она напоминает мне, это уже видно, замечательную нашу Татьяну Петровну Панкову. В них есть что-то общее - очень трогательное отношение и к профессии, и к самому великому Малому театру, и в жизни» (В.И. Бочкарёв); «Она кажется мне серьёзной, ищущей актрисой. Катя очень убедительна и правдива на сцене, всегда интересно подходит к своим ролям. Но, конечно, опыт, опыт! В нашей профессии это необходимо» (Т.П. Панкова).

Коллеги говорят о Кате Базаровой с искренней симпатией и теплотой. Впереди целая жизнь, чтобы оправдать их доверие.


Дата публикации: 03.07.2011